Выбор редакции

Скандал с Volkswagen и его последствия

СМИ продолжают обсуждать разразившийся неделю назад скандал вокруг автомобильного концерна Volkswagen, в результате которого его акции упали на треть. Контролирующие службы США обнаружили, что производитель встраивал в автомобили с дизельным двигателем программное обеспечение, которое выдавало заниженные показатели по выбросам оксидов азота (NOx). Комментаторы пытаются проанализировать эту историю и предположить, как она скажется на дальнейшем развитии автомобильного производства.

Скандалу предшествовала долгая история с расследованиями и опровержениями, рассказывает NY Times. А у этой истории, в свою очередь, были прецеденты. Когда в 1970-е гг. в США ужесточили требования по выбросам вредных веществ, некоторые производители начали адаптироваться к новым рыночным условиям путем фальсификаций. Volkswagen был первой из компаний, которые на этом поймали. Тогда его оштрафовали на $120 000.

 
Фото: stern.de

Нынешняя история началась в 2013 г., когда одна американская некоммерческая организация решила проверить машины с дизельными двигателями на выбросы. Цели уличить Volkswagen в обмане не было. Наоборот, организация хотела собрать примеры эффективно работающих дизельных двигателей в США, чтобы потом этими данными можно было колоть глаза европейским экологам, у которых традиционно более низкие, чем в США, стандарты по выбросам NOx. Тогда впервые были замечены странные расхождения между показателями лабораторных и дорожных проверок. В лабораторных условиях, когда машина никуда не едет, показатели соответствовали стандартам. На дороге выбросы превышали допустимый объем в 10-40 раз.

В 2014 г. власти Калифорнии сообщили о странностях Агентству по охране окружающей среды (EPA) и начали расследование. Volkswagen в ответ на претензии ссылался на возможные сбои показателей из-за  погодных условий, стиля вождения и прочих трудноконтролируемых факторов. Так продолжалось до сентября 2015 г., когда корпорации пригрозили отозвать сертификат на продажу подозрительных машин, и группа старших инженеров VW рассказала о том, что в дизельных автомобилях действительно устанавливали фальсфицирующий софт, позволявший им формально соответствовать требованиям американского рынка, где к тому моменту уже было продано почти полмиллиона таких автомобилей. Всего на мировом рынке этих машин порядка 11 млн.

Wall Street Journal пишет об этой истории с большой осторожностью и пытается посмотреть на нее в более широком контексте. Конечно, если обвинения, выдвинутые американскими агентствами против VW справедливы, то производитель поплатился своей репутацией за дело. Тем не менее, остается множество вопросов, и их число по мере поступления новостей только растет. Например, непонятно, кто решил устанавливать этот софт и чем при этом руководствовался. Неизвестно, знало ли об этом руководство компании. Также можно задаться вопросом о том, есть ли у этих приборов иное назначение, помимо того, чтобы обойти американские требования по выбросам. Пока эти детали неизвестны, а картина в основном формируется на основе официальных правительственных отчетов.

Устройства, которые фальсифицируют показатели, комментирует WSJ, - это отнюдь не новое изобретение, и пользуются им не только немцы. Более того, устройства, деактивирующие контроль над выбросами, в принципе могут использоваться в легальных целях (правда, в таких случаях производитель должен предупреждать о таких устройствах и сообщать, какие поправки нужно вносить в подсчеты). В 1995 г. штраф в размере $45 млн. за нелегальную установку таких устройств заплатил General Motors. В 1998 г. оштрафовали еще семь американских производителей, в том числе Volvo и Caterpillar.

Обычно в таких случаях государственные службы пишут о выявлении фальсификации, но не пишут о том, какова первичная роль этих устройств в машинах. Между тем, эксперты утверждают, что их главная задача в том, чтобы оптимизировать сжигание топлива и действительно сократить объемы вредных выбросов – прежде всего, углекислого газа. Но двигатели, которые проектируются с расчетом на сокращение выбросов углекислого газа, обычно выбрасывают больше NOx. И да, возможный побочный эффект работы такого устройства – это неверное указание выбросов NOx. Американские экологические агентства предпочитают выражать праведное негодование, вместо того чтобы проанализировать свои собственные требования. Безусловно, заключает автор, VW«должен заплатить за все случаи преднамеренного введения в заблуждение, но остальные производители и вся страна должны знать, что на самом деле представляет собой эта история: великий обман, который подозревает EPA, или вариант известного побочного эффекта, за который просто впервые начали сурово преследовать».

Подробный комментарий дает The Economist. По мнению автора, масштабы события таковы, оно может заметно повлиять на всю отрасль. В частности, это касается производства дизельных двигателей, которые как раз начали набирать популярность. Они эффективно и, соответственно, более экономично расходуют топливо, а также позволяют сократить объемы выброса углекислого газа. За счет этого они стали популярны в Европе, где много внимания уделяется именно этому показателю. Недостаток в том, что при этом они выбрасывают больше NOx, и сократить этот показатель труднее и дороже. NOx, в отличие от углекислого газа, практически не сказываются на процессе глобального потепления. Но они серьезно вредят местной флоре и создают смог. В итоге получилось так, что в США больше ограничений по выбросам NOx, а в ЕС – по выбросам углекислого газа. Таким образом, европейским стандартам VW условно соответствовал. Увеличение его доли на рынке в США было, прежде всего, обусловлено тем, что он убедил государство и потребителей в том, что дизельные двигатели тоже могут быть экологичными. После того как вскрылась фальсификация, в производстве дизельных двигателей могут начаться проблемы.

 
Фото: irishtimes.com

Возникает вопрос, продолжает автор, почему VW в принципе пошел на такой риск. Можно предположить, что отчасти сыграла роль конкуренция с Toyota. Для того чтобы обогнать ее, требовалось значительно увеличить долю на рынке США. В принципе можно было бы устранить проблему, действительно сократив выбросы. Но это было бы дороже, плюс могло бы привести к сокращению мощности и снижению эффективности расхода топлива, что, в свою очередь, ослабило бы конкурентоспособность. Проще было отключить регистрацию ненужных показателей в лабораторных условиях.

Очевидно, в VW были люди, которые считали, что эта махинация может пройти незамеченной. И, по всей видимости, у них на то были основания. Как минимум, это то, что такой трюк далеко не оригинален в автомобильной индустрии. Многие производители не дотягивают по сокращению объемов выброса NOx даже до сравнительно низких европейских стандартов, и это сходит им с рук, несмотря на протесты со стороны экологов. Отчасти это связано с тем, что в большинстве случаев европейское тестирующее оборудование устарело, и его изъянами можно пользоваться. Отчасти – с тем, что экспертизу обычно проводят «независимые» коммерческие компании, которые находятся друг с другом в отношениях конкуренции и стараются дружить с производителями автомобилей.

Кроме того, в Европе обычно машины проверяют до того, как они выходят на рынок, а после ими уже никакие контролирующие инстанции не занимается. В США, по большому счету, тоже так, но есть еще EPA, которое время от времени устраивает случайные проверки продаваемым на рынке автомобилям. Скорее всего, случай с VW приведет к тому, что теперь автомобили будут тестировать более внимательно. Вполне может оказаться так, что и многие другие производители используют аналогичные способы фальсификации показателей. Это может привести к тому, что компаниям вообще придется отказаться от использования дизельных двигателей для массового автомобильного производства и придется искать другие способы, чтобы создавать не слишком дорогие автомобили, соответствующие при этом запросам покупателей. Это, в свою очередь, потребует больших вложений.

Вся история с VW пришлась на тот момент, когда некоторые крупные корпорации, не имевшие прежде отношения к этой отрасли, начали задумываться о том, чтобы попробовать себя в автомобилестроении – как, например, Google и Apple. Это, считает автор, усилит конкуренцию и, вероятно, приведет к большим слияниям, которые изменят отрасль, перераспределив ее участников.

ВЫБОР РЕДАКЦИИ