Выбор редакции

Игорь Чубайс, Когда вопрос задан неправильно. Ответ Борису Акунину

В своем блоге популярный писатель задается вопросом — нужна ли нам империя? Причем основательно запутанное ключевое понятие он оставляет без определения, признавая его самоочевидным. Здесь я вижу первую принципиальную ошибку Акунина. Итак, для начала разберемся, что же такое империя? Предлагаю три разных ответа.

 

Вполне очевидно, что империя — государство возглавляемое императором. Но такой подход очень беден и мало что проясняет. Рассуждая с этих позиций, получается, что Япония, не имеющая колоний, Британия, контролировавшая в начале ХХ века, как и Россия, шестую часть суши и, скажем, существовавшая в 70-е годы прошлого столетия Центрально-Африканская империя государства близкие по устройству, что вызывает улыбку и не нуждается в дальнейшем анализе.

 

Более основательный подход трактует империю как государство, стремящееся к расширению и присоединению новых территорий. При таком определении Россия с конца Х1Х века не была империей Уже в 1815 году закончилось наше расширение в Европе, в 50-ые завершилось присоединение Кавказа, в 70-ые закончилась интеграция с Центральной Азией... С конца Х1Х века Россия избрала стратегию обустройства и качественного роста. До большевицкого переворота темпы экономического развития были у нас самыми высокими в мире. На наших просторах разворачивалось первое в Европе «экономическое чудо».

 

Еще один взгляд : империя — это многонародное, многонациональное государство, в котором есть главный народ, а есть народы второй- и третьей значимости. Россия, и об этом пишут все досоветские историки, была государством равноправных народов, «семьей народов». Политика руссификации объявленная Александром Ш и смягченная Николаем П была недолгим исключением в нашей тысячелетней истории. (Про пришедшую с Запада «черту оседлости» все знают; но все-таки стоит учитывать — больше всего евреев мира жило именно в России). Значит, трактовать происходящее в нашей стране за последние столетия как «происходящее в империи» значит не решать, а скрывать реальную проблему.

 

Вторая серьезнейшая ошибка, допускаемая Акуниным состоит в том, что Советский режим он видит, как и вся официальная современная история, прямым продолжением Российской империи. Чуть ли не в каждом блоге мне приходится цитировать Солженицына — Советский Союз соотносится с исторической Россией как убийца с убитым. (Гораздо подробней и на теоретическом уровне об этом можно прочитать в книге «Российская идея»... ). В конце концов, мы же понимаем, что Третий Рейх и ФРГ — государства разные, что Северная и Южная Корея — взаимоисключающие гособразования... Вся моя юность и зрелость, вместе с Акуниным, прошла под лозунгом «Великий октябрь — главное событие ХХ века!» Т.е. все предшествующее не имеет значения!

 

Значит, обвинять историческую Россию, расширявшуюся тогда, когда это делали все великие державы и СССР, который вопреки логике и историческим закономерностям, пытался подчинить себе ближние и дальние народы — это даже хуже, чем смешивать Божий дар с яичницей.

 

Ну а что произошло дальше, как разворачивалась геополитика с середины ХХ века? Многие империи, действительно распались, но стремление контролировать тех, кто послабее никуда не исчезло Теперь оно происходит в более цивилизованных формах, чем прежде. Американцы очень не любят посылать свои войска в другие страны, хотя их военные базы сосредоточены по всему миру, а военный бюджет превышает военные бюджеты всех государств планеты вместе взятых. Но когда самолету боливийского президента Моралеса пришлось садится в аэропорту нейтральной Австрии и проходить обыск, это показало мощь и влияние современной империи. Америка может это сделать, потому, что в состоянии убедить или навязать другим свои идеи и ценности. США имеют достаточно ресурсов, финансов, новых технологий, талантливых пропагандистов. Ей есть чем заинтересовать других ...

 

Совсем иная ситуация складывается в нынешней России. Искусственный режим, который 70 лет представлял власть партгосаппарата, прикрывавшегося сказкой о коммунизме теперь вновь является властью номенклатуры, но номенклатуры, которая прокакала даже коммунистический миф. Именно чиновники высшие и пониже — определяют за кого народ должен голосовать и какие «песни должен петь» При этом власть не способна предъявить никаких идей, проектов и программ, кроме желания властвовать вечно. Но это ничего общего не имеет с Империей, это современная сталинщина, когда всех кого удается, хотят подчинить неосталинизму, ибо так выгодно власти. Страна 95 лет страдающая от «хронического малокровия» снова должна стать «донором крови» для Украины, которая вовсе этого не хочет. Десятки миллиардов долларов Кремль готов простить или перечислить в Киев.

 

Только демонтировав существующую неосоветскую политсистему, продолжив и реформировав российский маршрут и российские ценности, мы начнем вставать на ноги, мы сможем восстановить себя и, в конце концов, станем привлекательны для ближних и дальних соседей.

 

Дорогой Борис Акунин, вы все еще настаиваете на термине «имперская политика» или согласны заменить его понятием «неосталинщина»? И еще, почему вы нас пугаете — почему украинцы теперь не будут любить россиян? Ведь они прекрасно понимают, что народ и власть здесь также разорваны как и у них.

 

П.С. 1 декабря я отправил киевским друзьям сообщение " Не упустите шанс! Верим в победу свободной Украины! За мирную революцию! Следующая — Москва!" Кто вам мешает сделать нечто похожее или вы считаете, что меня будут также ненавидеть как кремлевских чиновников?

 

П.П.С. Продолжает работу Гражданский дискуссионный клуб Россия. 19 декабря мы предполагаем послушать и обсудить доклад С.С. Шушкевича «Как и почему распался Советский Союз. Мнение участника, взгляд сквозь десятилетия.».

 

Подробности по телефонам: 8-495-933-26-83 и 8-495-225—53-48.