Выбор редакции

Анастасия Миронова, Твоя страна? Твой диктатор? Твои танки?

14 лет назад наши люди голосовали за молодого, крепкого хоть и не генерала, но все равно — офицера КГБ. 10 лет назад они снова за него проголосовали, хотя молодые и подтянутые офицеры КГБ уже равномерно распылились по полю высших государственных должностей. Потом эти люди с отдохновением приняли Дмитрия Медведева, проголосовали за него и даже поговаривали, будто с Медведевым в Россию придет настоящий либерализм. Верили, хотя избирательная кампания Медведева была немногим чище последней путинской. Когда Медведев свое отсидел, наши люди с удивлением обнаружили, что Путин-таки просится назад. Люди вознегодовали. Объединились с теми, кто не один год агитировал за Путина и вдруг прозрел, вышли на улицу.

Сегодня эти люди возмущены: почему в европейских ресторанах и отелях не хотят принимать русских, почему западные журналисты распространяют чудовищные карикатуры на кровожадную Россию, не делая на них пометку о существовании нескольких сотен тысяч граждан, которые выступают против войны и тоталитаризма?

А потому, что все 12 лет эти люди выступали за. Потому что помогали, строили. Не смогли воспрепятствовать становлению внешнеполитически опасного режима. Для стран, которые считают Путина угрозой, мы все — враги, потому что мы все не справились с обязанностью контролировать свою власть.

Да-да, обязанность у народа такая — сдерживать режим. В Ираке тоже были противники Хуссейна. В Афганистане были противники талибов. Да и в Германии, что уж говорить, были противники нацистов. Подпольщики даже были. Однако немцев это не спасло: отвечали все, кто во время войны не сидел в тюрьме за политику. И бомбили всех.

Я не демократ. Я очень рано начала подозревать, что любой демократический режим, если он не использует недемократических мер сдержек и противовесов, приводит к диктатуре масс, популизму, корпоративному обществу, патерналистской политике, ибо у масс запросы нехитрые, массы всегда хотят силы и отца-защитника.

Но историю делают не массы, а меньшинство, которое способно к переговорам, объединению, выходу на улицу. 

Наше меньшинство не вышло, массу не сдержало. Поэтому для иностранцев, боящихся путинских танков, все мы, жители этой страны, хоть татары, хоть чеченцы, хоть русские, станем врагами после первого же открытого выстрела на чужой территории. 

И вам, уважаемые «креативные журналисты», уважаемые эксперты, кулуарные борцы и аполитичные бизнесмены, придется отвечать за массы. Вам перестанут давать на европейских пляжах шезлонги, перед вами демонстративно закроют двери магазинов и приличных домов. Возможно, и границы от вас запрут, банки попросят вас забрать свои деньги. Причем, отвернутся как от единоросов, так и от давних оппозиционеров, которые ни минуты не поддерживали эту власть. Во-первых, справок о подпольном стаже не выдают, во-вторых, людям, на которых Путин направит свои танки, неинтересно, почему оппозиционер не смог сменить режим.

Твоя страна? Твой диктатор? Твои танки? Будь добр, убирайся из приличного общества.

Другого разговора с россиянами запад впредь вести не станет. Один выстрел за границами России — и мы все превратимся для иностранцев в коллективного врага.

Внутри страны нас разметало. Из-за Путина и Украины ссорятся семьи. Идет противостояние свободного меньшинства и масс с ограниченными потребностями, дерутся между собой люди с имперским сознанием и противники империи. Общество расколото. Раскол, конечно, не фатальный: оторвано от массы меньшинство. Очень мизерная группа, может, сотня тысяч человек, которым не нужна империя и крепкая рука. Группа побольше — равнодушные. А свыше сотни миллионов — это монолит, тело страны. Оно просит войны, просит цензуры, посадок и лагерей для меньшинства.

Общество разорвалось, как всегда, в самом слабом месте. Оторвали меньшинство, будут топить им печи истории. Ничего нового. Война развяжет большинству руки — оно передавит «врагов» на месте, по законам военного времени. В этом — тоже ничего нового.

Однако внешне наш пыльный раек будет казаться скопищем врагов, дикарей и захватчиков. Платить за безвременье и угрозы придется всем.

Чтобы расплата не казалась нашим прозревшим гражданам такой горькой и бессмысленной, вспомните, чем вы были заняты в марте 2008 года. А в марте 2004 года? Вспомнили? Именно за это и будете платить.

Оригинал

НОВОСТИ ПО ТЕМЕ