Выбор редакции

Крайняя война империи




Стремление решить внутренние проблемы на пути внешней активности ведут в пропасть, через которую российские элиты рассчитывают перепрыгнуть маленькими прыжками в сторону
Очень легко трактовать решение Президента РФ начать военную операцию в Сирии как стремление решить внутренние проблемы за счет маленькой победоносной войны. Это  укладывается в парадигму  черно-белого восприятия  кремлевской политики как ситуативного реагирования  только на самые близкие и самые катастрофические проблемы. В принципе такая парадигма  отвечает критерию ручного управления как внутренними, так и внешними  кризисными ситуациями. Но в  данном случае это далеко не так. Уровень кремлевского стратегирования, безусловно, не высок, а горизонт планирования  чисто тактического порядка.
Но это определено не столько личными качествами российских лидеров, хотя и не без этого, а  ригидностью российского политикума  и  нереформируемостью  коррупционной  модели  экономики. Поэтому любые радикальные  изменения в сложившийся уклад хозяйствования и  политического поведения принимается Кремлем на основе элитного консенсуса. То есть когда после той или иной уже свершившейся катастрофы абсолютно всем (от муниципального  жулика  до встроенного в хозяйственные цепочки вора в законе) становится  ясно, что  реакция Кремля на данное ЧП верна, что она направлена на сохранение  и умножение благосостояния всех элитных слоев и уберегает их от  социальных и иных катастроф.
Это означает, что российский чиновник любого уровня, включая президента, является заложником  деградирующей Системы, которая и порождает  все новые и новые проблемы, кризисы и катастрофы.
Это означает также, что реагирование на системный кризис не подразумевает изменения Системы  и по этой причине не может остановить деградацию  и спасти Систему и ее   бенефициаров.
Эта дорожка логических шагов не учитывает нелинейных изменений в составе российских элит. И в первую очередь резко возросшую роль и статус армии и силовых структур. Причем, что особенно  важно, не  в сфере хозяйственного лоббизма, что было до сих пор, а в области прямых и непосредственных функций этих социальных институтов.
Несмотря на то, что во всех силовых структурах каждый имеющий возможность заботиться о своем личном будущем активно этим занимается, все больше внимания приходится уделять своему функционалу – решению проблем внутренней  безопасности ( епархия Конторы) и обороне страны от внешних врагов ( армия).
Кроме того, идет  мощное финансирование российского ВПК, которое, конечно, старательно разворовывается, но с этим все серьезней     борются. Эффект  от такой борьбы довольно слабый, но не нулевой. Американскпй военный эксперт Дейв Маджумдар в своей статье в журнале «The National Interest» назвал российскую армию «бумажным тигром», и он, конечно, прав. То высокоточное оружие, которое периодически демонстрируют ВС России, нет  спору, великолепно, но его  очень мало.  Даже в сравнении с китайским военным потенциалом. Для противостояния американской военной мощи необходимы все и новые вложения в военное производство. И они будут делаться несмотря ни на что. Даже если придется ввести  карточную систему на продукты питания и перейти на всероссийский Госплан. И под руководством все той же «Единой России» трудиться  за пайку хлеба под лозунгом «Все для фронта, всем для Победы!» В этом случае, конечно, олигархов придется раскулачить, но по ним россияне плакать не будут.
Вот это и есть та нелинейность, которая может помочь правящей группе лиц и корпораций  выжить в условиях обвала  мировых цен на сырье и реальной международной изоляции России, которую никто не отменял и не отменит никогда.
Американские военные  эксперты предрекают Пентагону и примкнувшим к нему США  « American NonEnding War» - бесконечную американскую войну. Стратегические ииноваторы Кремля, как  видно, решили ответить Америке тем же концом и по тому же месту. «Russian Non-Ending War» - российской бесконечной войной. 
Военные, промышленные и финансовые потенциалы США и России сегодня несравнимы. Но наше преимущество ( если это можно назвать преимуществом)   - то самое качество русского народа, за которое товарищ Сталин поднял заздравный тост после Великой Победы.
Это терпение.
Русские готовы терпеть лишения и невзгоды во имя высоких целей. Во имя спасения государства.
Если им эти цели грамотно укажут. И если это еще те самые русские, которые готовы терпеть.
И если кремлевская обслуга вовремя спрячет в сундуки все нажитое непосильным трудом. Ролексы, яхты и виллы.
Президент наденет сталинский  френч, как Си Цзинпин, и стиль милитари станет иконой для подражания российского чиновничества.
Россия  будет вести нескончаемую войну во всех горячих точках планеты, покуда хватит демографического потенциала.
Из мелочей: придется национализировать ТЭК и ВПК, запретить свободное хождение иностранной валюты, ограничить поездки за границу, практически отменить интернет, запретить иностранные кинофильмы и иностранную еду, одежду, мобильные телефоны и прочая и прочая…
Но это же право сущие пустяки. Северные корейцы так живут давно и не плачут, а если и плачут, то это  невидимые миру слезы.
В  завершение скажу, что это очень оптимистический сценарий. Потому как автор  в сущности сердобольный человек и не хочет пугать читателя картинами грядущего апокалипсиса. Впрочем, разве можно чем –либо  напугать людей, которые  не сошли с ума от  Кущевки и Бирюлева, от Приморских партизан и Красногорского стрелка, от шубохранилищ  и  оборонного  мебельторга, от платных парковок и монстров из ЖКХ?
Так что радуйтесь, товарищи и верьте в мудрость вождей. Они ведь такие же люди, как и мы с вами. Только намного лучше!

Владимир Прохватилов, Президент Фонда реальной политики(Realpolitik), эксперт Академии военных наук