Выбор редакции

Глава Shell о слиянии с BG: супертанкер сменил курс

Ранее: Нефтегазовая геополитика: поглощения, Китай, Россия и Ротшильды

Англо-голландский нефтегазовый концерн Royal Dutch Shell и британская нефтегазовая компания BG Group plc завершили процесс слияния, сообщает Shell. Таким образом, появилась новая компания, которая, по оценкам аналитиков, станет вторым по рыночной стоимости игроком на мировом нефтегазовом рынке.

О достижении соглашения по сделке стало известно в апреле 2015 года. В рамках сделки акционеры BG должны были получить 383 пенса и 0,4454 акции объединенной компании за каждую ценную бумагу BG. Shell при этом должна была выпустить 1,523 миллиарда новых акций. В результате акционерный капитал Shell будет состоять из 4,209 миллиарда акций класса А и 3,74 миллиарда акций класса Б. По ее итогам акционерам BG будет принадлежать порядка 19% объединенной компании. Shell передумала брать бридж-кредит на $14,4 млрд

 

Сумма сделки составляет $53 млрд. Это крупнейшая сделка в энергетической сфере за последние десять лет. После слияния рыночная капитализация Shell составила $177 млрд

В начале февраля Shell сообщила, что в четвертом квартале 2015 года ее прибыль упала на 56%, до $1,8 млрд. Годовая прибыль Shell составила $3,8 млрд, что на 80% меньше, чем годом ранее. В ближайшие три года Shell планирует сократить несколько тысяч рабочих мест и продать активы на сумму $30 млрд, вырученные от этого деньги пойдут в том числе и на покрытие расходов на слияние с BG Group. Большинство акционеров BG предпочли получить свою долю не наличными, а акциями объединенной компании.

 

Как сообщала Shell после достижения соглашения о слиянии, приобретение BG увеличит доказанные запасы нефти и газа Shell на 25%, добычу — на 20%, а также укрепит позиции компании в новых нефтяных и газовых проектах, в частности, в СПГ-проектах в Австралии и глубоководных проектах в Бразилии.

Руководство Shell рассчитывает, что объединение позволит создать ведущего мирового производителя СПГ. К 2018 году объединенные мощности компаний по производству СПГ составят 45 миллионов тонн в год против мощностей Shell в 2014 году в 26 миллионов тонн.

 

Главный исполнительный директор Royal Dutch Shell Бен ван Берден. Архивное фото

© РИА Новости. Алексей Дружинин

Главный исполнительный директор Royal Dutch Shell Бен ван Берден заявил, что убежден в важности сделки по слиянию англо-голландской Royal Dutch Shell и британской BG Group со стратегической и коммерческой точек зрения.

Падение мировых цен на нефть не снизило привлекательность завершившего 15 февраля слияния англо-голландской Royal Dutch Shell и британской BG Group, а ожидаемое восстановление рынка этого сырья позволит в будущем в полной мере ощутить все стратегические и экономические преимущества сделки, сообщил главный исполнительный директор Royal Dutch Shell Бен ван Берден в авторской статье для РИА Новости.

"Вчера на глобальном энергетическом рынке появился новый игрок. В условиях сложнейшей рыночной конъюнктуры в истории последних десятилетий в результате объединения Shell и BG родилась компания исключительного масштаба и возможностей – и это гораздо важнее, чем просто объединение. Для меня большая честь быть частью этого исторического и переломного момента. После первого объявления о запланированном объединении Shell и BG последовало 10 месяцев интенсивной работы", — пишет ван Берден.

Он напомнил, что подготовка к объединению проходила в условиях нестабильной ситуации на энергетических рынках. "Несмотря на падение нефтяных цен после первого объявления о сделке, я по-прежнему убеждён в её важности со стратегической и коммерческой точек зрения. Я ожидаю, что со временем баланс спроса и предложения на энергоресурсы восстановится, и стратегические и экономические преимущества сделки в полной мере обеспечат прибыль нашим акционерам", — отметил глава Shell.

Преимущества сделки

По словам ван Бердена, данная сделка укрепит глобальные позиции Shell и обеспечит плацдарм для будущих преобразований. "Теперь наша задача заключается в том, чтобы создать более эффективную, гибкую и конкурентоспособную компанию для решения приоритетных задач по обеспечению роста в секторе сжиженного природного газа (СПГ) и глубоководных разработок", — отметил он.

"Данная сделка существенно увеличивает наши балансовые запасы нефти и газа, а также совокупные объёмы добычи углеводородов. Кроме того, мы ожидаем значительное увеличение денежных поступлений от операционной деятельности. Это объединение позволяет упрочить наши позиции как одного из крупнейших независимых производителей СПГ в мире", — добавил директор компании.

Тем не менее, по его словам, основное преимущество сделки заключается не в масштабах, а в качестве. "Совокупная стоимость наших действующих и потенциальных энергетических проектов позволяет создать компанию, способную более устойчиво проходить через различные производственно-экономические циклы в энергетике и укрепляет нашу возможность выплачивать дивиденды при любой разумно прогнозируемой цене на нефть", — добавил ван Берден.

Открывающиеся возможности

"Если говорить о России, то объединение Shell и BG создаёт новые возможности для нашего партнёрства с ПАО "Газпром", принимая во внимание прочные позиции, которые объединенная компания и "Газпром" занимают на глобальном газовом рынке", — отметил глава Shell.

Кроме этого, в результате сделки Shell приобрёл крупные нефтегазовые активы в Бразилии и Австралии, а также долевое участие в проектах в прочих странах, имеющих ключевое значение для деятельности Shell. Так, Shell приобрёл ряд глубоководных активов в Бразилии, и это было одним из основополагающих факторов для реализации данной сделки.

"Мы хорошо знаем эту страну, так как обладаем обширным опытом геологоразведки и добычи углеводородов, реализации нефтепродуктов и производства низкоуглеродистого биотоплива в рамках совместного предприятия на территории Бразилии. Для нас эта страна имеет огромную стратегическую важность, и мы видим в ней большой потенциал для будущего роста", — сказал автор статьи.

Глобальный опыт Shell в области глубоководных разработок в сочетании с технологическими компетенциями компании поможет развивать существующее партнёрство между Shell и государственной нефтяной компанией Petrobras, уверен ван Берден. А совместное предприятия компаний — Libra уже планирует разработку крупного нефтяного месторождения в 170 километрах от побережья Бразилии.

"Кроме того, в результате приобретения новых добывающих активов на шельфе Бразилии мы смогли увеличить совокупный объём добычи в дополнение к нашему действующему проекту по добыче нефти и газа на шельфовом месторождении Parque das Conchas", — добавил глава Shell.

Кроме этого, существует потенциал скорой выгоды от производственной деятельности Shell и BG в секторе СПГ в Австралии, Тринидаде и Тобаго, а также Азии — ключевом и растущем рынке.

Прочие очевидные выгоды заключаются в прочных позициях BG в секторе морской транспортировки и маркетинга природного газа, которые, в свою очередь, обеспечат Shell новые возможности в этих ключевых направлениях с целью будущего развития глобальных газовых рынков.

Повышение эффективности

"Мы твёрдо намерены использовать данное объединение для повышения эффективности. Наш запланированный объём капитальных затрат на 2016 год составляет 33 миллиарда долларов, что значительно ниже совокупного объёма инвестиций обеих компаний за последние годы", — отметил ван Берден.

В течение следующих трёх лет компания планирует продать ряд активов, достигнуть значительного сокращения дублирующих расходов, а также снизить затраты на геологоразведку. "Мы уже объявили о планах по сокращению сотрудников и подрядчиков – для нас это трудное, но необходимое решение в текущей экономической ситуации", — говорит автор статьи.

Таким образом, своевременное реформирование Shell поможет адаптироваться и эффективно работать в условиях изменяющегося энергетического ландшафта.

"Очевидно, что просто работы в рутинном режиме – то, что мы называем business as usual – будет недостаточно, если мир намерен решить проблему изменения климата и при этом обеспечивать растущее мировое население жизненно необходимыми энергоносителями для поддержания приемлемого уровня жизни. Переход к новой структуре мировой энергетики набирает обороты", — пишет он.

"Я хочу, чтобы Shell участвовал в этом процессе путём увеличения производства природного газа для замены угля в секторе электроэнергетики, за счёт инвестирования в разработку энергоносителей будущего, таких как низкоуглеродистое биотопливо и водородное транспортное топливо, а также участия в разработке технологий захвата и геологического хранения углекислого газа. Мы продолжим работу с государственными органами над системой торговли квотами на выбросы парниковых газов", — отметил глава компании.

Несмотря на то что данная сделка является крупнейшей в истории энергетической отрасли за многие годы, ван Берден отмечает, что необходимо помнить, что успех любой компании зависит от людей, который в ней работают.

"Поэтому очень важно, чтобы объединение коллективов обеих компаний прошло гладко. Нам есть чему поучиться друг у друга. Люди, которые упорно работали над создание впечатляющего портфеля активов BG, вольются в коллектив единомышленников, знающих, изобретательных и энергичных коллег, неравнодушных к будущему нашей отрасли и планеты, на которой они живут", — добавил ван Берден.

Для того, чтобы процесс интеграции обеих компаний был более структурированным и прозрачным, была создана переходная организация. Соответствующим подразделениям Shell будет своевременно предоставлена информация о том, что от них требуется для обеспечения деятельности новых активов и бизнес-направлений.

"Мы должны выполнить наши обещания и приступаем к решению поставленных задач уже сегодня. Впереди у специалистов Shell и BG месяцы скрупулёзной работы, чтобы полностью завершить процесс интеграции обеих компаний до конца года. За 32 года работы в Shell я иногда слышал, как люди говорили, что Shell похож на океанский супертанкер. Пока он повернёт, проходит вечность. После завершения нашей сделки мы по-настоящему сменили курс и теперь полным ходом идём вперёд", — заключил глава компании.

 

Доп: Royal Dutch Shell Plc составляет список активов общей стоимостью $30 млрд в рамках реализации программы отчуждения активов — от США и Тринидад и Тобаго до Индии, после рекордной покупки BG Group Plc, сообщает Bloomberg со ссылкой на источники.

Активы, связанные с интересами Shell в Тринидад и Тобаго, и доли компании в нефтегазовых месторождениях в Индии могут оказаться в этом списке, отмечают два анонимных источника Bloomberg.

Трубопроводы в США также могут оказаться в списке, заявляют они, добавляя, что эти планы не окончательные и будут зависеть от спроса. Получение денег за счет продажи активов является важным для Shell после поглощения BG, так как на покупку компании было потрачено более $10 млрд, что привело к понижению кредитного рейтинга компании от рейтингового агентства Fitch Ratings Ltd. Это связано с тем, что выросло соотношение задолженности к объему активов.

А падение цен на нефть в течение последних 20 месяцев стало дополнительным негативным фактором, который повлиял на все компании в нефтегазовой индустрии. При этом прогноз по рынку, который далек от благоприятного, может помешать Shell найти покупателей для своих активов.
 

Активы

Компания вступила в проект по СПГ Atlantic в Тринидад и Тобаго в 2014 г., когда приобрела долю в проекте у компании Repsol SA. В Индии Shell стала оператором на месторождениях Tapti и Panna-Mukta на западном побережье страны.

Кроме того, компания получила долю BG в 49,75% в компании Mahanagar Gas Ltd., которая поставляет топливо для бытового пользования и для заправки автомобилей в Мумбай.

В Мьянме компания имеет долю в четырех разведочных блоках в бассейне Rakhine.

В США Shell имеет долю в системе трубопроводов, которые поставляют как сырую нефть, так и нефтепродукты.

Источники полагают, что эти активы могут стать объектами отчуждения.

Некоторыми активами компания владеет через Shell Midstream Partners LLP.

ВЫБОР РЕДАКЦИИ