Выбор редакции

История великой книги - "Илимская Пашня" В.Н. Шерстобоева

Разместил материал

об одной из величайших книг во всей русской историографии - "Илимской пашне" В.Н. Шерстобоева. Пока готовил материал - узнал массу интересного...

 

Как и положено настоящему русскому историку, Вадим Николаевич Шерстобоев (1900-1963) доцент Иркутского финансово-экономический института, был объектом бешенной травли со стороны совбюрократов. Факт включения книги в издательский план вызвал негативную реакцию со стороны функционеров, на страницах областной газеты обвинивших ученого в отрыве от колхозной и совхозной практики, в «уходе от современности в историзм». В 1951 Ш. сдал областному книжному издательству рукопись второго тома «Илимской пашни». Однако выход книги неоднократно переносился. После сокращения объема и тиража она увидела свет лишь в 1957. Вторая половина 1950-х гг. принесла новую волну нападок на ученого, обвинений в отрыве его исследований от требований жизни, его, фактически, лишили права заниматься экономической историей.

 

Шерстобоеву выпала трагическая судьба увидеть уничтожение предмета своего исследования — Илимской Пашни - уникальной плодородной долины реки Илим, которая с 17 века кормила практически всю Восточную Сибирь. Её считали одним из немногих сельскохозяйственных оазисов Зауралья. Когда стало понятно, что пашня уйдёт под воду, профессор Шерстобоев всячески пытался привлечь внимание к этой проблеме, писал письма к Хрущеву, но его не услышали и не собирались слушать. Сейчас в Нижнеилимском и Усть-Илимском районах, на территории которых когда-то располагалась пашня, сельское хозяйство играет незначительную роль.

 

Для меня всегда была загадкой ненависть советской и партийной бюрократии к наиболее выдающимся ученым, особенно к ученым гуманитариям. Почему большинство из них, особенно русских гуманитариев, власть старалась морально, организационно, а иногда и физически уничтожить? Почему заниматься серьезными историческими, философскими, экономическими (особенно) исследованиями было равносильно подвигу.

 

Мне представляется, что дело в том, что бюрократия смотрела на специалистов в социальных науках как на опаснейших конкурентов. История, экономика, юриспруденция, философия — всё это интеллектуальные дисциплины, обучающие искусству править. И любой человек, который начинает всерьез и глубоко разбираться в такой, к примеру, эзотерической дисциплине, как экономическая история — это потенциальный зародыш будущей элиты, которая могла бы претендовать на отстранение партократов от власти. Поэтому именно в данной сфере двойная отрицательная селекция — по национальному принципу и по принципу таланта была беспощадной.

 

...Шерстобоев подчеркивает тот факт, что если казаки захватили эти земли в погоне за пушниной, то заняли и русифицировали их именно русские крестьяне, причем свободные крестьяне. Шерстобоев подчеркивает факт что землепашество в Сибири развивалось как занятие свободных людей связанных лишь государевым тяглом именно эта система, на его взгляд, способствовала тому, что сибирские крестьяне успешно снабжали хлебом военный и государственный аппарат что позволило установить плотный русский контроль над краем. Более того, если сравнивать с западным колониализмом, — именно экспансия Русской Пашни была фактором благодаря которому Сибирь стала не колонией, а частью национальной территории России.

 

Казак своей отвагой основал русскую колонию в Сибири. Крестьянин своим трудом создал Русскую Землю Сибирь...

 

Главное достижение книги Шерстобоева — это то, что он с тщательностью и искусством историка показал на примере микропроцесса — становления и развития Илимского воеводства — макропроцесс становления России как таковой. Мы видим как и из каких элементов становится Россия в том или ином месте. Приходят русские, садятся по рекам, между речными бассейнами переходят волоком, селятся редко — малыми деревнями, развивают достаточно интенсивное пашенное земледелие, от лихих инородцев строят остроги, укрепляется постепенно государство. Причем очень важно понять, что в XVII веке в лице Илимского воеводства в Восточной Сибири становится именно Россия, земля русских. А затем, Шерстобоев специально это подчеркивает, имперская трансформация начинает тормозить процесс становления Сибири-как-России, отклоняя его в сторону колониальной модели.

 

В память автора - набрал оглавление обоих томов вручную. А то безобразие - не то что сканов, даже оглавления в интернете нет.

 

http://100knig.com/v-n-sherstoboev-ilimskaya-pashnya/

 

Благодаря уважаемому clust книга всё-таки нашлась в интернете. В виде нереально тяжелого архива фотокопий страниц. Но, тем не менее, это лучше, чем ничего. Возможно кто-нибудь сможет распознать.