Выбор редакции

Признание очевидного

Газовая тема постепенно выходит на первый план в украинском конфликте, и в этой связи особенно интересно наблюдать за теми людьми в российской политике, которые ее формируют. Скорее всего, именно здесь и лежит ответ на вопрос о мотивах поведения России в конфликтах, имеющих отчетливый запах газа. Цитата из Александра Новака, главы Минэнерго РФ :

 

"...По мнению главы Минэнерго, сланцевая революция уже произошла, и пик ее уже был достигнут. "То, что происходило на протяжении последних пяти-шести лет в США, — это бурный рост добычи, но фактически в последние два года мы наблюдаем сильную стагнацию. То есть мы не можем говорить, что видим большие перспективы роста сланцевой добычи газа и нефти", — добавил глава министерства..."

 

В общем-то, хорошо уже то, что наличие проблемы хотя бы начали признавать. Всего лишь год назад Алексей Миллер был предельно категоричен: "Есть такое мнение, что это вообще «мыльный пузырь», который в самое ближайшее время лопнет..."

 

Ближайшее время наступило, и приходится признавать, что "сланцевая революция" таки - факт. Свершившийся. Хотя выводы, как и прежде, выглядят совершенно неадекватными.

 

Новак говорит о стагнации и небольших перспективах роста добычи, но не углубляется в детали - что именно вызывает эту стагнацию. А детали таковы, что достигнут предел рентабельности - и низкие цены, действительно, начинают тормозить рост добычи. На повестку дня выносится вопрос экспансии на внешние рынки, как единственная адекватная мера, стимулирующая рост производства. Рынок США перенасыщен, и предел роста на нем достигнут.

 

Логично, что первые терминалы США, ориентированные на экспорт, строятся на Западном побережье. Из двух крупнейших рынков - азиатском и европейском - первый выглядит наиболее привлекательно с точки зрения цен и конкуренции. И в этом смысле с логикой и чутьем у американцев все в порядке - к 18 году за рынок Азии разгорится нешуточная борьба. Уже сейчас в этой борьбе намечается будущий лидер - Австралия, которая и даст основной рост поставок СПГ в мире, потеснив Катар на второе место.

 

Войти в борьбу в период, когда она только развертывается - это совсем не то, что входить на уже поделенный и насыщенный рынок. Поэтому США спешат и готовятся к борьбе.

 

К 20 году насыщение рынка ЮВА неизбежно приведет к снижению цен, и США окажутся в наиболее выигрышном положении по сравнению с конкурентами, обладая двумя побережьями и кратчайшим путем доставки ко всем потребителям - и как раз к этому времени на полную мощь заработают терминалы в Мексиканском заливе, ориентированные на поставки СПГ в Европу.

 

Экспорт даст рост добычи газа в США без снижения внутренних цен на газ - что позволит держать внутренний рынок Америки закрытым от внешней экспансии. Теперь целью Америки станет Европа, которой к тому времени нужно будет создать проблемы с поставщиками. Ливия и Египет в 11 году прекрасно сработали в рамках этого плана, и возвращение к власти египетских генералов расстраивает американскую администрацию в том числе и тем, что в отличие от братьев-мусульман, они имеют далекоидущие планы расширения своей газовой программы - ориентируя ее, естественно, на Европу.

 

Выдавливание России - это тоже подготовительная часть работы по приходу американцев на европейский рынок. Вполне возможно, что следующая администрация вдруг обнаружит проблемы с демократией в Алжире - во всяком случае, это было бы в рамках политики зачистки рынка.

 

Очень может быть, что события на Украине произошли немного ранее намеченных сроков - но это никак не отменяет их проектности и внутренней логики.

 

В этом смысле запаздывающая реакция российских политиков, отвечающих за нашу экспортную стратегию в области газа, ведет к оглушительным провалам всей страны во внешней политике. Первый звонок некомпетентости принимаемых решений прозвучал зимой 10 года после весьма волюнтаристского решения о делимитации границы с Норвегией, которое вызвало как минимум недоумение у многих экспертов. Договор с Норвегией привел к тому, что наиболее удобные с точки зрения природных условий, ледовой обстановки и близости к берегу месторождения, а также свод Федынского отошли к Норвегии. Западные компании в итоге утратили интерес к более сложному Штокмановскому месторожданию, Газпром перестал "тянуть" его разработку, а себестоимость с учетом затрат стала достигать заоблачных 500 долларов за тысячу кубов.  Для России Штокман должен был стать базовым месторождением для экспансии в Америку. Но та самая сланцевая революция, которую наконец, признали, привела к тому, что цены на рынке США сделали эксплуатацию Штокмана нерентабельной, о чем в итоге было объявлено в 13 году.

 

Вот прямой пример того, как неверные оценки "хозяйствующих субъектов", имеющих при этом влияние на принятие стратегических решений, приводят к провалам во внешней политике. При этом вообще изначально были сомнения в целесообразности проекта "Штокман", а с учетом волюнтаристских решений на политическом уровне ситуация вообще выглядит более чем неприятной. Оговорюсь - есть и более благожелательные мнения по отношению к ситуации вокруг договора и Штокмана, но на мой взгляд, вопрос с качеством выработки решений это не снимает.

 

С Украиной ситуация аналогичная - после Майдана-1 2004 года было принято решение не бороться за Украину, а игнорировать ее, следствием чего и стала идея строительства двух "Потоков". Прямое и тупое, как лом, решение в итоге имеет примерно такие же результаты. Сегодня мы подходим к полномасштабному конфликту с Европой, совершенно не контролируя решения, принимаемые киевской хунтой, которая целиком и полностью лежит под США. Взамен Россия имеет 12 млрд кубометров газа, поставляемые по "Северному потоку". С весьма неясной перспективой заполнения его трубы на всю проектную мощность и с непонятными перспективами строительства "Потока Южного".

 

Так что вопросы к людям, принимающим решения и готовящим их, не просто остаются - они продолжают накапливаться. И главный вопрос заключается в том, что пока непонятно, как именно Россия намерена парировать реально существующую угрозу. Переориентация экспорта на Китай - это, конечно, здорово. Но только это произойдет в конце 15 года (если договор с Китаем будет подписан) - и взамен украинского направления в 80 млрд кубометров мы получаем китайское с 40 миллиардами. Не совсем адекватная замена, прямо скажем. Особенно в ситуации, когда европейцы будут давить нас по ценам, прекрасно понимая силу своих позиций. В конце концов, главный критерий торговли - выручка, а не объемы. А если будут падать и объемы, и цены, то отрицательный эффект окажется двойным.

 

Запаздывающая реакция сопровождается невнятными шагами по отстаиванию своих позиций. Очевидно, что единственный вариант, который нам сегодня оставляет Америка - это сдача наших позиций по Украине и переговоры с США на предмет торга - сколько нам будет позволено прокачивать через украинскую территорию. Тем более, что украинскую ГТС в ускоренном порядке готовят к продаже, и естественно, американцам. Сланцевый газ Украины поручено разрабатывать Шеврону и Шелл, и хотя имеются определенные договоренности о том, что они слегка притормозят свой пыл, мы все прекрасно знаем, какое именно место можно подтирать любыми договорами с американцами. Во всяком случае, опыт у России в этом отношении весьма богат, а назначение знакового персонажа - сына американского вице-президента на пост в совете директоров украинской компании, обладающей пакетом лицензий, лучше всего показывает, что договариваться американцы готовы только об условиях капитуляции - и не более того.

 

Вопрос - кто виноват - озвучен, и в общем-то понятен. С вопросом - что делать, как всегда имеются проблемы. Однако скорее всего, здесь разночтений нет. Нужно ломать американский план, и единственный способ этого добиться - начать реальную борьбу за Украину. Даже под страхом санкций и угроз.  Известно, что тот, кто выбирает между войной и позором, на самом деле все равно получает войну. Но ее можно получить и в нагрузку к позору.

 

На сегодня очевидно главное - "горячей" войны за Украину не будет. Соединенные Штаты к ней не готовы и совершенно ясно дали понять пределы своих возможностей. Это не пропаганда и не попытка "заманить" в ловушку. Запертая в Афганистане американская армия существенно ограничивает любые возможности США по силовому принуждению. До конца 15 года ситуация будет продолжать оставаться в таком же виде. Поэтому США "берут на испуг", грозя немыслимыми карами, санкциями и проблемами. И да - определенные трудности они создать могут. Правда, в обмен на трудности, которые мы можем создать им. Очень даже симметрично. И в первую очередь - с выводом их войск из Афганистана. Выбор у США весьма прост - либо они выведут личный состав, либо они сумеют вывести еще и часть техники. Зверски дорогой и во многом очень нужной им прямо сейчас.

 

Поэтому угрозы США, если смотреть на них спокойно и без эмоций - это блеф. Во многом блеф, обман и беспочвенные угрозы. В таких условиях поддаваться на их шантаж и не отстаивать свои интересы на Украине - это позор, который закончится войной. Неважно - горячей или холодной, но иного развития ситуации в таком случае для нас не предвидится.

 

Мы обязаны запускать борьбу за Украину. Сейчас. При этом ввод войск, о котором почему-то только и ведется речь, как единственная мера защиты своих интересов - это не просто крайний, а совершенно нежелательный вариант развития событий. Пока не исчерпаны другие возможности, и до их исчерпания еще далеко.

 

Есть ли понимание этого у российского руководства - наверное, есть. Как есть и разные точки зрения на происходящее. Кому-то очень не хочется в будущем ответить на вопрос - для чего мы вначале полностью провалили украинскую политику, чтобы затем с такими сложностями восстанавливать свои позиции. Есть люди и силы, заинтересованные в тупиковых проектах "Потоков", которые не являются решением - так как полностью зависят от всевозможных "Энергопакетов", решений Еврокомиссии и прочих препон, которые уже сейчас существенно мешают нормальной работе.

 

Возможно, что именно эта невидимая борьба в Москве и является причиной, по которой по истечению месяца восстания на Донбассе Россия никак не может определиться по отношению к нему. По отношению к своей собственной политике по Украине. По отношению к своим действиям. И главное - по отношению к своим людям.

 

Никто не тянул Путина за язык называть людей, живущих на Украине, "соотечественниками". Но он их так назвал, и это накладывает на него лично обязанность по их защите. Повторюсь - не нужно ждать призывов к вводу войск. Это слишком прямое и очень неэффективное решение. Но есть и другие - и их уже пора принимать. Время - самый важный ресурс, и оно уходит.