Выбор редакции

Казус Обамы. Реплика Федора Лукьянова

first_img

Нобелевская премия мира, присуждение которой состоится 10 октября, – предмет неутихающих споров и постоянной критики. За вкусовщину, необъективность, стремление вмешаться в мировой процесс. И все же она остается главной политической наградой планеты и едва ли лишится своего статуса. Любая новая придумка в этой сфере будет тянуть за собой шлейф современной ангажированности. А Нобель проверен временем и овеян легендой. Оружейник-меценат, именем которого названа премия, сначала изобрел динамит (по тем временам – оружие массового уничтожения), а потом прозрел и решил посвятить себя борьбе за мир. Вполне библейская история. И как бы ей потом ни манипулировали те, кому доверено воплощать в жизнь волю Альфреда Нобеля, заряда хватит надолго. К Нобелевской премии мира стоит относиться как к индикатору состояния международной среды. Что востребовано, в чем состоит, если так можно сказать, глобальная политическая мода? Норвежский Нобелевский комитет не раз попадал пальцем в небо. Но в каком-то смысле промахи не менее ценны для понимания происходящего, чем вполне бесспорные вердикты. К числу вопиющих проколов относится выбор 2009 года, когда Нобеля авансом присудили только что вступившему в должность президенту США Бараку Обаме. И дело даже не в том, что политик, удостоенный награды за волю к миру и создание конструктивной атмосферы, только и делает, что занимается военными вопросами. Сами результаты внешней политики Обамы таковы, что вызывают недоумение у комментаторов практически любых взглядов. Чего хотел-то? Или убедительные речи, за которые, по сути, и вручили медаль, были не более чем образцами ораторского искусства? Парадоксальнее всего, что полным провалом закончилась даже самая главная и самая привлекательная идея раннего Обамы – о безъядерном мире. Выступление президента в Праге в апреле 2009, в котором он объявил о цели полного уничтожения ядерного оружия, произвела на членов нобелевского жюри сильное впечатление. И ведь казалось, что с этим-то наследием Обамы ничего не случится – задача крайне долгосрочная, на десятилетия. Да и договор CНВ подписали… Но даже здесь неудача. На фоне очевидного обострения международной обстановки тема ядерного оружия вновь актуальна. Арсеналы совершенствуют Россия, Китай и – главное – Соединенные Штаты, где на модернизацию потенциала выделяются огромные суммы. И все же этот промах – вполне в нобелевском духе. Он – проявление общей атмосферы. Воодушевление, связанное с первым чернокожим президентом США, отражало всеобщее стремление к чему-то совсем новому. Обама показался великолепным олицетворением перемен. Человек, даже визуально отличающийся от всех своих предшественников. Да еще и предлагающий свежие идеи. Тогда, к концу первого десятилетия ХХI века, в мире распространилось ощущение движения в тупик. Исчерпались надежды конца прошлого столетия, когда все хотели верить, что конец холодной войны вывел на торную дорогу прогресса. Ни в экономическом, ни в политическом плане равновесия и гармонии не наступило. Главной страной мира после исчезновения СССР стала Америка, и усталость наступала как раз от ее политики. Но именно от нее ждали и кардинального обновления. Казус Обамы – свидетельство того, насколько сложно что-то менять в мире, пришедшем в состояние дисбаланса, утратившем направление. Помимо интеллекта и видения — а они у президента США есть — нужны твердая воля, внутренняя убежденность, азарт в борьбе за реализацию идей, дипломатический талант, последовательность. Со всеми этими качествами дела у Барака Обамы обстоят не блестяще. А тот, кто ими обладает, стал бы идеальным претендентом на очередную Нобелевскую премию мира. Но глобальный ландшафт сегодня не радует взгляд мощными фигурами, которые возвышались бы над политической равниной. Поэтому намного надежнее и безопаснее выбрать солидную международную организацию, цели и задачи которой невозможно отрицать. Как в прошлом году, например, повезло Организации по запрещению химического оружия. Про нее давно никто не вспоминал. Но благодаря дипломатическому успеху российского президента Владимира Путина, который предложил схему уничтожения сирийских арсеналов, тема внезапно обрела актуальность. В достойных кандидатах на Нобеля нуждается не только комитет, вручающий премию, но и весь мир. Потому что количество острых проблем, требующих решения, заметно превышает число тех, кто способен эти решения предлагать. И это пугает.