Выбор редакции

Павел Медведев надеется в 2016 году остановить разорение малого бизнеса

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Здравствуйте, в студии Светлана Андреевская. У нас в гостях Павел Медведев, финансовый омбудсмен, политик, экономист. Я вас приветствую, Павел Алексеевич!

П. МЕДВЕДЕВ: Здравствуйте!

С. АНДРЕЕВСКАЯ: 2015 год закончился. Какие главные события Вы из него вынесли как человек, житель страны и, конечно, в масштабах мира?

П. МЕДВЕДЕВ: Вы знаете, кому что, а курице просо. Я всё-таки экономист, и в основном слежу за экономическими событиями, и год для меня был не очень весёлым. Очень многие экономические показатели ухудшились, например, заработная плата в среднем упала более, чем на 10%. Это очень печально, это создаёт негативный фон для дальнейшего развития экономики.

Упали капиталовложения. А для того, чтобы экономика развивалась, нужны капиталовложения. К сожалению, они падают уже как минимум третий год, причём каждый год всё больше и больше. Поэтому я не в очень хорошем настроении заканчиваю этот год.

Правда, россияне обладают, я много раз читал об этом в книжках, таким специальным свойством: не было бы счастья, да несчастье помогло.

Десять с небольшим лет назад президент Путин сделал мне царский подарок. Я до этого 10 лет головой об стенку бился и пытался провести закон о страховании вкладов граждан в банках. И мне мои товарищи устроили встречу с Путиным. Я, как зануда, перед зеркалом готовился, чтобы в течение 30 секунд, максимум минуты, объяснить, чего я хочу, зачем нужен этот закон.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: У вас чёткие указания были – максимум минута?

П. МЕДВЕДЕВ: Очень большой риск, что большой начальник тебя не дослушает, и что же? Товарищи старались, старались, и получается, что зря? На десятой секунде меня Путин остановил и сказал: «Давайте создадим рабочую группу, и все те проблемы, которые вас мучают, кого-то ещё мучают, кто-то с вами не согласен – давайте за круглым столом разрешим!»

И десяти недель не надо было для того, чтобы мои десятилетние муки прекратились. Сейчас я надеюсь, что Путин создаст рабочую группу и разрешит ту кардинальную задачу, которую он поставил в своём послании – прекратить кошмарить тот бизнес, который не надо трогать, и наоборот, квалифицированным образом быстро рассматривать экономические преступления.

По моим представлениям, может быть, представлениям зануды, нет согласованности между разными правоохранительными органами – кто в лес, кто по дрова. У кого план посадить побольше бизнесменов, кто не понимает, в чём бизнес состоит, учились при советской власти, когда бизнеса не было. Вот посадить бы всех: прокуратуру, следственный комитет, МВД - много прекрасных честных офицеров – и согласовать бы! И не нужно было бы разорять 200 тысяч бизнесов в следующем, 2016 году.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: А как узнать, какой бизнес можно кошмарить, а какой нельзя?

П. МЕДВЕДЕВ: Есть процедуры, с помощью которых изучается бизнес. Эти процедуры в значительной мере налажены в Центральном банке. Много лет Центральный банк готовил внутри себя специалистов, которые достаточно тонко разбираются с тем, куда утекают деньги. Обычное пожелание ваших слушателей – «дайте деньги, чтобы они пошли на какую-то конкретную задачу, а на другую чтобы не шли».

С. АНДРЕЕВСКАЯ: На дело, да.

П. МЕДВЕДЕВ: Так вот, когда банк кредитует своего клиента, предполагается, что деньги идут на какую-то конкретную задачу, а они уходят на самом деле на зарубежные дворцы.

И вот Центральный банк это умеет анализировать очень хорошо. Если бы разбирательство уголовных дел против предпринимателей шло руками следователей МВД, следственного комитета, но в присутствии консультантов из Центрального банка от Бориса Титова, чтобы они сидели рядом и чтобы слышали, что они говорят этим прекрасным офицерам, которые заканчивали не Финансовую академию и не Плехановский институт. Так как их знаний недостаточно, чтобы квалифицированно разбирать подозрения и не калечить тот бизнес, который не надо калечить.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: В 2015 году очень многие высокие чиновники и эксперты говорили, что мы достигли дна в экономическом плане. В конце 2015 году появились заявления от Силуанова в частности, да и Путин говорил, что экономика стабилизируется, не критичная ситуация у нас, да и вообще, экономика адаптировалась к внешним условиям. Это так, по-вашему?

П. МЕДВЕДЕВ: Вы знаете, мне эти фразы не нравятся, потому что они безличные. Оно само куда-то плывёт. Ещё раз напоминаю, что закон о страховании вкладов был принят только потому, что Путин решил создать рабочую группу. Так вот, хорошо бы, чтобы не оно само, а рабочая группа, которая имеет принципиально положительный опыт, села за круглый стол, каждый положил бы перед собой лист бумаги и написал алгоритм – как себя вести для того, чтобы бизнес стремился со своими деньгами не на Запад, как было до самого последнего дня, а сюда; чтобы западные деньги сюда текли, а не российские туда.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: 2016 год вообще даёт такие предпосылки, чтобы инвестиции были?

П. МЕДВЕДЕВ: Предпосылки никто никогда не даёт, в частности, год. Их дают только люди.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Это такая формулировка. Вы видите в этом году улучшение инвест-климата в России?

П. МЕДВЕДЕВ: Вы позвоните Владимиру Владимировичу Путину и скажите, что Медведев вспоминал с благодарностью ту рабочую группу, которую вы создали для принятия закона о страховании вкладов граждан в банках. Создайте ещё одну группу, чтобы решить ту проблему, которую вы поставили в своём послании – прекращение кошмарения бизнеса, да ещё в таких страшных масштабах – 200 тысяч разорённых бизнесов за год.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Всё-таки каков ваш прогноз на 2016 год в экономическом плане?

П. МЕДВЕДЕВ: Прогноз зависит от действий людей. Один заместитель министра, не буду называть фамилию, может быть, ему это не понравится, хотя он сказал очень важную вещь. Его упрекнули за плохие прогнозы. Он сказал, что давно пора переходить от прогнозов к созиданию будущего.

Я призываю не прогнозировать, а созидать будущее. И есть инструмент. Все люди в России умеют говорить по-русски, умеют сидеть за круглым столом, с уважением относятся к президенту. Давайте договоримся хотя бы по этому вопросу, очень важному вопросу. Мы призываем наших бизнесменов вернуть деньги с Запада сюда.

Мы когда их призываем, мы им напоминаем: возвращайте-возвращайте — 200 тысяч бизнесов в год банкротится, привозите сюда деньги, мы вас обанкротим. Мы так их призываем? Или мы поклянёмся, что 2015 год был последним, когда разорилось такое количество бизнесов? И если будут уголовные дела, то, конечно же, не 200 тысяч, тем более, президент такую горькую вещь в конце сказал.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Что клятву даст.

П. МЕДВЕДЕВ: Вы верите президенту?

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Я верю президенту, но президент не царь и Бог, каким все его считают, и говорят, что только от него всё зависит.

П. МЕДВЕДЕВ: Я же не сказал, когда разговаривал с Путиным по поводу закона о страховании вкладов: «Владимир Владимирович, вы – царь и Бог, давайте нас закон о страховании вкладов!» Нет. И он не сказал, что он царь и Бог. Он сказал: «Давайте создадим рабочую группу».

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Не многовато ли у нас рабочих групп? У нас везде рабочие группы – по этому вопросу, по тому вопросу.

П. МЕДВЕДЕВ: Не знаю. Давайте закроем все бессмысленные рабочие группы и оставим только осмысленные.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Вы просто говорите, надо дать клятву этому бизнесу, что их не тронут. Кто может дать такую клятву?

П. МЕДВЕДЕВ: Это рабочая группа, которая разработает алгоритм, который будет опубликован. Бизнесмены, видимо, понимают, кто что понимает, и если в алгоритме будет написано, что все уголовные дела разбираются с обязательным присутствием советника: если это уголовное дело бывших собственников банка, то с помощью советников из Центрального банка и из агентства по страхованию вкладов. Если это бизнес, который производит обувь, то это специалисты-экономисты, которые понимают, что такое производство обуви; и следователь не может принять решение, не посоветовавшись со специалистом в той области, в которой он ищет преступника.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Скажите, по поводу этого института финансового омбудсмена, о котором нам много говорили: что даёт этот институт уполномоченным?

П. МЕДВЕДЕВ: Вы знаете, когда наступает кризис, нужно искать резервы, чтобы он не развивался в каждой данной области. Сейчас тяжёлый кризис задолженности граждан. Приблизительно 38 млн граждан имеет задолженность, в среднем по две задолженности на гражданина. 7 млн из них уже более трёх месяцев не платит, это порядка 20%. Я советовался с психологами.

Они говорят, что критическая масса – это 30%. Если 30% населения перестанет платить, тогда остальные ощутят эффект домино. Они начнут рассуждать так: мне трудно, а я плачу; им трудно, но они не платят; что же я – дурак? – я не буду платить! Это катастрофа. Чтобы её не допустить, лучше всего вложить капиталы в экономику, начать её развивать, прекратить кошмарить бизнес, и так далее. Но это долгая история.

Короткая история – это реструктуризация долгов. Во всём мире это умеют делать. У нас это тоже в принципе умеют делать, специалисты есть, алгоритмы нарисованы, нужен административный ресурс. Если будет принят закон о финансовом уполномоченном, появится административный ресурс у тех людей, которые будут приняты в эту структуру, и они начнут реструктуризировать долги.

И даже до того, как экономика начнёт рост, эта масса в 7 млн начнёт рассасываться. Люди не так интенсивно, как надо было бы по договору, но всё-таки регулярно будут платить. Эта масса будет таять, и люди будут довольны, потому что их кредитная история не будет слишком чёрной, и бизнесы будут довольны, потому что их деньги вернутся в банки, а, следовательно, не будут потеряны, и психологи будут спокойны.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Павел Алексеевич, Вы не раз говорили, что к вам поступает очень много обращений от граждан, что не справляетесь. Так это и остаётся? С каждым месяцем растёт число этих обращений?

П. МЕДВЕДЕВ: Растёт. Мы уже не успеваем разрезать конверты, это мой позор. Правда, нас очень мало, у меня всего четыре сотрудника. Нас сейчас поддерживает Ассоциация российских банков, такой парадокс – именно они заботятся о клиентах банка, и это правильно для тех людей, которые умеют видеть дальше, чем на один шаг. Ассоциация российских банков уверена, что если клиенты банков будут благополучны, то и банки будут благополучны.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: Надеюсь, мы все будем благополучны. Спасибо. Павел Медведев, финансовый омбудсмен, политик, экономист был у нас в гостях.