Выбор редакции

Дорожная карта, Школа будущего

Читать, писать, умножать, малышей не обижать - простое понимание тому, чему должны учить в школе. В сознании человека из советской эпохи для всего этого нужны тетрадки в линейку, коричневая доска с проступившими разводами от мела и, конечно, строгий учитель с непременным атрибутом - линейкой в руках. Люди новой эпохи другие и они прекрасно понимают, что дети у себя дома окружены гораздо более современными технологиями, чем то, на чем они учатся в школах. Хорошо это или плохо? Школа - алтарь консерваторов или центр новых знаний? Об этом сегодня, после 22:00, говорим с писателем и мамой троих детей Диной Сабитовой

Родители мальчика, который учится в 8 классе нью-йоркской школы, на днях получили письмо от классного руководителя. Для того, чтобы Дэниел смог учиться, ему необходим планшет вполне определенного производителя и поколения. Иначе софт, который разраболали школьные программисты, окажется мальчику недоступен. И тогда он не сможет взаимодействовать с преподавателями на уроках. В большинстве школ США дети не ведут записей ручкой. У них есть планшеты или ноутбуки. Домашние задания пишутся исключительно в электронном виде и отправляются учителям через google drive.

Интересно, что эта система в некоторых школах работает даже с музыкальными предметами. Дети, которые участвуют в музыкальных коллективах, работают в специальной программе – в нее загружены произведения с участием всех инструментов, кроме одного – того самого, на котором играет конкретный ребенок. Дома, во время репетиции, он слышит всю группу за исключением своей партии. Ученик записывает свою часть и отправляет учителю, который отрабатывает ошибки удаленно. Ну и в итоге дети собираются на настоящую репетицию более чем подготовленными.

Надо сказать, здесь вовсе не считают, что без шариковой ручки ребенок хуже развивается. От того, каким будет почерк школьника и будет ли ребенок пользоваться чем-либо помимо клавиатуры - ничего не зависит, - говорят американские психологи. Новые технологии помогают учиться и открывают новые горизонты. Они экономят время, но не облегчают жизнь, как многим может показаться. Истории о том, что дети гуглят все подряд и прекращают самостоятельно думать – миф. На самом деле преподаватели строят свои программы зная, что именно ребенок может найти в сети, а чего там ТОЧНО нет.

Еще один миф – тупеющая, не читающая молодежь. Списка школьной литературы никто не отменял. Равно как и сочинений, которые в Америке принято оценивать по уровню самостоятельного размышления над темой. То есть способности мыслить.  

Ну а учителя пользуются системой умная доска – смарт борд. По сути, это наша, привычная доска – только электронная. На ней дети и рисуют, и пишут, и выводят свои домашние задания. А преподаватели делают презентации. Вообще, если ты не разбираешься в современных технологиях, то работать в американской школе просто не сможешь. И каких-либо нареканий со стороны преподавателей я не обнаружила.

Всем тонкостям электронной жизнедеятельности в Америке учат с молоду. Уже в средней школе, то есть с 6 по 9 класс вводятся обязательные предметы: информатика, новые технологии, основы программирования. А еще есть предмет под названием «здоровье», который с натяжкой можно сравнить с ОБЖ. На нем, помимо оказания первой медицинской помощи, изучают правила поведения в социальных сетях. Фотографии, личная информация, общение с незнакомцами – все это может быть опасным для неокрепшей психики.

А в старшей школе – так называемой high school – учат этике современных технологий. Дети узнают о том, что фильмы и музыку нельзя воровать, потому что это преступление. Подросткам объясняют, что такое спам и как с ним бороться. Ну и наконец, опасность хакерских атак и способы защиты от них – все это в школе считают нужным объяснять.

Никаких журналов и дневников. Все в интернете – специальных программах, пароли только у родителей. Здесь и оценки, и опоздания, и замечания, и претензии, и предупреждения. Затереть их ластиком  никак не получится. Именно в сети ведется строгий учет ученической деятельности.

И весь этот хай-тек в США оплачивается государством – из городского и федерального бюджетов. Если, конечно, не считать дивайсов, тех самых планшетов и компьютеров, которые родителям приходится покупать – без них в Америке ничему не научишься.

Сегодня в Португалии практически каждый школьный класс в независимости от дисциплины оборудован компьютерами и средствами видео-презентации. В 7-9-м классах у школьников существует предмет IT, на котором изучают различные компьютерные программы. В 2009- м году здесь начал осуществляться грандиозный проект буквально поголовной  компьютеризации, благодаря которому все без исключения ученики начальной школы получили возможность иметь свой персональный ноутбук по очень доступной цене в 50 евро. Компьютер получил имя известного португальского мореплавателя и стал называться “Магеллан”. Детям из малоимущих семей он предоставлялся бесплатно. Программа просуществовала два года и сделала свое важное дело, однако с появлением планшетных компьютеров актуальность ее постепено сошла на нет, и новое правительство страны перестало выделять на нее деньги.

Я поговорил с несколькими своим знакомыми, двое их которых – недавние ученики средней школы, дети моих друзей-португальцев, тогдашние мальчик и девочка. Они получили уникальный опыт проучившись в начальной школе в Москве, и потом переехали в Португалию. Заканчивали школу они уже в Лиссабоне. Вот их первое впечатление в моем изложении: первое, что сказала учительница прилежной с самого первого класса девочке: не занимайся много дома ( в смысле, наплюй ты на уроки), от этого, мол только устают. Самое главное, что есть в португальской школе и что, как я понял, не помешало бы и нам – это отсутствие нацеленности только на результат, на то, чтобы ты обязательно был лучшим, лучше всех. Ты должен оставаться таким, какой ты есть, считают местные педагоги, а школа тебе лишь поможет развиваться в том направлении, которое ты выберешь. Учителя здесь не ругают за не сделанное домашнее задание ( сделаешь в другой раз), но при этом тебе все время пытаются объяснить, что учиться и сдать так называемый национальный экзамен, местный вариант ЕГЭ  - это то, что нужно тебе, а не учителю, не твоим родителям. Здешний ЕГЭ, конечно же, стресс, как и, наверное, везде. Это личная ответственность ученика, ведь сдав экзамены хорошо, он может разослать их результаты в несколько мировых вузов и поехать учиться куда угодно. И большинство понимают эту ответственность. Вот мальчик из этой же семьи, о которой я только что говорил, первые годы после переезда в Португалию из Москвы вообще не учился. Однако же, когда приперло, как сказала мне его мама, когда он понял, что надо поступать, заперся в своей кмнате на несколько месяцев и сдал национальные экзамены довольно прилично.

При этом, здесь не позорно остаться на второй год или точнее выражаясь, повторить курс. Отношение к тебе, второгоднику никак не изменится ни со стороны учителей, ни со стороны учеников. Если ты посчитал, что тебе так лучше, повторяй год, тем более, что армия здесь контрактная,  и твоя учеба ни во что, ни в какие сроки и военкоматы  не “упирается”

Общение ученика и учителя довольно демократично. Менторство в нем отсутствует, но и панибратство непозволительно. Демократия в общении иногда доходит до курьезных случаев: для ученика считается не зазорным обсудить итоговую оценку, которую ему собирается поставить учитель. Ученик может набраться аргументов и сказать, что, например,  он весь год прилежно учился, делал все домашние задания, не опаздывал и поэтому, мол, заслуживает лучшей оценки. Случается, что это убеждает преподавателя. Кстати, оценки за поведение, как это было, например, в советской школе, здесь нет. Списков литературы, которую нужно прочесть за каникулы – тоже нет. Каникулы – это святое. Так же как и все национальные праздники, когда ученики не учатся. Но при этом существует список рекомендуемой литературы, которую школьнику стоит прочитать.

Родительские собрания – есть. Но они не превращаются в отчитывание родителей за нерадивость их отпрысков перед всем классом дяденек и тетенек, как это иногда случается у нас. Если учителю хочется обратить ваше внимание на какие-то слабые места в учебе вашего ребенка, он побеседует с вами об этом с глазу на глаз, а не в присутствии остальных родителей. И будет это исключительно уважительно и рекомендательно. И никаких поборов и подарков учителям на Рождество или там Восьмое марта: учитель получает деньги за свою работу.

В португальских школах учатся и дети-инвалиды. Для них не создают отдельных классов и школ. Как правило, в классе один-два таких ученика, и лучшего способа научить остальных тому, что все люди разные, наверное, нет. Есть в классе и иностранцы, как правило, выходцы из бывших колоний. Сейчас все чаще встречаются и выходцы из бывшего СССР. Толерантность к приезжим и умение жить в цивилизованном обществе воспитываются здесь в рамках специального предмета. Переведем его название как  “Гражданское воспитание”. Впрочем, толерантности учат не только на специальных занятиях , но и на всех остальных.

Иностранные языки преподаются в школах не носителями, как я предполагал раньше. Это больше относится к частным и специализированным школам. Но важно то, что преподавание языка ориентировано в меньшей степени на грамматику и в значительно большей – на разговорную речь. Поэтому португальцы не комплексуют, разговаривая с иностранцами, и даже горничная, практически, в любой гостнице заговорит с вами по английски или по-французски. Пусть и владея ограниченным набором слов. Для молодежи один-два иностранных языка на бытовом разговорном уровне, без заумностей и размышлений о смысле жизни – явление в порядке вещей.

 

Михаил Светов,

 

блогер из Японии

Новые технологии в японских школах практически не используются. В 2013 году в десяти школах на всю Японию решили ввести электронные учебники, но насколько мне известно, из этого пока ничего не вышло. И это всего десять экспериментальных школ на всю Японию. В Токио такая школа одна единственная, например.

Школьный образовательный процесс практически не менялся с реставрации Мейджи. Вообще, японские школы совсем не предмет для подражания. И предмет для критики правительства внутри самой Японии. Например, во всех японцев 8 лет подряд учат английскому языку. Но они на нём вообще не говорят. И так не только с английским языком. 

Единственное, что в японских школах делают хорошо, это учат практическим навыкам. Например, в каждой японской школе обязательно есть музыкальный ансамбль, иногда джазовый, иногда симфонический, который потрясающе хорошо играет. Я немного преподавал английский в японской школе, и меня несколько раз приглашали на музыкальные соревнование между школами округа. Они потрясающе играли Гершвина и Колтрейна! Соревновалось 30 школ, и у каждой был свой бигбенд! А ведь это даже не городское соревнование, это был районный турник. Самый низкий уровень, в местном актовом зале. Играли они восхитительно.

Учитель в Японии очень уважаемая профессия, и до сегодняшнего дня они полностью задают школьную программу. Они чтят традиции и ни к чему не хотят привыкать. Любая попытка изменить что-то встречает злое непонимание. Все следуют установленной программе и совершенно не хотят ничего менять. Единственная инновация, которая проникла в японские школы, это детские ГПС маячки. Школьникам выдают студенческие карточки, которые позволяют родителям отслеживать когда и во сколько ребёнок вошёл в школу или вышел со станции метро.

Все школьные рюкзаки в Японии форменные (называются рандосеру), покупаются на несколько лет и стоят 300-600 долларов. Внутри обычно несколько книг, канцелярские принадлежности, карта города и точный адрес семьи ребёнка, на случай если он потеряется. На отвороте рюкзака есть прозрачный карман, под который иногда размещают какую-то актуальную информацию, типа таблицы умножения. Место для телефона и футляр на пружине для проездного. Из-за того, что дизайн японского рюкзака один и тот же для первоклашек и старшеклассников, маленькие дети на их фоне теряются и выглядят комично. http://www.kuraray.co.jp/en/release/2009/images/090128.jpg Сам рюкзак весит примерно 800 грамм, какого-то лимита на то, как сильно его можно набивать нет. Они часто довольно тяжёлые, по 7-8 килограмм.

Школ будущего в Японии нет. Это очень грустная правда. Задача японских школ не столько научить ребёнка чему-то, сколько сделать из него японца. Детей учат истории, любить и понимат традиции, уважать старших и культуру. Львиную долю формального образования ребёнок получает на вечерних курсах дополнительной подготовки, без которых невозможно поступить в ВУЗ. При этом домашних заданий довольно много, но все они заточены на зубрёжку и запоминание фактов, которые будут на экзамине. Японцы убеждены, что хороший ученик это тот, который прилежно учится, соблюдает дисциплину и слушается учителей, а одарённость дело десятое. Распространено мнение, что если человек хорошо слушается, то и учится он будет хорошо.

В Японии бесплатное начальное образование и бесплатные учебники, но перед началом учёбы родители обязаны купить ребёнку школьну форму, которая в пересчёте на доллары стоит от 600 до 1500 тысяч. А так же должны оплачивать дополнительные материалы, книги, учебники, и поездки. В зависимости от школы, общая стоимость таких материалов может достигать значительных сумм и является способом дополнительного финансирования школы.