Выбор редакции

Молдавия воюет с русским языком

В Молдавии разворачивается «охота» на русский язык. Судя по всему, руководство страны решило полностью вытеснить его из официальной сферы. Примечательно, что речь идёт о борьбе с языком, который существует на территории Молдавии испокон веков. Причём не только в Приднестровье, но и в Кишинёве. Русский язык в Молдавии есть везде Автор этих строк недавно путешествовал по Молдавии. Особо воинственных настроений и большого количества агрессивно настроенных русофобов наблюдать не пришлось. Во втором по величине городе страны Бельцы и в ряде малых городов и сёл на севере республики русская речь слышна чаще молдавско-румынской. В Кишинёве государственный язык преобладает, но русский всё равно слышен на каждом шагу. И говорят на нём местные жители – туристов в городе раз, два и обчёлся. Согласно переписи населения Республики Молдова (без Приднестровья) 2004 года, русский язык считают родным 16% населения. Социологические исследования показывают более внушительную цифру – до 42%. Свободно говорят и пишут по-русски 68% населения, ещё 18% говорят без проблем, но пишут с ошибками. Совсем же не понимает по-русски… один процент жителей страны. В Кишинёве даже молодые люди разговаривают на «великом и могучем» без акцента. Владеют им свободно и в сельской глубинке, где он является или первым, или вторым родным. Двуязычные люди встречаются на каждом шагу. Этим Молдавия существенно отличается от некоторых стран Средней Азии, Грузии или государств Прибалтики, где молодёжь титульной нации русский язык уже практически не знает. Подобное положение вещей не нравится некоторым представителям правящего в Молдавии «Альянса за европейскую интеграцию», пытающимися казаться большими румынами, чем сами румыны. Стремясь максимально превратить страны во «вторую Румынию», они всеми правдами и неправдами вытесняют русский язык из официальной сферы. Минувшей весной депутат парламента от прорумынской и русофобской Либеральной партии Анна Гуцу внесла законопроект о лишении русского статуса языка межнационального общения. Принят он пока не был, однако многие чиновники и в центре, и на местах, кажется, восприняли его как руководство к действию. Во всяком случае, прошедшее лето благодаря действиям «румынизаторов» выдалось для русскоязычных граждан жарким. Учиться и митинговать только по-румынски В преддверии начала нового учебного года в селе Олэнешть муниципия (округа) Штефан-Водэ кипели нешуточные страсти. Чиновники там открыто проигнорировали решение районного суда, отменившего их решение о закрытии местной русскоязычной гимназии. И вот румынизаторы от образования вместо того, чтобы отворить двери учебного заведения… закрыли гимназию. Ближайшая к Олэнешти русская школа находится в 30 километрах. Следующее новшество взволновало родителей по всей стране. Выяснилось, что полагающийся школьникам комплект учебников на русском языке стоит примерно на треть больше, чем на государственном. Смекалистые школьники вроде бы нашли выход – теперь учебники берут в аренду. Возможно, запрет на такое действие не введён по той причине, что подобная картина наблюдается и в школах с государственным языком обучения. Свои неприятности случились и у выпускников. Так, у абитуриентов, закончивших русские школы, в некоторых вузах страны отказались принимать документы для продолжения обучения уже на государственном языке. Мол, идите учиться  на русском! А тем временем русские группы в вузах тоже урезают. Пришлось вчерашним школьникам идти в суд и уже там отстаивать свои права. На первый раз удалось. Но надолго ли? В конце августа свой «сюрприз» подарили соискателям молдавского гражданства из числа уроженцев других стран. Так, им запретили сдавать экзамен на знание конституции  на русском. Чиновники объяснили свои действия так: дескать, претендентам на заветный молдавский паспорт и так необходимо сдавать ещё и экзамен по румынскому языку. А тут пусть они покажут, как выучили его. То, что русский язык сохраняет статус языка межнационального общения, бюрократов не волнует. В конце июля на всю Молдавию прогремело решение суда по делу лидера ячейки «Лиги русской молодёжи» в городе Бельцы Виктора Калашникова. Его приговорили к штрафу только за то, что он по-русски выражал недовольство приездом в страну президента Румынии Траяна Бэсеску, не раз именовавшего Молдавию «вторым румынским государством». Оказывается, протесты не на государственном языке… противоречат административному кодексу. И подобное решение суда – отнюдь не первое. Недавно молдавские правоохранительные органы завели уголовное дело уже на общенационального руководителя «Лиги русской молодёжи» Игоря Тулянцева. Он был виноват в том, что публично показывал фотографии времён Великой Отечественной войны с надписями  на русском. Интересно, что же тут в глазах румынизаторов хуже – то, что неправильно говорил о тех временах или то, что делал это на «неправильном» языке? Русский язык в Бессарабии был почти всегда Разумеется, радетели за всё румынское стараются подвести под свои действия историко-идеологическое обоснование. По их мнению, наличие в Молдавии устойчивой русскоязычной среды является наследием «советской оккупации», когда в 1940 году её оторвали от матери-Румынии. Если же данный довод кажется неубедительным – они копают «глубже». Дескать, был ещё 105-летний период «оккупации» Бессарабии Российской империи (1812-1917 гг.). Естественно, подобное совершенно не может относиться к Приднестровью, где русский язык полностью преобладает. В состав Российской империи левобережье Днестра вошло раньше Бессарабии, и частью Румынии в 1918-1940 году не было. И даже в составе средневекового Молдавского княжества не находилось. Кроме того, русский язык предпочитают гагаузы и болгары, населяющие Гагаузскую автономию. Они на нём и учатся, и говорят в быту, и не считают его «оккупационным». Однако точка зрения румынизаторов общественной жизни входит в противоречие и с историей Бессарабии – основной части Молдавии. Так, ещё тысячу лет назад в районе современного Кишинёва жило славянское племя тиверцев. Спасаясь от кочевников, большинство их ушло на север. Но некоторые остались, и их потомки в XIV веке стали подданными Молдавского княжества. Между прочим, его официальным языком был церковно-славянский. Русский язык присутствовал в Бессарабии задолго до того, как в 1812 году по итогам русско-турецкой войны она вошла в состав России. Ещё с конца XVII века на её территории начали появляться сёла русских старообрядцев. Никаких молдаван они не выгоняли – благодаря номинальному подчинению Османской империи и многочисленным войнам эти земли пустовали. В XVIII веке по-русски говорили значительная часть молдавской знати. Вспомним, например, поэта и дипломата XVIII века Антиоха Кантемира – сына сподвижника Петра I, молдавского господаря Дмитрия Кантемира. Славяне и носители восточно-романского языка (молдаване) веками жили рядом на одной земле. Они очень часто вступали в брак друг с другом – благо, и те, и другие исповедуют православие. Во многих городах и сёлах Молдавии есть люди, которые не могут точно сказать, молдаване они или славяне. Дети же в смешанных семьях или полностью русскоязычны, или двуязычны. А чистокровные молдаване даже в сёлах с детства слушают русскую речь, и она очень быстро перестаёт быть им чужой. Собственно говоря, нынешние молдавские власти повторяют политику руководства Румынии в 1918-1940 гг. Оно тоже закрывало в Бессарабии русские школы и газеты, но желаемого не добилось. К концу 1930-х гг. значительный процент населения Кишинёва продолжал говорить по-русски. В 1941-1944 гг. союзная Гитлеру Румыния вновь заняла Бессарабию, но на почве полного искоренения «великого и могучего» снова не преуспела. Запреты делу румынизации не помогают Активная борьба с русским языком руководству Молдавии пока мало что даёт. Так, заместитель декана филологического факультета Кишинёвского университета недавно с грустью посетовал, что в 2013 году на специальность «румынский язык и литература» поступило на четверть меньше студентов, чем годом ранее. И это притом, что им, в отличие от русскоязычных «собратьев», помогают из госбюджета. А вот русские группы переполнены, несмотря на сокращение. Так в чём же дело? Просто для двуязычного вчерашнего школьника и его родителей встаёт вопрос о качестве образования. И выясняется, что на русском языке существует куда больше литературы практически по любому предмету, нежели на румынском. На большей части территории Румынии вопрос о языке не стоит – там исторически говорят на одном языке. У молдаван же положение другое. Примечательно, что и сами румынизаторы невольно рекламируют русский язык. Так, в начале года случился любопытный эпизод с участием мэра Кишинёва, одного из лидеров прорумынской Либеральной партии Дорина Киртоакэ. Политик, приходящийся племянником ярому русофобу, бывшему и.о. президента Михаю Гимпу, проводил совещание. И не сдержавшись, начал ругаться по-русски. В помещении все знали государственный язык, но он говорил, как ему привычно… Господин Киртоакэ стал живым доказательством естественности существования русского языка в Молдавии. И борьба с ним – это борьба с историей собственной страны и собственного народа. Ничем хорошим подобное не закончится. Как минимум оно повлечёт за собой отъезд из Молдавии десятка-другого тысяч квалифицированных специалистов и сотен тысяч простых штукатуров или плотников. Отъезд не на заработки – навсегда. Руководители Республики Молдова и мысли не допускают, что могут окончательно потерять Приднестровье. А ведь его русскоязычные жители в 1992 году уже выступили с оружием в руках против румынизации. И им вряд ли захочется воссоединяться с государством, где русский язык находится под запретом. Да и с Гагаузией на почве русского языка у молдавских властей возникает всё больше трений. Они что – захотели больших проблем ещё с одной территорией?            

НОВОСТИ ПО ТЕМЕ