Выбор редакции

Навальный и выборы: что дальше

Оригинал взят у leonwolf в Навальный и выборы: что дальше

Алексей Навальный приговорен к пяти годам лишения свободы, Петр Офицеров к четырем годам лишения свободы. Двух заведомо невиновных людей "судья" Блинов отправил в тюрьму. Настоящее имя судьи, впрочем, всем известно.
Навального с нами теперь нет. Теперь уж точно: мы и есть сопротивление.
Выборы.
Уезжая в Киров Алексей оставил мне четкие инструкции относительно дальнейших действий при любом сценарии развития событий. Эти инструкции основаны на ясном понимании ситуации, которая складывалась в предвыборной кампании. Алексей присутствовал на каждой ежедневной планерке в штабе, и был до последней детали в курсе положения дел. Штаб поддерживает его решение.
Это решение заключается в том, что Алексей Навальный снимается с выборов мэра Москвы. Официальные документы об этом будут переданы в Мосгоризбирком, скорее всего, на следующей неделе. Мы более не считаем событие 8 сентября выборами, и не планируем выступать в качестве мальчиков для битья, участвовать в спектакле по превращению С.С.Собянина в "легитимного мэра Москвы".
В случае, если бы срок был условным, Навальный продолжил бы активную предвыборную кампанию. У нас было запланировано более 150 агитационных мероприятий (встреч с избирателями в формате митингов) с участием кандидата, мы возлагали большие надежды на его участие в дебатах и уличных мероприятиях. Наш кандидат был нашим главным активом и главным козырем. Лишаясь его, мы лишаемся и реальных шансов на победу. Роль же спарринг-партнера - бессмысленна. Как правильно вчера заметил Сергей Пархоменко, "Нет Навального - нет и выборов".
Собянинский сценарий понятен: зарегистрировав Навального и не дав ему вести избирательную кампанию, победить единственного конкурента с разгромным счетом в первом туре. Непонятно только одно: зачем нам играть по собянинскому сценарию. Нет уж, надо за флажки, надо ломать их игру - и чем раньше, тем лучше.

Конечно, политические активисты проголосовали бы за Навального в новой ситуации еще с большим желанием и большей охотой. Но выборы - это не про политических активистов, это про избирателей. Мы занимались этими выборами и настраивали агитационную машину таким образом, чтобы их выиграть, иной цели у нас не было. Начав с рейтинга около 4-5%, мы прибавляли около 3% каждую неделю, и мы достигали этого результата путем простого информирования. Мы раздали около 400 тысяч листовок за первую неделю активного "кубического процесса", и эти листовки не отправлялись в мусорные урны: мы видели, как внимательно избиратели изучают их. Наши волонтеры ставили эксперименты: например, раскладывали листовки в половине подъездов большого дома, а потом, обходя каждую квартиру, через неделю, проводили опрос - в подъездах, не охваченных листовками, соотношение голосов было 3:1 в пользу Собянина, в охваченных - 1:1. И это было результатом только простого информирования, без серьезного агитационного давления. Мы знали, как довести нашу сеть агитаторов в Москве до 30-40 тысяч человек (с нынешних 1500), как напечатать и распространить 15-20 млн экземпляров агитационной продукции. Мы были готовы к тому, чтобы победить на настоящих выборах.
Но почти при каждом агитационном контакте простые избиратели задавали один вопрос: "но его же посадят? зачем тогда за него голосовать?". Или даже так: "а разве его уже не сняли с выборов? мы по телевизору слышали что-то такое!". Простейшая "политтехнологическая" аксиома - избиратели голосуют за того, кто, как им кажется, может победить. Важнейшая задача в предвыборной кампании - показать избирателю, что он не один такой, что его соседи и знакомые тоже готовы поддержать кандидата. Показать, что его голос не пропадет понапрасну. Увы, в ситуации, когда кандидат сидит в тюрьме, и об этом постоянно говорят все телеканалы, никаких шансов на массовое голосование обычных избирателей нет, а 2-3% голосов политактивистов погоды не сделают. [Возможно, мы где-то глубоко заблуждаемся, но всю логику этого рассуждения мы проговаривали с Алексеем несколько раз, каждый вечер в последнюю неделю - и мы не видим в ней изъяна].
Участвовать в псевдовыборах, спланированных таким образом, чтобы не дать кандидату никаких шансов - нет смысла. Снятие же с выборов не только ломает всю благостную картинку Собянину, но и развязывает руки нам - уходят все ограничения, от согласования листовок в Мосгоризбиркоме до сложной процедуры ведения "избирательного счета". И, конечно, абсолютно в пользу бедных все разговоры о том, что "ну приговор же не вступил в законную силу, ну давайте подождем апелляции, мало ли что вдруг". Не мало ли что, и не вдруг. Сроки исчислены как раз таким образом, чтобы приговор вступил в силу аккурат под самые выборы или сразу после них, когда уже нет времени сняться. Чтобы наша агитационная машина отработала на столь нужную Собянину явку, и чтобы мы потом не успели ее развернуть в обратную сторону.
Так понятнее?
Штаб.
Штаб Навального продолжает свою работу. Мы выстроили отличную агитационную машину, у нас есть ресурсы, ИТ-инфраструктура, волонтеры и все остальное. Мы с самого начала анонсировали, что при любом раскладе будем вести агитационную кампанию до 8 сентября, и мы действительно планируем это делать.
Только, конечно, эту кампанию сейчас предстоит переориентировать. Мы должны суметь объяснить москвичам, что выборы у них украли опять - не "украдут 8 сентября", а "уже украли 18 июля". Что никаких выборов не будет. Что никакая стратегия "голосуй за любого другого" не сработает. Сергей Собянин будет объявлен мэром утром 9 сентября, "выиграв" "выборы" у подставных "конкурентов", после того, как единственный настоящий конкурент был посажен в тюрьму.
Это будет очень сложно сделать, но у нас есть нас штаб и наша агитационная машина, наши волонтеры. Вы все - те, кто и есть сейчас сопротивление.
Не пропадет зря и работа наблюдателей и членов комиссий с правом решающего голоса - вместо того, чтобы быть нотариусами при "честной" победе Собянина на выборах, они засвидетельствуют, как легенда "Собянин - мэр всех москвичей" куется на пустых избирательных участков, путем подвоза автобусов с дворниками.
Мы покажем - мы должны показать - всем городу, что никаких выборов нет, и никакого мэра нет.
Как мы это сделаем - мы еще (вместе с вами) обсудим и расскажем.
Манежка.
Сегодня, 19.00.
Не допускать провокации, не поддаваться на провокации.
Алексей просил передать просьбу: никто не должен уйти сам.
В автозаках всего-то 1000 мест, нас будет гораздо больше.
У вас еще есть время позвонить 20 друзьям.
У вас еще есть время все обдумать и решиться.
Вам надо там быть: ради Алексея Навального и его семьи, ради Петра Офицерова и его семьи, но прежде всего - ради самих себя.
Точка сборки.
От себя добавлю.
У меня тут была дискуссия с одним умным человеком, которого я очень уважаю. "Зачем вы снимаетесь? Как вы не понимаете? Ведь 8 сентября смогло бы стать новой точкой сборки протеста, как 4 декабря!".
Фига с два, уважаемый умный человек.
К 8 сентября каждый съездит в отпуск, а кто и по два раза. К 8 сентября пройдет боль. Притупится даже щемящее чувство несправедливости (про которое каждый думает, что это - навсегда; увы!). К 8 сентября каждый снова научится обманывать себя лестничкой новых надежд: ну а может быть апелляция? ну а может быть на выборах Алексей выиграет? ну а может быть амнистия?
Увы!
Наладится жизнь. Будут собраны деньги для семьи Офицерова. Будет работать "Фонд борьбы с коррупцией". Будут новые несправедливости, на фоне которых даже сегодняшний ужас померкнет.
Точка сборки - только одна, и она сегодня. Через полтора часа.
Один за всех уже поработал, теперь - все за одного.