Выбор редакции

Дарья Митина, Матрац

Очередное заседание суда по делу Даниила Константинова было ещё более кафкианским, чем обычно.
Не буду вдаваться в излишние подробности, перечислю кое-что через запятую.
Следствие ухитрилось передать дело в прокуратуру для утверждения обвинительного заключения, не имея на это права — ни обвиняемый, ни защита не закончили ознакомление с делом. Дело передано с подложным протоколом о том, что защита якобы «отказывается от дальнейшего ознакомления с делом», о чем адвокаты, разумеется, заявили. Кроме того, в прокуратуру передано 11 томов дела, хотя и защите, и обвиняемому предоставили к ознакомлению 10. Откуда взялся 11-й том и что в нем находится, знает только Бог, а поскольку Бога нет, то не знает никто.
Следователь отказался ознакомить обвиняемого с «вещдоками». Вещдоки представляют собой, помимо карандашного эскиза воображаемого ножа, составленного по «воспоминаниям» вора-рецидивиста и героинового наркомана — единственного «свидетеля», — 7 мешков аудиопрослушек телефонных разговоров.
Сам «суд» проходил, как в кино — трибуна зрителей была окружена спецназом с автоматами, которые запрещали «громко дышать» и «переглядываться с обвиняемым». Судья Новиков демонстративно кемарил, не слушая ни защиту, ни обвиняемого, и всем своим видом показывал, что ему всё по барабану. Длинные монологи просто прерывал тогда, когда хотел, без объяснения причин. Все ходатайства защиты были отклонены, причем если на ранних этапах судьи удалялись выносить решение в совещательную комнату, то сейчас судья Новиков, не отрывая пятой точки от кресла, сразу, не дослушав ходатайство, сразу зачитывал заранее подготовленный отказ.
Но я сейчас не об этом.
Полгода Илья Константинов вел утомительные переговоры с администрацией Матросской тишины, чтобы разрешили передать Даньке ортопедический матрац (у него проблемы с позвоночником). И полугода не прошло, как начальник СИЗО разрешил. И вдруг начальника снимают за побег заключенного. Результаты переговоров обнулились.
На днях Даниил передал через адвокатов, что потребность в матраце сохраняется. Тогда к переговорам с сотрудниками ФСИН подключился один из членов Общественной Палаты. Сотрудники СИЗО по телефону сообщили ему, что, дескать, побывали в камере, спросили арестанта и он сказал, что здоровье его в порядке и никакие матрацы не нужны.
Интересно, когда всё-таки Илье удастся передать матрац и удастся ли вообще. Можем тотализатор замутить, кому интересно.
НОВОСТИ ПО ТЕМЕ