Выбор редакции

Александр Анненский, Для других закрытом...

Кто жил тогда - помнит:  до тех пор, пока в социалистической столице не сталкивался с той или иной проблемой, невозможно было  даже себе представить все сложности ее решения. Когда в 77-м умер отец,  в администрация отцовской киногруппы быстро осознали, что в нужные сроки проблему с подходящим кладбищем не решить. Опытный замдиректора сказал мне: «Съезди ты сам, Саня, к Михал Иванычу, он сейчас депутат Моссовета, он все расставит…».

Народный артист СССР, семидесятивосьмилетний Михаил Жаров, уже в который раз в жизни вновь должен был работать с отцом, исполняя главную роль в сериале по глуповатой книжке о сельском участковом, с которым в период простоя просто был вынужден запуститься Исидор Маркович.. Я  позвонил ему, он чувствовал себя плохо, но сказал сразу – давай приезжай.

Утром поехал на Котельническую набережную. Грандиозный высотный дом над рекой – одна из знаменитых семи московских «сталинских» высоток, в котором в свое время получали квартиры как награды многие выдающиеся деятели искусства, актеры, писатели, выглядел тогда торжественно и строго – громадный, отделанный мрамором холл, пальмы в кадках. Выйдя из лифта, я позвонил. Дверь мне открыл кто-то из домашних, и Жаров сам, кутаясь в старый халат с шарфом на горле, вышел в узкий коридор большой квартиры.

– Пойдем… – он поманил меня в какую-то маленькую комнатку, заваленную книгами, плотно закрыл за нами дверь, показал на шаткий стул. Дышал он тяжело – то ли от сильной ангины, то ли уже просто в силу возраста. В комнатке было темновато и пахло лекарствами.

Я начал было объяснять, но Жаров быстро махнул рукой.

– Я знаю… несчастье… Сиди… и скажи мне толком – что точно надо…

Он достал откуда-то с полки потрепанные записные книжки с выпадающими страничками, начал их листать. Наконец, отыскав в перечеркнутых листках нужный номер, пододвинул к себе старенький телефонный аппарат.

– Это Жаров говорит… да, спасибо… Есть Владимир Федорович? В ЦК?.. А первый зам?.. Ну, соедините с ним…. погоди – как его отчество напомни… Да, сейчас, сейчас… Здравствуйте, это Жаров…

Он прижал трубку ладонью и начал что-то говорить.

– Нет уж, это пусть как семья хочет… И почетное звание тоже есть… да. Конечно... Сессия?.. Я помню. Нет, я не уезжаю… Вам тоже. До свидания…

– Завтра с утра зайдешь к этому г*вну собачьему… им заявление от родственников надо.., – задыхаясь, он протянул мне нацарапанную на бумажном обрывке фамилию первого заместителя председателя Моссовета. – Вот, он все сделает… Скоро уже и я, видишь… – он закашлялся. – Позвонишь тогда?..

Заслуженного деятеля искусств России Исидора Анненского (автора  знаменитых кинолент  «Медведь», «Свадьба», «Анна на шее» и многих других) похоронили в земле только начинавшего тогда функционировать филиала Новодевичьего кладбища в Троекурово, это была первая урна в его истории.

Эта тридцатишестилетней давности история  припомнилась мне, когда попалось на глаза сообщение  об открытии сегодня   на 4- м километре Осташковского шоссе под Москвой  Федерального мемориального кладбища, строительство которого велось пять лет и стоило четыре миллиарда рублей. Предполагается, что на территории кладбища в 55 га будет размещено около 40 тысяч захоронений.

Русский Арлингтон,  если хотите… Запланировано, что тут, в  первом национальном мемориальном пантеоне будут подлежать погребению военнослужащие, проявившие доблесть и героизм, Герои России, ветераны войны, президенты ССССР и России, председатели палат Федерального собрания РФ, премьер-министры страны, министры и руководители военизированных ведомств, генералы армии, генерал-полковники. А также другие граждане – по решению Президента и Правительства.

Место на Троекурово, говорят,  стоит теперь как хорошая столичная квартира…  Может быть, поэтому на вроде бы, как пел Высоцкий, «для других закрытом»  филиале Новодевичьего сегодня уже с избытком многомиллионных захоронений из цветного мрамора и  дорогой бронзы, занимающих сразу по несколько отведенных участков, которые принадлежать ну  очень авторитетным людям… За ними уже непросто отыскать скромные могилы тех, кто были похоронены  тут первыми…..

Я думаю, что  на новом Федеральном кладбище не будет, как в Америке,  ровных и абсолютно одинаковых памятных плит с именами героев, отличающихся лишь  символами религиозной принадлежности похороненного.   

Наверное, совсем скоро покоиться на  новом Федеральном кладбище рядом с могущественным некогда начальством  очень  многие сочтут для себя почетным.

Боюсь, пусть и не сразу, пусть через пару лет, и тут появятся кичащиеся своим роскошеством   последние пристанища истинных хозяев нашего времени.

 Но как же не  хочется верить в это…

984330  

Фото из Википедии.

НОВОСТИ ПО ТЕМЕ