Выбор редакции

Неопубликованное интервью (вопросы из Ташкента, ответы мои)

Некоторое время назад я получил из Ташкента письмо от Рахматилло Ахмедова. В письме была просьба ответить на вопросы журнала «Экономическое обозрение». Я согласился и попросил прислать вопросы. После чего ответил на них.
Вопросы редакции данного журнала (так, как они были редакцией сформулированы) и мои ответы на них вы найдёте ниже. С моим кратким письмом.
Но сначала я привожу здесь несколько удивившее меня письмо г-н Ахмедова, полученное мною после того, как я переслал ему свои ответы.
Впрочем, ничего (почти ничего) зря не происходит. Теперь я могу опубликовать свои ответы здесь.
***
Уважаемый Виталий Товиевич,
Наша редакционная политика предусматривает, что окончательный вариант текста публикации определяется редакцией, чему противоречит Ваше условие, что бы Ваше интервью было опубликовано без изменений. Мы уважаем Ваше требование, но пойти на него не готовы, хотя бы потому, что самый развернутый ответ уходит в другую сторону от заданного вопроса. Поэтому мы с сожалением вынуждены отказаться от своего замысла публикации данного интервью.
Нам очень жаль, что так получилось. Извиняемся за то, что заняли Ваше время.
С уважением,
От имени редакции журнала «Экономическое обозрение»
Р.Ахмедов, старший научный сотрудник отдела информационной аналитики
Центр экономических исследований, Ташкент/Узбекистан
***
Уважаемый Рахматилло! Я ответил на все Ваши вопросы. Прошу не изменять и не корректировать мои ответы. Либо так, либо вовсе не печатайте. Спасибо! Успехов!
Виталий Третьяков, Москва. 8 июля 2013 г.
Вопрос: Вы человек многогранный. Журналист по образованию, признанный политолог , создатель СМИ и факультетов, а также владелец различных структур. А каково Ваше призвание? Кем Вы себя ощущаете?
Ответ: Насчёт того, что я «владелец различных структур» - слишком сильно сказано. Правильно то, что создаю я, а владеют потом тем, что я создавал, какие-то другие люди. Типичная, увы, ситуация.
Моё призвание – быть журналистом. Им я себя и ощущаю. Только таким журналистом, который делает не то, что все остальные, а нечто иное, в том числе – создаёт новое не только в виде текстов, но и в виде СМИ. Правда, на это всегда нужны деньги. И вот где их взять – это большой и сложный вопрос.
Вопрос: А что можно сказать о политтехнологиях? Где кончается реальность и начинаются политтехнологии? Политтехнологии являются продуктом общества или то, что называется современным обществом является продуктом политтехнологий?
Ответ: Политтехнологии, так не именуясь, существовали всегда – с тех времён, как возникла политика. То есть со времён античного полиса.
Политтехнологии – это в принципе система манипуляций сознанием и поведением масс людей, имеющих политические права, в первую очередь – право голоса.
С одной стороны, политтехнологии это всегда нечестно. С другой стороны, без политтехнологий функционирование нынешних политических и государственных механизмов остановилось бы.
Но то, что современные политтехнологи скорее отдаляют нас от демократии. Чем приближают к ней, для меня очевидно.
Другое дело, что без некоторых политтехнологий в мире бы каждодневно совершались бунты, революции и перевороты, а это не слишком благостная перспектива.
Вопрос: Нынешнее торжество демократии, как лучшей формы государственного устройства. Когда то полмира верило в социализм и торжество коммунизма. Насколько, на Ваш взгляд, реальная данность в отношении механизма принятия решений, соответствует декларируемым постулатам демократии в демократических странах? Или же все это, как и в случае с социализмом, результат политтехнологий?
Ответ: Нынешняя демократия есть система сохранения власти у правящего класса (прежде всего, крупных собственников и их политической обслуги) – сохранения власти путём внешне демократических и прозрачных процедур.
Позитивные стороны демократии видны нам только на фоне авторитарных режимов и деспотий. Когда последние исчезнут, то ничего позитивного в демократии мы не обнаружим. Это будет демократический тоталитаризм, к которому мир усилиями прежде всего США и Евросоюза успешно движется.
Сказанное не означает, что я за авторитаризм и деспотии. Я просто за естественное политическое развитие разных стран и государств, а также против однообразия, в том числе и политического.
Вопрос: При наблюдении за продвижением демократии, демократическими революциями зачастую возникает ощущение дежавю. Используемые приемы и тезисы используют широкий спектр политехнологического наследия от дореволюционных большевиков до комсомольских вожаков позднего СССР. Что это – увядание творческой мысли современных политтехнологов или же общества, как по спирали периодически оказываются в одном и том же самом ценностно – мотивационном настрое, в котором уже казалось бы давно забытые приемы вновь начинают эффективно работать? Применима ли здесь формула, что история повторяется в виде фарса или нет?
Ответ: Всё в этом мире повторяется. А политика, как и 100, 200, 1000 и 4000 лет назад, есть борьба за власть и за её удержание.
И этим всё сказано.
Просто сейчас трудно скрыть то, что раньше удавалось скрывать. Всем всё видно, но сделать никто ничего не может. Те, кто у власти, отдавать её никогда не хотят.
Вопрос: В среде политологов было много споров по поводу «суверенной демократии». Может ли в современном мире демократия, признаваемая демократическим сообществом за демократию, быть «суверенной» или лучше сказать, «национально ориентированной»? Этот вопрос возникает при сравнении предвыборных обещаний и Буша и Обамы заняться собственными проблемами Америки, за что их и выбрали, с тем, как в дальнейшем их администрации тратят деньги налогоплательщиков на решение различных проблем в других странах мира. С ЕС примерно та же ситуация.
Ответ: Я впервые огласил сам термин «суверенная демократия» - с оговоркой, что не я его придумал. Мне жаль, что российское руководство отказалось от этой концепции, ибо я считаю её 1) правильной, 2) честной. Что такое суверенная демократия? Это демократия, учитывающая национальную специфику и не подчиняющаяся другим демократиям. Вот и всё.
На месте российского руководства я бы не отвергал эту концепцию и не стыдился её, тем более, что в реальной политике руководство России пытается этой концепции следовать. Хоть и далеко не всегда успешно.
Вопрос: Национальные СМИ теоретически зависят от благосостояния своей страны, то есть платежеспособности своей аудитории, национального бизнеса, как рекламодателя. Поэтому можно было бы ожидать, что они заинтересованы прямо или косвенно продвигать национальные интересы, отстаивать национальную точку зрения. Можно ли в этом плане дать сравнительную характеристику ведущих СМИ западных стран и постсоветского пространства – у кого это лучше получается? Могли бы Вы также охарактеризовать ведущие печатные СМИ России– что Вам в них нравится, а может быть и не нравится?
Ответ: Сохранение национальных СМИ, то есть СМИ, частных или государственных, работающих на основе отстаивания национальных интересов своей страны – необходимое условие национальной независимости.
У российских СМИ много проблем и недостатков, но это долгий разговор. Главное, впрочем, что многие из них работают не на страну, а на интересы своего владельца (частного лица или власти), а не на интересы страны.
Вопрос: Вы создатель Высшей школы телевидения при МГУ. Во – первых, какие у телевидения перспективы на фоне бурно растущей аудитории интернет и социальных сетей? Во – вторых, как активно идет дефрагментация телевизионной аудитории по телеканалам по интересам? И, в-третьих, не появляется ли по мере развития технологий стремление к гибридизации телеканалов с социальными сетями?
Ответ: Телевидение никуда не исчезнет. Непрофессионалы из сети никогда не смогут конкурировать с профессионалами. Самые мощные телекомпании стремительно обживают сеть.
Одиночки не могут успешно противостоять сплоченной корпорации. А у общенациональных телеканалов в руках главное – общенациональный телеэфир. И этим всё сказано.
Вопрос: Вы издавали журнал «Политический класс», выпуск которого уже долгое время как приостановлен. Можно ли выделить вкратце характерные штрихи и различия в политической культуре, скажем Китая, Запада, исламского мира, постсоветских государств? Можно ли препарировать в том же плане по национальным особенностям западную политическую культуру? И чем объясняется приостановка выпуска журнала? Будет ли он вновь выходить?
Ответ: Выпуск «Политического класса», который выходил пять лет, остановлен из-за того, что я не смог дальше добывать средства на его издание.
Мировая цивилизация возникла и развивалась на основе принципа разнообразия. Единообразное стагнирует и погибает. Что в животном мире, что в человеческом.
Есть всего два способа управления – командно-административный (авторитарный, иерархический) и демократический (сетевой). В разных частях человеческой цивилизации сочетание этих двух принципов управления разное. Где-то больше демократизма, где-то больше администрирования. И навязывать всем одну модель глупо и преступно. Став единообразной (даже демократически единообразной), человечество погибнет.
Вопрос: Можно ли уже говорить о том, что существует и международная управленческая элита, деятельность которой непосредственно связана с обслуживанием глобального управления. Можно ли вкратце обрисовать эту тему – пути рекрутирования этой элиты, представительность, характерные особенности относительно национальных элит? И как Вы оцениваете уровень ее компетентности на сегодняшний день?
Ответ: Да, мировой правящий класс существует. Это, прежде всего, элиты Запада, а также коррумпированные ими элиты во многих других государствах.
Пути рекрутирования просты: учишься в наших университетах, внедряешь у себя наши законы, покупаешь наше оружие. Ну и так далее. Плюс – коррумпирование: делай так, как мы приказываем, и мы закрываем глаза на твои грехи.
Уровень компетентности мировой элиты (а это в основном представители Запада) явно снижается. Достаточно привести пример разрешения однополых браков. Только недалёкие или безответственные люди могут разрешать то, что автоматически подрывает способность их народов к продолжению жизни. Плюс уже упомянутое мною навязывание всем единой модели политического устройства. Те, кто не понимает, что однообразие ведёт к гибели, не могут считаться компетентными людьми.
Вопрос: Насколько в сфере Ваших профессиональных интересов находится Центральная Азия? Какие яркие и интересные моменты Вы могли бы выделить в центральноазиатской аналитике и СМИ?
Ответ: Сейчас я не очень часто бываю в странах Центральной Азии – даже в Узбекистане, по-моему, уже четыре года не был. Так что ответственно судить о происходящих здесь процессах не могут. Тем более не могу оценивать экспертов и СМИ этого региона – за этим я просто не слежу.
Я слежу за странами этого региона лишь в контексте мировой политики и их отношениями с Россией. Кратко могу сказать только одно6 ситуация тревожная. Мировой полицейский не справляется со своими обязанностями. Так что либо будет традиционная региональная солидарность и кооперация (в данном случае – с Россией), либо многие из этих стран скоро попадут под власть тех, кто ныне пытается захватить власть в странах так называемого Большого Ближнего Востока.
В мире всегда доминировали и будут доминировать так называемые Великие державы. У малых и средних стран нет шансов стать новыми Великими державами. Они должны выбрать, союзником какой из существующих (в истории и в сегодняшнем мире) великих держав они будут. Так развивалась и будет развиваться человеческая история.
Тот, кто превратился в сателлита США, должен осознавать, что время господства этой Империи подходит к концу. Слишком большой кусок мира она подвела под свой контроль.
Независимость – для всех, кроме самих Великих держав (а это те, кто так или иначе был таковыми последние 500 лет), это оптимальный выбор главного союзника. А независимости ото всех просто не существует.