Выбор редакции

Метаморфоза Харона

Два года назад мы впервые опубликовали эссе Галима Шаграева "Крест и полумесяц". Затем наши читатели познакомились со "Станцией",  "Бессонницей", "Сказка после сказки" Из цикла «Свирепая нежность». Сегодня мы представляем вашему вниманию новую работу Галима.   МЕТАМОРФОЗА ХАРОНА Из цикла "Нежность" 1   Харон не удивлялся никогда. Не шибко опрятный перевозчик, –  какой резон быть опрятным, если имеешь дело с продолжением распада органики? – давно научился безоценочному восприятию своей роли. Что для него главное?.. Перевести на другой берег души тех, кто погребен в землю. И – только.   …Он так хорошо знал особенности переправляемого материала, в котором когда-то барахталось постижение жизни, что ни сам материал, ни его содержимое  ему не были интересны. Долгое время для него гораздо важнее было другое: что станет с этим материалом потом? Но в сферу действия «потом» у него доступа не было. Несмотря на это, Харон догадывался: за гранью наречного предлога «потом», наверное, творилось постоянное совершенствование совершенства; там, возможно, шла переплавка – новое расщепление и новое соединение атомных связей форм и содержания. И перевозчик перестал быть безоценочным. А пусковым механизмом его метаморфозы стало вот что.   2  …Вечерняя река теряла берега в молочной пелене тумана. Лодка, как всегда, набита. Время не терпит и берет свое.   …Мужчина посредине лодки подкупил Харона сразу. Он не суетился. Он делал все с молчаливым достоинством. Он будто не раз проходил этот путь. Молча оплатил переправу. Молча прошел в лодку. Молча сел. Он не потерял при жизни ничего. Все было при нем. Все – в первозданной целости и сохранности. «Наверное, и зубы после молочных свои», – подумал Харон.   …Единственное, что нарушало целостность мужчины – ожидание. Ожидание – внутреннее. Выраженное только взглядом. Взгляд направлен на берег. «Что же мы дождемся?» – Харону стало интересно. И он дождался.   …Женщина нагнала лодку на стремнине. Женщина пришла по воде. Немного запыхалась. Все было при ней. Все – в первозданной целости и сохранности. Высокая. Белотелая. Широкобедрая. Грудастая. Только чуточку растрепанная. «Собиралась быстро, не до прически…», – заключил Харон.   – Милый, ты так быстро ушел, так быстро, я думала, не успею!.. Женщина обняла мужчину и заплакала.   Мужчина облегченно вздохнул и признался: – Ты успела!.. Так не хотелось переплавляться одному! Она призналась в свою очередь: – Мы клялись умереть вместе, а ты ушел раньше... Так нельзя, милый, нельзя!.. Без тебя наша постель холодная!..   Она приклонила голову к плечу мужчины. Положила правую руку на его грудь и повторила: – Без тебя наша постель хо-лод-ная!..   3   Харон остановил лодку. И, удивляясь собственному поступку, повернул ее обратно.   – А ведь тебе придется отвечать за это!..   Мужчина, похоже, хорошо знал принципы управления. И – не только. Он, наверное, не раз заглядывал в бездну. Так, не принято смотреть в глаза Харону. А он смотрел. Пристально. Внимательно. Изучающе.   – Знаю… Харон выдержал направленную целеустремленность взгляда. И пояснил суть вобранного в одном слове: – Если бы не знал – не делал бы этого!   – А что будешь отвечать?.. Мужчина оказался неуступчивым.   Перевозчик нашел ответ и неуступчивости: – Есть что ответить…   Пояснять предстоящий ответ не стал. Но все вопросы снял сразу: – На берег сойдете только вы.   Остальные души зароптали.   – Что, роптать будете!?   Глаза Харона налились яростью. Тяжело пропитанный водою шест взмыл в воздух.   Души пригнулись.   – Почему за вами никто не пришел?.. Вопрос перевозчика повис в воздухе.   И – была тишина.   И Харон понял: он впервые умылся. Не водой. Поступком.      Октябрь-декабрь 2013 г.

НОВОСТИ ПО ТЕМЕ