Выбор редакции

Вера как онтологическое основание человека (3)

И еще.

В этом смысле социализм и коммунизм - явление очень интересное. Ибо советский коммунист и атеист в коммунизм все-таки ВЕРИЛ. Но что является предметом веры советского коммуниста и атеиста? Вера в безверие. Очень интересный поворот! И, конечно, советский атеизм никакого отношения к европейскому атеизму не имел. Ибо европейский атеизм строится на разуме, на вере в разум. Советский же атеист верит в безверие, а не в разум.

Поэтому было бы большой ошибкой считать советский коммунизм явлением европейской культуры и истории. И еще большей ошибкой было бы его считать явлением какого-то "традиционализма", сближающего его с религиозным (православным) традиционализмом. Вера в безверие - это самое ужасное, что может быть. Это даже не нигилизм, это какое-то особое извращение духа, направленное на сознательное разрушение и умерщвление всего - в особенности же духа. Мумия Ленина - это не "мощи святого". Это символ умерщвления всякого человеческого духа, и в этом советском атеизме менее всего разума. Он не рационален, и даже не иррационален, в нем нет места никакому рацио.

Похожая мысль, кстати, встречается в "Бесконечном тупике" Галковского:

"Россия стала первой страной мира, соскользнувшей в огонь социализма. Социализм - это идея конца мира, идея окончания идей, их уничтожения. Забвения. Демокрит сказал: "Ничего не существует, кроме атомов и пустого пространства; все прочее есть мнение". "Мнение", то есть мираж, мнимость, фата-моргана. Таким образом, материализм - это философская система, которая отрицает философию как таковую. "Никакой философии нет, а есть пустота и атомы". В этом притягательная двойственность материализма. С одной стороны он неизбежен для любого начинающего мыслителя, так как является наиболее элементарной и понятной формой философии; с другой - материализм саморазрушающаяся система: либо философии нет и тогда нет внутреннего оправдания для материализма, либо материализм есть и тогда неверно, что существует только пустота и атомы. Эта саморазрушаемость гнездится в социализме, то есть в социальном материализме. Социалистический переворот есть прежде всего уничтожение духовных сил общества, гибель идей (вместе с людьми, их носителями). Но одновременно это означает и гибель социализма, поскольку он является социальной идеей. Социализм пожирает социалистов. Что же остается в результате? Материализм учит, что должны остаться бессмысленные муравьи-атомы, живущие не иллюзорной (духовной и душевной), а настоящей, материальной (физиологической) жизнью. Но когда такое общество было построено, то оказалось, что люди, позабыв сами основания этого мира, остаются все же людьми, а не превращаются в насекомых. И следовательно, снова появляется культура, появляется духовная жизнь. Русские доказали, что человек всегда остается человеком. Или он остается человеком, или, в конце концов, погибает. "Сгорели в пожаре Феникса отечество, религия, быт, социальные связи, сословия, философия, поэзия". А русские остались. Они живут, они любят друг друга, они мучаются человеческими проблемами: "Да, в мире есть какая-то тайна, но мы ее не знаем."; "нам нужно изготовить к полудню обед и вот мы собираем дрова".

Если первая русская идея, идея христианства, была принята легко и свободно, так как отвечала самой сущности русской души, если вторая идея была принята с мучительными сомнениями, но и не без внутреннего согласия, то третья идея, идея социализма, была принята "от противного", как антитезис и аннигилирующий синтез "Руси молчаливой" и "Руси говорящей". И идея эта была настолько тяжела и темна, что казалось, Россия погибла. Но русские выжили. И уже одно то, что они выжили, свидетельствует о немыслимом просветлении социализма. Может быть, ни один народ мира не вынес бы такого страшного и всепоглощающего пожара. Русские вынесли. Более того, они остались русскими, они сохранили Россию. "Будем же смотреть на него не вовсе без надежды, по крайней мере - без вражды".
НОВОСТИ ПО ТЕМЕ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ