Выбор редакции

Алексей Мельников, Провал 5 декабря

5 декабря 2011 года может считаться датой начала протеста «рассерженных горожан», началом формирования постепенно слабевшего движения, частью своей зашедшего в болото национализма, а частью и вовсе распавшегося. Именно в этот день протест против фальсификации выборов в Госдуму России 4 декабря выплеснулся на улицы Москвы.

Прошло два года. Перемен во власти нет. Изменений системы нет. Рейтинги власти по-прежнему высоки, несмотря на экономические трудности и коррупционные скандалы. Надежды на перемены европейского стиля смутны.

Как так получилось? Почему движение «рассерженных горожан» не привело к смене власти в России? Почему лидеры гражданского протеста оказались неспособны добиться положительного результата? Что нужно делать?

Писатели, поэты, сатирики, телезвёзды и общественные деятели допустили серьёзную ошибку, стараясь представить в декабре 2011 года протест как неполитический, имеющий неясную общественную природу. Хотя этот протест мог стать политическим по сути и европейским по направлению – имеющим целью утверждение в нашей стране ценностей европейского общества, предполагающего свободные выборы.

Как только политическое, европейское острие протеста было притуплено, как только единственная имеющаяся демократическая оппозиция, которая могла этот протест возглавить, «ЯБЛОКО», силой была отодвинута в сторону, началась его деградация. Почувствовавшая аморфность опытная, искушённая властная система волчьей хваткой вцепилась в своего противника.

Дальше последовало отстранение от президентских выборов отца демократической оппозиции в России Г.А. Явлинского, отказ «рассерженных горожан» всеми силами протестовать против этого решения, отчаянное голосование потерявших голову людей, частью брошенных, частью обманутых лидерами, за иную ипостась существующей в России коррумпированной системы – участника «залоговых аукционов» М.Д. Прохорова.

После этого начался очевидный спад протестной волны – бесцельные «марши миллионов» выводили на улицы всё меньшее число людей. Один из них спровоцировал перевод дела в уголовную плоскость и вызвал у осмелевших властей желание ужесточить законодательство, начав наступление на гражданское общество. Парадоксальным образом, «лидеры гражданского протеста» спровоцировали реакцию.

Разложение продолжилось и на выборах московского мэра, представляющих собой последний по времени и уже контролируемый властями всплеск неполитического протеста «рассерженных горожан».

Собрав большие средства, получив от властей все возможности для благоприятного ведения избирательной кампании и прямую помощь, «лидеры гражданского протеста» её проиграли в первом туре – более 70% избирателей выборы проигнорировали, больше 50% участвующих голосовали за действующую власть. Печальный итог для движения, считающего себя объединительным, выражающим мнение общественности.

Однако, вовсе избежать идеологии не удалось – московская избирательная кампания это лицемерно прикрытый гладкими фразами бессовестный парад национальной розни, направленный против наших соотечественников с Северного Кавказа, а также людей из стран некогда единого государства.

Открытое покровительство кандидату-националисту, его обеление, фактическое оправдание ксенофобии, сознательный обман избирателей – отказ говорить о национализме своего кандидата – бесславные черты московской избирательной кампании, ведомой частью «лидеров гражданского протеста» и чёрная страница биографии этих людей, предавших гуманистические идеалы русской интеллигенции во имя политической конъюнктуры.

То, что именно растущая национал-социалистическая угроза является сегодня главным содержанием российской политики, показали последующие события в Бирюлево и совсем уже добивший «лидеров гражданского протеста» призыв их кандидата влиться в ряды «Русского марша». Между прочим, сегодняшние требования утвердить единую государственную идеология шаг всё в том же направлении.

Ситуация описала круг и пришла к тому же положению, в котором находилась два года назад. Теперь снова придётся начинать с нуля.

Возможность, которая не была тогда использована, сегодня ясна. Это формирование европейски-ориентированной, не боящейся стать непопулярной у граждан политической оппозиции, отстаивающей ценности свободы, справедливости, демократии, прав человека и силы общего для всех закона.

Такой оппозиции не может быть близок национализм и популизм. Такая оппозиция является частью единого европейского движения против национализма, против тех сил, которые представлены в Европе такими политиками как Марин Ле Пен и Геерт Вилдерс.   

Возможно, что этот путь не сулит быстрых успехов. Но, во всяком случае, он, при слаженной работе, может позволить сформировать основанную на европейских ценностях альтернативу к следующим выборам парламента и президента, добиться на них успеха.

Главное же в том, что путь этот благороден, основан на уважении человеческого достоинства и открытости. Он позволяет укрепить в российской политике нравственное начало.

Мутные неполитические протесты и уличные гуляния закончились, наступает время ясного проевропейского, пророссийского, имеющего измерение человечности,  политического движения.