Выбор редакции

Scofield: Нетрадиционные методы ведения войны с использованием высоких технологий. Продолжение

Lieutenant General H.R. McMaster

Война в Ираке позволила компании Вангард отработать практически безотказную схему извлечения прибыли. Для того, чтобы разобраться в том, как она работает, вновь обратимся к воспоминаниям министра обороны США Р. Гейтса:

«22 февраля 2006 года, произошел террористический акт в шиитской святыне, мечети Аль-Аскари в Самарре. Взрыв спровоцировал чудовищную резню на религиозной почве, волна насилия покатилась по стране. К октябрю каждый месяц погибало около трех тысяч мирных иракцев. Среднее число нападений на военнослужащих США в день возросло с 70 в январе 2006 года до 180 в октябре.

… Очевидный раскол в настроениях населения США и нарастание хаоса в Ираке побудили конгрессмена-республиканца Фрэнка Вульфа, фактически постоянного представителя Северной Виргинии, выступить в начале 2006 года с предложением создать межпартийную группу в составе известных республиканцев и демократов, не участвующих в работе администрации, с целью разработки новой иракской стратегии на благо Соединенных Штатов.

… Бывший государственный секретарь Джим Бейкер и бывший конгрессмен от Индианы Ли Гамильтон согласились стать сопредседателями новой организации, позднее получившей известность как Группа по изучению Ирака.

… Лично для меня самой ценной и полезной с практической точки зрения оказалась поездка в Багдад с 30 августа по 4 сентября.

… Мы также довольно долго беседовали с генерал-лейтенантом Питом Кьярелли, командующим Международными коалиционными силами в Ираке, прямым командиром наших войск в боевых операциях. Кьярелли произвел на всех нас великолепное впечатление своим вдумчивым анализом ситуации – почему мы должны защищать местное население, развивать экономику и обеспечивать рабочие места, в противном случае молодые иракцы по-прежнему будут вместо лопаты хвататься за автомат.

 … Среди подчиненных генерала Кейси (командующего американскими войсками в Ираке) никто не предложил нам увеличить численность американского контингента (а мы постоянно задавали этот вопрос) – возможно потому, что против этого выступали сам Кейси и его босс, глава Центрального командования генерал Джон Абизаид, полагавшие, что присутствие большого числа военных США расслабляет иракцев и мешает последним принимать на себя больше ответственности за собственную безопасность. Кьярелли, напротив, был уверен, что безопасность Багдада не обеспечить без развертывания дополнительных американских частей; как мне довелось узнать позднее, другие генералы, в том числе Рэй Одиерно, поддерживали эту точку зрения и искали союзников в Вашингтоне.

… Я, тоже в частном порядке, пообщался с главой отделения ЦРУ в Багдаде; его оценка ситуации в целом совпадала с позицией Кьярелли. Я спросил, каковы отношения между ЦРУ и военными, и он ответил: «Знаете, сэр, гораздо лучше, чем когда вы были директором ЦРУ». Я не обиделся – во-первых, он говорил правду, а во-вторых, это было еще мягко сказано. Тесное сотрудничество, которое продолжало углубляться, привело в итоге едва ли не к революции в сотрудничестве в режиме реального времени между разведкой и армией.

… Сунниты жаловались (у них были к тому все основания), что министерство внутренних дел Ирака кишит экстремистами-шиитами и бойцами «эскадронов смерти», причем даже называли имена тех, кто причастен к нападениям на коалиционные силы и на общины суннитов» (Гейтс, Роберт «Долг. Мемуары министра войны», 2014)

Комиссии Бейкера-Гамильтона стало понятно, что в Ираке ряд ключевых позиций занимали генералы, убедительно настаивающие на том, что необходимо увеличение американского военного присутствия. Комиссии нельзя было не учитывать их мнение. Особенно, учитывая «революцию в сотрудничестве между разведкой и армией».

Когда глава отделения ЦРУ в Багдаде, поддерживает позицию П. Кьярелли, отвечающего за боевые операции, с ними сложно спорить.

Действовать пришлось в другом темпе и более аккуратно.

Главный успех, которого удалось добиться на первоначальном этапе – замена Д. Рамсфелда на Р. Гейтса.

Питер Кьярелли (Peter W. Chiarelli), настаивающий на увеличении американского военного присутствия в Ираке, на тот момент возглавлял Multi-National Corps – Iraq (MNC-I), обеспечивающий решение тактических задач, а Джордж Кейси (George Casey), который был противником наращивания американского военного присутствия, возглавлял Multi-National Force – Iraq (MNF-I), созданные для решения стратегических задач.

На эту должность 27.01.2007 года единогласным решением Сената США был выдвинут Д. Петрэус, который, находясь в США, пропустил период иракского обострения и успел составить контрпартизанскую доктрину FM 3-24, опубликованную 15.12.2006 года и получившую усилиями журналистов название «Доктрина Петрэуса» (Petraeus Doctrine).

Р. Гейтсу пришлось выстраивать отношения с Д. Петрэусом и всячески удерживать от проектов, сомнительных с точки зрения национальных интересов США.

При этом, Д. Петрэус, даже находясь под контролем Р. Гейтса, обеспечил компании Вангард возможность заработать.

После поездки в 1986 году в Сальвадор, где он перенимал опыт у Д. Стила, Д. Петрэус защитил докторскую диссертацию «Американские военные и уроки Вьетнамской войны», в которой рассмотрел влияние войны во Вьетнаме на американскую военную мысль.

Через 20 лет, когда ему понадобилось решить иракский вопрос, он окружил себя несколькими неординарными консультантами.

Одним из них стал Джон Нэйгл (John A. Nagl), который позже стал президентом Центра новой американской безопасности (Center for a New American Security, CNAS), созданного в 2007 году.

http://inosmi.ru/world/20121112/202074285.html «Свою репутацию CNAS завоевывал, рекламируя планы Д. Петрэуса по ведению противоповстанческой войны… Если не считать той маленькой особенности, что журналисты освещали эти планы за деньги центра. Например, корреспондент New York Times в Пентагоне Том Шенкер (Thom Shanker) занимал должность в этом центре, получая от него деньги, и продолжал писать о Пентагоне. Роберт Каплан (Robert Kaplan), Дэвид Клауд (David Cloud) из Los Angeles Times и прочие написали целый воз и маленькую тележку жизнеописаний, сидя в Центре новой американской безопасности - бок о бок с отставными генералами, и регулярно ссылаясь на них в своих рассказах» (конец цитаты).

Д. Нэйгл в 1997 году защитил докторскую диссертацию, в которой проанализировал опыт британский и американский опыт подавления восстаний в Малайе и Вьетнаме соответственно. Позже он издал ряд работ, посвященных партизанской войне, и участвовал в разработке FM 3-24 (The U.S. Army/Marine Corps Counterinsurgency Field Manual).

Д. Петрэус также привлек в свою команду австралийского полковника специалиста по контртеррористической деятельности Дэвида Килкаллена (David John Kilcullen), представителя CNAS, автора таких книг, как «Случайная партизанская война. Боевые действия малых войн среди большой» (The Accidental Guerrilla. Fighting Small Wars in the Midst of a Big One, 2009), «Борьба с повстанцами» (Counterinsurgency, 2010), «Спускаясь с гор. Грядущая эпоха городской партизанской войны» (Out of the Mountains: The Coming Age of the Urban Guerrilla, 2013).

Д. Килкаллен в своих работах настаивает на расширении функций армии, вовлечении армии в восстановление инфраструктуры, работе с местным населением и т.п. Под все эти направления деятельности компания Вангард готова подвести находящиеся под её контролем корпорации.

Ещё одним консультантом Д. Петрэуса в 2007 году стал Герберт Раймонд Макмастер (Herbert Raymond McMaster).

В настоящее время он совмещает должность директора Центра по интеграции сил и средств сухопутных войск США (Army Capabilities Integration Center) с должностью заместителя командующего особой структуры ВС США —Командования по боевой подготовке и разработке доктрины (United States Army Training and Doctrine Command — TRADOC).

В апреле 2014 года журнал «Time» включил Г. Макмастера в список 100 самых влиятельных людей мира, назвав «Архитектором будущей армии США»

Но об этом позже, а сейчас о том, что Г. Макмастер делал в Ираке.

Ранее уже говорилось о том, что через Центр новой американской безопасности (CNAS) был нанят пул журналистов для пропаганды идей противоповстанческой войны, разрабатываемых группой советников Д. Петрэуса.

Английский экономист и журналист Тим Ханфорд (Tim Harford) из Financial Times также оказался «увлечен» подобными идеями, отразив их во второй главе своей книги «Через поражения – к победе. Законы Дарвина в жизни и бизнесе».

http://fictionbook.ru/static/trials/08/32/67/08326781.html Всестороннее исследование процесса принятия решений в США в период вьетнамской войны было опубликовано в 1997 г. Оно написано на основе докторской диссертации, материалом для которой стали рассекреченные документы. Его автор, Герберт Макмастер, был до такой степени возмущен просчетами президента Линдона Джонсона, министра обороны Макнамары и генералов из Объединенного комитета начальников штабов, что назвал свою книгу «Неисполнение долга» (Dereliction of Duty).

… Как заключил Макмастер, с ноября 1963-го по июль 1964 г. Джонсон, «почти не отдавая себе в этом отчета, принимал важные решения, из-за которых США оказались втянутыми в войну».

… Один из специалистов по антитеррористической деятельности, Джон Нагль, служивший в Ираке с 2003 по 2004 г., быстро понял, что на сотрудничество местных жителей рассчитывать не приходится.

… В конце концов Наглю удалось-таки организовать совместное с иракцами патрулирование, но выглядело оно так: впереди шел полицейский, а за ним американский солдат с автоматом, стволом упирающимся тому в спину. Несмотря на весь свой опыт в области антитеррористической деятельности (а Нагль защитил докторскую диссертацию по этой теме в Оксфорде), даже он далеко не сразу понял, почему полиция не хотела сотрудничать с американцами.

… Некоторые иракцы действительно ненавидели американцев, однако большинство отказывалось от сотрудничества вовсе не поэтому. Они отказывались сотрудничать из чувства страха. Любой, кто оказал бы содействие американцам во время очередной зачистки, был бы убит сразу, как только солдаты США уйдут. Именно поэтому майор Нагль мог рассчитывать на помощь местных полицейских только под дулом автомата.

… Итак, Таль-Афар оставался оплотом боевиков. Днем его улицы принадлежали суннитам, а ночью на них хозяйничали «эскадроны смерти» полицейских-шиитов. Это была иракская гражданская война в миниатюре.

И именно в такой ситуации предстояло действовать Третьему подразделению армейской разведки, насчитывавшему 3500 человек, которым командовал полковник Х.

… У полковника Х завидная репутация. Он командовал американскими танками в знаменитой битве, произошедшей во время Войны в заливе в 1991 г. Кроме того, он известен как человек вдумчивый и умеющий отстаивать свои взгляды. Когда он решил коренным образом изменить ситуацию в Таль-Афаре, он уже понимал, что американская стратегия в Ираке оказалась провальной.

Для того чтобы победить в Таль-Афаре, подчиненные полковника должны были быстро адаптироваться. Еще до того, как они прибыли в Ирак, полковник готовил их к новому месту службы, знакомя с литературой по этой стране. Он не уставал повторять, что солдаты должны относиться к иракцам уважительно, а на учебном плацу в Форт-Карсоне, штат Колорадо, отрабатывал всевозможные сложные ситуации: солдатам предлагалось найти правильную форму поведения с пьяными, с беременными женщинами, с вероятными смертниками, готовыми в любой момент взорвать себя. Все это снимали на видео, а затем обсуждали и разбирали допущенные ошибки. «Каждый раз, когда вы неуважительно относитесь к иракцу, вы действуете на пользу врагу», – говорил полковник своим солдатам.

… В течение нескольких недель солдаты подразделения несли большие потери, и казалось, что их усилия по установлению мира успехом не увенчаются. Но затем произошло чудо: жители Таль-Афара начали сотрудничать с американцами и даже вступать в переговоры друг с другом. Самые умеренные из воюющих фракций сложили оружие. Настоящие террористы либо бежали, либо были убиты, либо арестованы, потому что местные жители начали выдавать их. После этого тех, кто был готов скрывать у себя боевиков, использующих больных девочек для взрыва бомб, а младенцев для прикрытия, почти не осталось. «Все стало происходить с невероятной быстротой», – рассказывает полковник Х, но изменения начались только тогда, когда жители уверовали, что американцы не оставят их до тех пор, пока в Ираке не будет одержана победа над «Аль-Каидой».

Можно без преувеличения сказать, что полковник Х рисковал своей головой, устанавливая мир в Таль-Афаре. То, что он делал, было почти что открытым бунтом против его командиров – генералов Кейси и Абизаида.

… Кроме того, он обращался в более высокие инстанции через головы своих непосредственных командиров, которые не оказывали ему почти никакой поддержки. Больше того – один из них даже попросил его «перестать мыслить стратегически», т. е. держать рот на замке и рассуждать только о том, что входит в его непосредственные обязанности.

… Когда командование не желало слушать его, он обращался к журналистам. Он не полагался на «общую картину», принимая во внимание лишь конкретную ситуацию, сложившуюся в Таль-Афаре, и делегировал полномочия младшим офицерам, находившимся непосредственно на блокпостах в городе.

… Несмотря на все заслуги, на докторскую степень по истории, на то, что он проявил себя с самой лучшей стороны во время операции «Буря в пустыне» и службы в Таль-Афаре, ему дважды – в 2006 и 2007 гг. – отказывали в присвоении генеральского звания. При этом командование ставило ему в укор не то, как он служил, а то, что из-за него всегда возникали какие-нибудь проблемы. Однако как только полковника Х собрались отправить в отставку, армейские специалисты по антитеррористической деятельности в один голос заговорили о том, что поступать так с одним из лучших командиров не стоит.

Да, он по-настоящему уникальный человек, готовый рисковать даже собственной карьерой. Но этому есть простое объяснение: полковник Х – это не кто иной, как Герберт Макмастер.

… Успехи Макмастера в Таль-Афаре оказались для американцев лишь одним из нескольких ярких событий в том безрадостном году. Другие были связаны с тем, что некоторые командиры решили повторить эксперимент Макмастера или независимо от него пришли к таким же выводам.

… Положительный опыт распространялся все шире, в том числе благодаря остроумной книге Дэвида Килкаллена «28 статей: основы контрпартизанской войны на ротном уровне» (28 Articles: Fundamentals of Company Level Insurgency), которую солдаты пересылали друг другу по электронной почте.

… Килкаллену – нанятому Пентагоном австралийскому офицеру и антропологу, нравился его независимый статус, и потому он был известен как еще больший вольнодумец, чем Макмастер. Ему приписывают следующие популярные высказывания: «Если бы я был мусульманином, я, наверное, стал бы джихадистом» и «Если сдуру вторглись в страну, то это не значит, что из нее нужно сдуру уходить».

… Еще одним источником солдатской мудрости была сделанная в PowerPoint презентация из 18 слайдов, называвшаяся «Как капитану Трэву победить в Аль-Анбаре». В ней одной было больше понимания событий, чем у командования с его трехлетним опытом войны. При этом в презентации использовались язык и аргументы, понятные первокласснику: «Справа – боевик. Он плохой. Слева – иракец, который не является боевиком и сам боевиков боится… Есть Джо и Мохаммед. Они не знают, какие иракцы плохие, а какие хорошие. Что делать?» На другом слайде изображен один из тех иракских шейхов, которые стояли во главе местных племен «последние 14 000 лет», но сейчас оказались не у дел из-за гражданских американских властей в Ираке – «из-за Пола Бремера и всяких там 25-летних пацанов из Техаса».

… Во время своих 10-километровых пробежек генерал Петреус не раздумывал над новой стратегией и не отдавал потом команды так, словно озвучивал десять заповедей. Он делал нечто более сложное – то, чего не делает почти никто: искал среди своих подчиненных и даже вне армейской среды людей, которые к тому времени уже нашли решение проблемы, стоявшей перед Соединенными Штатами.

Это не значит, что Дэвид Петреус просто заимствовал идеи других людей. В 2003 г. он командовал американскими силами в Мосуле, крупнейшем городе на севере Ирака, и так же, как Макмастер, игнорировал многое из того, что ему приказывали вышестоящие начальники. В частности, когда пришел приказ уволить всех, кто был связан с саддамовской партией БААС, он не выполнил его и оставил на посту недавно избранного губернатора Мосула, несмотря на то, что тот был известен своим баасистским прошлым. Кроме того, Петреус нашел правовые основания для того, чтобы открыть границу с Сирией, несмотря на стремление Госдепартамента не иметь с этим государством никаких контактов. (О 101-й десантной дивизии, когда ею командовал Петреус, ходила шутка, что это единственное воинское подразделение, имеющее собственную внешнюю политику.) Затем он проигнорировал возражения американских гражданских властей в Багдаде и поднял цены на местную пшеницу. Петреус решил, что свободный рынок – это, конечно, хорошо, но предложенные им высокие цены помогут американцам найти поддержку у местного населения, поскольку крестьяне начнут зарабатывать больше, чем при Саддаме Хусейне.

Генерал Петреус был единственным командиром дивизии, проведшим успешную военную кампанию в первый год войны. Но за свои успехи и своеволие он был награжден весьма своеобразно: вместо того чтобы получить должность в действующей армии, о которой он мечтал, Петреус был назначен ответственным за подготовку иракской полиции, а затем переведен на должность командира военной базы в Форт-Ливенуорт, штат Канзас, в 10 000 км от Ирака.

… Однако Петреус решил из Форт-Ливенуорта влиять на американскую стратегию самым проверенным способом: снизу вверх. Он поставил перед собой задачу переписать армейскую доктрину по контрпартизанской войне. Обычно переписывание доктрины сводилось к внесению сугубо формальных изменений. Однако Петреус был уверен в том, что сумеет предложить действительно нечто новое. Более того, он понимал то, чего не понимали ни Дональд Рамсфельд, ни Роберт Макнамара, ни президент Джонсон: то, что верные решения возникают только при столкновении очень разных мнений. Петреус к тому времени уже был тем высокопоставленным офицером, который вдохновил Дэвида Килкаллена на написание «28 статей». Теперь он попросил Килкаллена принять участие в конференции, которая должна была по его инициативе пройти в Форт-Ливенуорт. Целью конференции как раз и была выработка контрпартизанской доктрины. Кроме того, он пригласил английского бригадного генерала Найджела Олуин-Фостера, который в свое время подверг американскую армию резкой критике, обвинив ее в невежестве, граничащем с расизмом. (Газета Guardian прокомментировала его слова следующим образом: «Удивляет не только жесткость его замечаний, но и то, что американский армейский журнал Military Review решился их опубликовать». Однако журнал Military Review издавался в Форт-Ливенуорте и подчинялся генералу Петреусу.) Среди приглашенных был и Джон Нагль, который изучал особенности контрпартизанской войны в Оксфорде, и Калев Сепп, еще один эксперт, жестко критиковавший американскую стратегию. Кроме того, Петреус пригласил на конференцию представителей Госдепартамента и ЦРУ, журналистов, ученых и даже правозащитников. И не случайно он занял место рядом с Сарой Сеуолл, директором Гарвардского центра по защите прав человека. Один из журналистов, участвовавших в работе конференции, отметил, что ни разу до этого не видел такого открытого обмена идеями.

В то время, когда вырабатывалась новая доктрина, Герберт Макмастер, он же полковник Х, все еще находился в Таль-Афаре, однако команда Петреуса переписывалась с ним по электронной почте. «Полковник сражался с боевиками в Таль-Афаре, и мы использовали его опыт в реальном времени, – скажет потом Джон Нагль. – Мы записывали его данные по Таль-Афару, а потом размещали их в "Википедии"». Если Рамсфельд закрывал глаза на то, что происходит на передовой, то Петреус сумел найти решение иракской проблемы, находясь за 10 000 км от линии фронта.

Такая готовность воспринимать новые идеи могла бы показаться неожиданной. Да, генерал Петреус имел репутацию самоуверенного человека, причем для этого было множество оснований. О своем опыте в Мосуле Петреус высказался весьма образно: «Я сочетал обязанности и президента, и папы римского». Один из его коллег в беседе с журналистом Томасом Риком сказал, что «Дэвид Петреус является лучшим генералом Армии США, и равных ему нет. Но все-таки он вдвое хуже, чем сам о себе думает».

… Многообразие мнений, положенных в основу доктрины, стало основным оружием Петреуса в распространении его идей. Маститые журналисты, приглашенные на конференцию, были поражены предложенной стратегией, но польщены тем, что оказались в числе участников, и с удовольствием освещали тему конференции в своих СМИ. Правозащитница Сара Сеуолл написала предисловие к Полевому руководству 3–24 (FM 3–24), в котором описывалась контрпартизанская доктрина. Джон Нагль выступал на всевозможных ток-шоу, включая ежедневное шоу Джона Стюарта. Руководство удостоилось рецензии в книжном обозрении газеты New York Times и было замечено другими авторитетными газетами. Когда оно появилось в сети Интернет, только за первый месяц его скачали полтора миллиона раз. Свои комментарии к нему написали 600 000 человек из числа военнослужащих сухопутных войск и морской пехоты (конец цитаты).

Новому министру обороны Р. Гейтсу после такой раскрутки FM 3-24 не оставили выбора и Д. Петрэус был возвращен в Ирак.

Примечательно то, что раскрутили тех военных, которые не только входили в команду Д. Петрэуса, но и были готовы действовать на своё усмотрение, не выполняя приказов старших начальников.

Своеобразная армейская оппозиция министру обороны. Только профессионализм Р. Гейтса позволил ему выстроить отношения с этой группой, использовав их выдающиеся способности в большей степени на благо США, а не только компании Вангард.

Что касается Г. Макмастера, то в августе 2008 года, при поддержке Д. Петрэуса, он перешёл в Центр по интеграции сил и средств сухопутных войск США (Army Capabilities Integration Center — ARCIC), входящий в состав Командования по боевой подготовке и разработке доктрины (United States Army Training and Doctrine Command — TRADOC).

ARCIC играл ключевую роль в программе «Боевые системы будущего» (Future Combat Systems — FCS) — программе модернизации армии США с 2003 по 2009 г.

http://www.sa100.ru/robots2/ASU/FCS_end/FCS_END.htm Официально запущенная в 2003 году, FCS была задумана, чтобы создать новые бригады, оснащенные перспективными экипажными и безэкипажными транспортными средствами, связанными беспрецедентно скоростными и гибкими сетями на поле боя.

Программа была завершена примерно в одной трети ее развития по состоянию на 2008 год, хотя планировалась для выполнения на период до 2030 года. Технические полевые испытания начались в 2008 году.

… Программой планировалось иметь семейство боевых машин на едином шасси.

… Вся программа как ожидалось, должна была стоить $340 млрд.

… 06.04. 2009 года, президент США Барак Обама и министр обороны Роберт Гейтс объявили о своих планах снизить расходы на FCS в сторону увеличения расходов на борьбу с терроризмом и уменьшения затрат на подготовку для обычных боевых действий против крупных государств, таких как Китай и Россия.

… В то же время самые инновационные проекты, в том числе касающиеся беспилотных летательных аппаратов, наземных робототехнических средств, систем связи и передачи данных, были сохранены. Их разработка продолжилась в рамках программы «Модернизация боевой армейской бригады» (Brigade Combat Team Modernization — BCT Modernization).

В рамках программы корпорации AAI и QinetiQ North America объединили усилия, чтобы предоставить в войска небольшой, портативный носимый терминал дистанционного видео (Wearable Remote Video Terminal — WRVT), необходимый для контроля за ситуацией, а также просмотра данных как наземных, так и беспилотных авиационных средств.

WRVT основан на программном обеспечении терминала One System Remote Video Terminal (OSRVT) корпорации AAI.

OSRVT — это модульная система получения видео и данных, которая позволяет бойцам удаленно в реальном времени наблюдать изображения и критические геопространственные данные, получаемые от взаимодействующих тактических беспилотных летательных аппаратов и пилотируемых платформ.

На основе OSRVT был создан тактический терминал удаленного использования (Tactical Remote Exploitation Terminal — T-REx), позволяющий военнослужащему анализировать несколько источников разведки и формулировать прогнозные оценки сложных проблем.

Комплексная ситуационная осведомленность требуется при борьбе с повстанцами и в локальных боевых миссиях.

Кроме того корпорация AAI производит и поставляет в Сухопутные войска и Корпус морской пехоты США Shadow 200 TUAS — БПЛА последнего поколения. Shadow 200 TUAS может видеть цели на расстоянии до 125 км от бригадного тактического центра управления, и распознавать тактические объекты с высоты до 8000 футов над землей и более чем на 3,5 км наклонной дальности, днем или ночью (конец цитаты).

Таким образом, усилиями Р. Гейтса и Б. Обамы в 2009 году удалось свернуть программу FCS стоимостью 340 млрд. $, отложив разработки безэкипажных транспортных средств (Unmanned Ground Vehicles). Однако, то, что действительно было необходимо ВС США, было сохранено в рамках программы BCT Modernization. При этом, разработку БПЛА, программного обеспечения и портативных терминалов анализа разведданных, особенно необходимых для «борьбы с повстанцами и в локальных боевых миссиях», осуществляет AAI Corporation, которую в 2007 году приобрела компания Textron.

http://www.finanz.ru/profil-kompanii/Textron

Акционеры

BlackRock, Inc. — 6,10%

Capital Research Global Investors — 6,60%

FMR LLC — 6,40%

T. Rowe Price Associates, Inc. — 10,70%

The Vanguard Group, Inc. — 6,80%

Freefloat — 63,40%

Т.е. контрпартизанская доктрина имени Д. Петрэуса оказалась весомым аргументом для обоснования необходимости программы BCT Modernization.

Textron со своими разработками и «архитектор будущей армии США» Г. Макмастер в ARCIC — гарантия постоянной прибыли для компании Вангард.

...

Scofield: Textron в 2007 году приобрела AAI Corporation.

Bit Defender (BD) в 2007 году вышла на российский рынок.

Т. В.: BD я уже упоминала в связи с обнаружением вредоносной программы в компьютерах киевского правительства, основанной на программе Bit Defender. Мифические «Русские хакеры» тогда помогли в получении вполне реального многомиллионного контракта ее материнской компанией SoftWin.

Scofield: Командование по боевой подготовке и разработке доктрины (United States Army Training and Doctrine Command — TRADOC), в состав которого входит Центр по интеграции сил и средств сухопутных войск США (Army Capabilities Integration Center — ARCIC), куда в августе 2008 года был назначен Г. Макмастер, включает в себя структурное подразделение — Cyber Center of Excellence (Cyber COE).

Задачей данного центра передового опыта (Cyber COE) является обеспечение преимущества ВС США в кибервойне.

Поэтому есть вероятность, что в ходе «пятидневной войны» часть хакерских атак осуществляли именно сотрудники Bit Defender. С одной стороны, это была возможность апробировать новые программные продукты, с другой стороны — повод использовать «киберугрозу со стороны России» для продвижения своего продукта в соседних странах.

http://russian.rt.com/inotv/2012-08-26/Rossijsko-gruzinskij-konflikt-stal-pervoj-internet-vojnoj (26.08.2012) В ходе пятидневной войны на Кавказе в августе 2008 года боевые действия вели не только солдаты России и Грузии. Настоящая война развернулась и в сети, сообщает немецкое издание Spiegel Online.

Как отмечает автор статьи Йоханнес Корге, с момента нападения на Южную Осетию Интернет в Грузии словно сошел с ума: сайты правительства были заблокированы, а на сайте министерства обороны появился коллаж, составленный из портретов Михаила Саакашвили и Адольфа Гитлера.

В ответ на это последовали серьезные атаки на российские серверы. До сегодняшнего дня доподлинно неизвестно, были ли инициаторами кибератак сами хакеры или их осуществили по заказу правительств (конец цитаты).

http://www.newsweek.com/2015/05/15/russias-greatest-weapon-may-be-its-hackers-328864.html (15.05.2015) Russia is the only country to date to have combined cyberwarfare with assaults by conventional guns and tanks. «The Russia-Georgia war of 2008 was a perfect example of a combined kinetic and cyber operation», says Carr. «Nobody else has ever done anything like that» (конец цитаты).

Джефри Карр (глава компании Taia Global, которая занимается вопросами информационной безопасности), заявил: «Российско-грузинская война 2008 года замечательный пример сочетания реального наступления с кибернетическим. Никто никогда такого не делал».

Bit Defender и Textron контролируются компанией Вангард.

Для разработок систем разведки, связи и анализа разведданных, в рамках программы BCT Modernization, необходима киберзащищенность, которую через Cyber COE (в котором анализируется опыт хакерских атак) будет обеспечивать компания Bit Defender. Диспетчером этого процесса выступает Г. Мастер, в настоящее время занимающий должность заместителя командующего TRADOC.

Компания Вангард гарантированно получает прибыль.

Для того, чтобы в контрактах стояли более внушительные суммы, угрозы должны выглядеть более внушительно. Поэтому периодически появляются сообщения о том, что российские хакеры, либо хакеры ИГ взломали тот или иной ресурс Пентагона.

Одновременно, идет раскрутка угроз «гибридной войны».

26.09.2014 — Командование специальных операций ВС США (SOCOM) опубликовало официальный документ (White Paper), в котором было изложено решение проблемы противодействия «нетрадиционным методам ведения войны» (Counter-Unconventional Warfare). Сам документ (https://info.publicintelligence.net/USASOC-CounterUnconventionalWarfare.pdf) появился до начала слушаний в Конгрессе США по вопросам оборонного бюджета. Другими словами, документ призывал увеличить финансирование SOCOM.

Угроза нового поколения «нетрадиционных боевых действий», как следует из документа, исходит от России, Китая и Ирана (см. http://www.defensenews.com/article/20141024/DEFREG02/310240035/US-Military-Girds-More-Unconventional-Warfare- )

http://vz.ru/news/2014/11/25/717065.html (25.11.2014) «Беспрецедентная наглость нетрадиционной войны со стороны России вызвала острое беспокойство среди американских партнеров, которые боятся, что Москва может применить аналогичные методы в других странах региона, где часть населения настроена русофильски и оппозиционно к местным властям, например в странах Балтии, Молдавии и Грузии», – считают в Командовании специальных операций.

Согласно докладу, Россия на Юго-Востоке Украины использует силы специального назначения, разведку, политических провокаторов и средства массовой информации, а также транснациональные преступные элементы.

… По мнению американского Командования спецопераций, россияне успешно занимаются организацией «пророссийских сепаратистов», направив им на помощь советников и бойцов из российских спецслужб. Мероприятия включают в себя финансирование и вооружение, тактическую координацию и огневую поддержку военных операций ополченцев (конец цитаты).

Угроза странам Балтии и Грузии упоминались и И. Пономаревым в его интервью (http://sobesednik.ru/dmitriy-bykov/20150420-ilya-ponomarev-celyatsya-ne-v-menya-a-vyshe-v-surkova, http://apostrophe.com.ua/article/politics/2015-05-10/deputat-gosdumyi-ponomarev-voynoy-na-donbasse-putin-reshaet-dve-zadachi/1689 )

Об угрозах со стороны российских хакеров также постоянно напоминают странам Балтии и Грузии.

Как это превратилось в новый контракт компании Вангард по обеспечению кибербезопасности НАТО и Украины см. http://pravosudija.net/article/srochnaya-novost-i-perepiska-s-avtorom-scofield

По мнению Клинта Уоттса (Clint Watts) эксперта в области антитеррора «нетрадиционные методы ведения боевых действий» могут обеспечить победу над ИГ.

http://warontherocks.com/2014/10/how-about-some-unconventional-warfare-thoughts-on-countering-isil/ (20.10.2014) Clint Watts: «Unconventional methods will not only help erode ISIL in the near term, it will likely reap intelligence benefits in the long term as the U.S. will need continued situational awareness on the chaotic stew of militias each carving out a stake in the Levant. Americans must realize that unconventional warfare isn’t really an option; it’s an imperative» (конец цитаты).

Нетрадиционные методы ведения войны не только помогут разрушить ИГ в ближайшей перспективе, но и обеспечат «разведывательное преимущество» на дальнюю перспективу, т.к. США будет необходимо понимание ситуации в конфликте различных вооруженных группировок, пытающихся урвать себе часть Леванта. Использование нетрадиционных методов ведения войны — это не выбор, это необходимость.

Так эксперты по антитеррору и контрповстанческим действиям продолжают продвигать «Доктрину Петрэуса», пока он сам является советником Белого дома по борьбе с ИГ. Всё это накладывается на программу BCT Modernization и необходимость обеспечения киберзащиты.

Но одних подразделений СпН, которые будут проводить контрповстанческие действия с опорой на разработки AAI Corporation, для компании Вангард мало. Необходимо увеличение заказа.

Поэтому концепцию расширяют на все сухопутные войска, с чем так боролся Р. Гейтс в 2009 году.

http://vz.ru/news/2015/2/19/730620.html (19.02.2015) Г. Макмастер: «Нам критически важно понять, что война является соперничеством, которое разыгрывается далеко не только на физическом поле боя. Она разыгрывается также в том, как ее воспринимает (общественность). Кроме того, она охватывает политическую подрывную деятельность, чем Россия занимается особенно эффективно под предлогом защиты русскоязычных меньшинств».

С точки зрения Г. Макмастера, Россия на Украине использует «силы специального назначения под прикрытием в комбинации с обычными вооруженными силами».

… «Таким образом, что является ответом на этого рода способности? Единственным способом эффективно с ними справиться является сдерживание на передовых рубежах, и такое сдерживание на передовых рубежах подразумевает использование сухопутных войск.

… Я не отстаиваю применение этой идеи на Украине.

… Сухопутные силы играют в этом (сдерживании) невероятно важную роль. Причем мы, думаю, недооцениваем на собственный страх и риск сдерживающую значимость сухопутных войск» (конец цитаты).

Независимо от того, кто получает преимущество в иракском, сирийском или украинском конфликте, Вангард продвигает продукцию, подконтрольных ей корпораций, а также услуги приватизированных силовых структур.

ВЫБОР РЕДАКЦИИ