Выбор редакции

Глобальные тенденции 2015 года и прогноз на 2016.

Предисловие

Исследовательский центр «Катехон» представляет Вашему вниманию геополитический анализ основных тенденций в мировой политике за 2015 год и прогноз на 2016 год. Доклад подготовлен группой экспертов «Катехона» на основании, как общедоступных данных, так и закрытой информации, находящейся в нашем распоряжении. Все выводы имеют вероятностный и прогностический характер.

О нас

Аналитический центр «Катехон» – независимое сообщество экспертов из разных стран, занимающихся исследованиями в различных областях, включающих геополитический, геостратегический и политический анализ международных событий. Группа состоит из политических мыслителей, специалистов в области международных отношений, экспертов по безопасности и антитеррористической деятельности, а также журналистов, работающих в сфере международных отношений, геополитики, этнополитики и межрелигиозного диалога.

Сотрудники аналитического центра «Катехон» являются убежденными сторонниками создания многополярного мира, а, следовательно, отстаивают право на существование различных взглядов на международные отношения и баланса сил в мире. При подготовке доклада наши авторы придерживались принципов континенталистской школы геополитики.

Аналитический центр «Катехон» придерживается позиций «ангажированной геополитики». Мы осознаем, что геополитика как таковая может быть либо атлантистской, либо континентальной. Поэтому в своем исследовании мы в первую очередь отталкивались от интересов континенталистского геополитического полюса, что повлияло на структуру исследования и характер рассматриваемых вопросов.

Оглавление

Методология

Региональный аспект

Европа

Мигранты  —  Рост популярности правых сил  —  Евроскептицизм  —  Регионализм  —  Попытка усиления контроля НАТО в Европе: Черногория  —  2015 итоги  —  Мигранты в Европе: столкновение цивилизаций  —  Рост популярности правых анти-системных сил  —  Евроскептицизм  —  Кризис «левых сил»  —  Регионализм  —  НАТО: попытка усиления своих позиций в Европе  —  2016 : основной тренд

Евразия

Евразийский экономический союз  —  Россия в 2016 г.  —  Белоруссия  —  Украина  —  Молдова  —  Казахстан  —  Кыргызстан  —  Туркменистан  —  Узбекистан  —  Таджикистан  —  Грузия  —  Азербайджан  —  Армения  —  Выводы

Исламский мир

Гражданская война в Сирии  —  Гражданская война в Ираке  —  Феномен ИГИЛ  —  Иран  —  Турция  —  Саудовская Аравия  —  Война в Йемене  —  Палестина  —  Египет  —  Гражданская война в Ливии  —  Афганистан  —  Пакистан  —  Сирия  —  Ирак  —  ИГИЛ  —  Турция  —  Йемен  —  Саудовская Аравия  —  Страны Персидского залива  —  Египет  —  Палестина  —  Иран  —  Ливия  —  Магриб  —  Афганистан  —  Пакистан

Китай

Региональная геополитика  —  Евразийские проекты  —  Экономика  —  Внутренняя политика  —  Военная мощь Китая  —  Интернет и роль Китая  —  Выводы

Индия

Политический индуизм  —  Конкуренция с Китаем  —   Усиление взаимодействия с Россией  —  Региональная геополитика  —  Внимание к диаспоре  —  Внутриполитические проблемы  —  Интенсификация российско-индийских отношений  —  Отношения с Китаем  —  Борьба за Индийский океан  —  Афганистан  —  Пакистан  —  Угроза цветной революции  —  Сепаратистский сценарий  —  Конфликты на границах

Черная Африка

Усиление китайского влияния  —  Регион Африканского Рога  —  Судан и Эритрея в Йеменской войне  —  Французская Западная Африка  —  Нигерия  —  Демократическая Республика Конго  —  Кризис в Бурунди  —  Конфликт в Центральноафриканской республике  —  Южная Африка  —  Борьба за Судан и Эритрею между Китаем и ваххабитскими монархиями Персидского Залива  —  Конфликт между Эфиопией и Эритреей и беспорядки в Джибути  —  Относительная нормализация конфликта в Судане  —  Сомали  —  Дестабилизация Сахеля  —  Нигерия: война на три фронта  —  Государственный переворот и конфликт в ДРК  —  Конфликт в Бурунди  —  Конфликт в Центральноафриканской республике  —  Смена поколений  —  Попытка цветной революции в Южной Африке

США

Деградация гегемонии  —  Оттягивание финального кризиса  —  Новые очаги нестабильности  —  Отношения с Евросоюзом  —  Торможение трансатлантического партнерства  —  Транстихоокеанское партнерство  —  Сбой в элитах  —  Middle American против либеральных элит  —  Неудачи во внутренней и внешней политике  —  Новый президент  —  Преемственность курса  —  Средний класс против глобальных элит

Латинская Америка

Саммиты и их последствия  —  Блок ALBA  —  Аргентина и Бразилия – двигатель экономики Латинской Америки  —  Без изменений  —  Где и кого будут избирать в 2016 г.

Тихоокеанский регион

Выбор: США или Китай  —  Транстихоокеанское партнерство  —  Выборы в Сингапуре: успех консерваторов  —  Выборы в Мьянме: победа либералов  —  Милитаризация региона  —  Япония: милитаризация и национализм  —  Радикальный ислам в Индонезии и на Филиппинах  —  Миграционный кризис  —  Австралия  —  Дихотомия Китай - США  —  Милитаризация региона  —  Азиатский банк инфраструктурных инвестиций  —  Усиление радикального исламизма  —  Миграционный кризис  —  Республиканские тенденции в Австралии и Новой Зеландии

Послесловие

Методология

Доклад подготовлен на основании традиционной геополитической методологии, базирующейся на принципе геополитического дуализма. Неснимаемое противостояние между державами Суши и Моря положено в основу мировоззренческой матрицы, на которой базируется исследование. В ходе работы над докладом применялись методы экспертного опроса, балансного и ситуационного анализа. Кроме того, применялся и ряд общенаучных методов: сравнительный анализ, сравнительно-функциональный метод, общелогический метод. Необходимость комплексного рассмотрения геополитики различных регионов повлекло за собой использование междисциплинарного подхода. Понимая важность религиозной и культурной идентичности в международных отношениях, при подготовке доклада особое внимание наши аналитики уделили этническими и религиозным аспектами социальных процессов, конфликтными ситуациями и консенсусами.

Из спектра школ международных отношений мы придерживаемся реализма и его различных форм: оборонительного, наступательного, нео-, гипер - и т.д.

Региональный аспект

«Катехон» видит мир глобальным пространством, которое состоит из различных цивилизаций или «цивилизационных сфер». Эти составные части не должны исчезнуть и не исчезнут в ближайшем или даже отдаленном будущем. Таким образом, мы признаем многообразие ценностей, традиций, интересов и взглядов, которые существуют среди всех мировых цивилизаций. Это повлияло на структуру исследования, разделенного на 9 больших частей, соответствующих основным мировым цивилизациям. Это Северная Америка, Южная (Латинская) Америка, Европа, Россия-Евразия, Китай, Индия, Исламский мир, Африка, Тихоокеанский регион. Мы рассматриваем эти региональные «полюса» как различные цивилизационные общности, обладающие сходными и различными качествами, которые не стоит ни игнорировать, ни отрицать. Для этого необходим новый многополярный подход к изучению каждой цивилизации и множества различий внутри них.

Европа

Тренды 2015 года

Мигранты

2015-ый год стал для Европы крайне тяжелым, нестабильная ситуация на ближнем Востоке, особенно в Сирии,  породила «хаос», в ходе которого в Европу проникло  более 1 млн.  беженцев (согласно данным Международной организации миграции).

Миграционная политика Евросоюза, отказывающаяся от принципа какой бы то ни было формы коллективной идентичности, привела к обострению этно-социальных конфликтов. В результате Европа оказалась пронизанной этно-социальными массивами мигрантов с Ближнего Востока, которые по факту являются носителями исламского самосознания, архаичного и устойчивого, вовсе не вписывающегося в культурный тип среднего современного европейца.
Утрированные принципы толерантности, прав человека и мультикультурализма требуют от европейских властей предоставления мигрантам максимальных свобод и взамен не требуют никаких обязательств. В результате такой миграционной политики ЕС в 2015 году 1) был критически нарушен баланс между коренными европейцами и мигрантами; 2) были созданы обширные социокультурные поля исламско-арабского населения (сам факт существования которых полностью игнорируется либеральными европейскими властями в силу отсутствия критериев коллективной идентичности в современном европейском праве и политике); 3) была создана питательная среда для создания структур радикального исламизма, укрепленная тем, что в неконтролируемом потоке беженцев в Европу проникли представители радикальных исламских организаций.

Двумя особо показательными примерами «столкновения» цивилизационных установок стали: парижские теракты 13-го ноября и массовые изнасилования в Кельне в новогоднюю ночь. «11 сентября по-французски» стало крупнейшей трагедией по числу жертв за всю историю Франции и самым масштабным по числу жертв нападением на Париж со времен второй мировой войны. А «Кельнская новогодняя» ночь обнажила различия в гендерных установках европейской и исламских культур и выявила когнитивный диссонанс исламского общества (жесткий патриархат, доминирующий «мачизм») с градуальными установками гендерной политики, преобладающей в Европе.

Единственной страной, последовательно проводившей жесткую анти-миграционную политику в 2015 году, является Венгрия.  Премьер-министр Венгрии Виктор Орбан фактически спрогнозировал социальный взрыв в ЕС из-за беженцев и выступил первым среди европейских лидеров  с призывом закрыть границы ( на границе с Сербией была сооружена защитная стена из колючей проволоки протяженностью в 175 км).

Пути нелегальной иммиграции в Европу 

Во многих европейских странах анти-миграционные настроения в 2015 усилились и критика миграционной политики Брюсселя стала становиться все более и более популярной. 

Рост популярности правых сил

В 2015 году правые силы стали набирать всю большую  популярность в странах Европы: Национальный Фронт во Франции, движение «Пегида» и «Альтернатива для Германии» в Германии, «Австрийская партия Свободы» в Австрии, «Лига Севера» в Италии, «Золотая Заря» в Греции.
Результаты региональных выборов (в особенности первый тур) во Франции оказались неожиданными для правящих элит.
Первый тур региональных выборов показал то, что Национальный Фронт стал  не только легитимной, но и легальной политической силой (победа в шести регионах Франции – 30, 8 % по Франции, в отличие от Республиканцев, у которых всего 27,2% и социалистов, оказавшихся на третьем месте – 22,7 %). 

Результаты первого тура региональных выборов во Франции по регионам

Результаты первого тура сильно взволновали правящую партию социалистов, а премьер-министр Франции Мануэль Вальс  после объявления результатов призвал к созданию единой коалиции против Национального Фронта, в которую вошли бы как левые, так и правые силы.  Саркози и республиканцы от предложенной коллаборации отказались, однако схема  «единого фронта» против Марин Ле Пен сработала и во втором туре региональных выборов достигла поставленных целей.
Социалисты сняли свои кандидатуры с выборов в нескольких регионах Франции, где уверенно и с большим отрывом лидировал Национальный Фронт (регион Норд-Па-Де-Калэ-Пикарди ( глава списка от национального фронта Марин Ле Пен получила 41,2 % голосов, оставив позади Ксавье Бертрана с 25% голосов) и Прованс-Альп-Кот Д’Азюр (Марион Ле Пен получила 42 %, опередив республиканца Эстрози, у которого было всего 24,5% голосов) и призвали голосовать за республиканцев. И левые, и правые оказались объединены единым врагом – «Национальный фронт», единственной во Франции партией, осмеливавшейся связать террористические акты с неграмотной миграционной политикой Евросоюза.

Карта победы левых (розовый цвет) и правых (синий цвет) сил на выборах 2011 и 2015 (по регионам)

В Германии  все более популярной становится партия ПЕГИДА («Патриотические европейцы против исламизации Запада»), на демонстрации которой выходят более 30 тысяч человек. Лозунгами партии являются: «за сохранение нашей культуры»,  «против религиозных войн на немецкой земле». Среди партий, резко набирающих популярность также примечательна право-центристская партия «Альтернатива для Германии»,  уже набравшая на выборах в Европейский парламент 2014 года около десяти процентов. Основная программа партии направлена против либеральной гегемонии Брюсселя и имеет евроскептицистский анти-американский характер.  Популярность партии с каждым днем стремительно растет и это должно сказаться на результатах региональных выборов в Германии в марте 2016.

Евроскептицизм

Трендом 2015 года стало усиление позиций партий-евроскептиков: Национальный Фронт, Альтернатива для Германии, Австрийская партия Свободы, Лига Севера, британские консерваторы, Партия независимости Соединенного Королевства, Народная партия Дании, За лучшую Венгрию. А 16 июня 2015 года в европарламенте была создана  фракция, состоящая из партий-евроскептиков,  «Европа наций и свобод».

Евроскептики в парламенте (выделены красным цветом) в Европе: 2011 и 2015 годы

• Триумф и крах левых сил

В 2015 левым силам удалось невероятное: впервые со времен падения Советского союза левые силы обрели легальность и легитимность. СИРИЗА в Греции, растущая популярность партии Подемос в Испании, движение «Пять Звезд» в Италии. 2015 год (особенно его первую половину) можно поистине назвать триумфом левых анти-либеральных несистемных сил. Однако на деле левые показали неготовность предложить альтернативу либеральной политике, которую они так активно критиковали. В результате к концу года они потеряли доверие граждан и политическое влияние. Левые сегодня не имеют ничего для удержания власти. Надежды, возлагавшиеся народами Европы на левые силы, не оправдались.

Регионализм

В 2015 году в Европе усилились регионалистские настроения. Наиболее близка сегодня к отделению – Каталония. В подавляющем большинстве опросов каталонцы высказывались за независимость Каталонии от Испании (однако официального референдума проведено не было). На сентябрьских выборах в региональный парламент победила коалиция каталонских сепаратистов, получив 62 места из 135. В ноябре парламент Каталонии принял резолюцию о независимости от Испании (согласно резолюции – в течение 18 месяцев Каталония должна выйти из состава Испании, за это время в Каталонии должны быть созданы все структуры нового государства и принятая новая конституция).
Еще одним регионом, борющимся за независимость является Шотландия. Однако в ходе официально проведенного референдума в 2014 году -   55 процентов шотландцев все же захотели остаться в составе Великобритании.
В Италии большой популярностью пользуется партия «Лига Севера», выступающая с самого своего основания в 1994 году за отделение от юга.

Попытка усиления контроля НАТО в Европе: Черногория

В декабре Черногория получила официальное приглашение о вступлении в НАТО. Основной курс на сближение  с Североатлантическим альянсом проводит премьер-министр Черногории Мило Джуканович, хорошо известный своими связями с международными преступными сообществами, в частности итальянской мафией.
Перспектива присоединения к военному блоку вызывала гнев большей части черногорского населения, который выражался в масштабных акциях протеста в столице Черногории Подгорице, однако правящая элита не остановила процесс вступления страны в НАТО, игнорируя интересы народа.

2015 итоги

2015 год сделал возможность гражданской войны в Европе реальной, внутренние противоречия обострились, увеличилось число межнациональных и меж-цивилизационных конфликтов, усилился раскол между народами и политическими элитами Европы. Европа стала на шаг ближе к гражданской войне.

Прогноз на 2016

Мигранты в Европе: столкновение цивилизаций

 Миграционная политика Евросоюза не претерпит существенных изменений, число беженцев будет по-прежнему расти, принципы «толерантности» и «прав человека» останутся неизменными.
В 2016 межнациональные конфликты усилятся, проникшие в общем потоке беженцев в 2015 году члены экстремистских организаций попытаются устроить новые теракты, возможно с применением биологического оружия. Европа постепенно будет погружаться в состояние «хаоса» и гражданской войны, возможно повторение сценариев, которые сейчас реализуются в Сирии, Ливии или Йемене.

Рост популярности правых анти-системных сил

В 2016 году правые анти-системные партии Европы продолжат набирать популярность. Во Франции Национальный Фронт после первого тура региональных выборов 2015 окончательно стал реальной политической силой, смогшей составить конкуренцию системным партиям (социалисты, республиканцы). Системные силы как левые, так и правые ужесточат политическую борьбу против Марин Ле Пен, объединившись в единый блок против Национального Фронта, и попытаются всеми возможными способами дискредитировать партию и ее лидера перед президентскими выборами 2017.
Совершенно очевидным представляется, что Национальный Фронт воспринимается и будет восприниматься в 2016 году правящими политическими силами как угроза системе, анти-системная партия, объединяющая в своей программе как левые ценности ( социальное равенство, справедливость, анти-капитализм), так и правые (консерватизм, сильное государство, анти-миграционная политика). Одновременно с этим республиканская партия Николя Саркози будет пытаться перетянуть на себя часть голосов у Национального фронта засчет критики миграции и консерватизма.
В Германии ожидается рост популярности правых сил, таких как крайне правых, таких как ПЕГИДА и НДПГ, так и правых центристов -«Альтернатива для Германии», которые, по-видимому, получат на региональных выборах в марте 2016 высокие результаты.  Политические настроения сместятся в сторону евоскептицизма  и национализма.
В Италии продолжит набирать популярность партия «Лига Севера», которая попытается заключить альянс с партией Берлускони. Возможна консолидация правых сил, популярность Сальвини за счет его про-российской и анти-американской программы будет стремительно расти, усилится его влияние в южных регионах Италии.
В Польше будут доминировать либерально-консервативные настроения (партия «Гражданская платформа»), в Венгрии будет продолжаться консолидация правых сил и усилятся националистические движения ( «За лучшую Венгрию»).

Евроскептицизм

Евроскептицистские настроения в связи с миграционным кризисом будут усиливаться. Миграционная политика ЕС показала свою непригодность в решении межцивилизационных и межнациональных конфликтов и сделала возможными террористические акты в Париже и массовые изнасилования в Кельне.
В феврале Великобритания будет пересматривать условия альянса с ЕС (пересмотр евро как единственной валюты ЕС, отказ от участия в программах финансовой помощи странам еврозоны, уменьшение чрезмерного регулирования экономики ЕС,  пересмотр политики в области предоставления мигрантам социальных пособий) и до конца 2017 года проведет референдум о членстве страны В ЕС.
Итальянское правительство будет пытаться балансировать между политикой Брюсселя и собственными экономическими интересами (частичное элиминирование санкций против России), евроскептицистские тренды будут задаваться правыми консервативными партиями.
Евросоюз как организация будет терять свое политическое значение.

Кризис «левых сил»

Премьер-министр Греции Алексис Ципрас и левое правительство не смогут справиться с экономическими и социальными проблемами Греции. Ципрас более не может быть верным левым политическим установкам, выполнять свои предвыборные обещания, обеспечивать социальные гарантии. В сложившейся жесткой экономической ситуации, под пристальным контролем Брюсселя – левая идеология не может быть реализована. Возрастет недовольство левыми силами, что вызовет ряд крупномасштабных протестов в стране. На фоне кризиса левых сил существенно усилятся позиции правых партий. При этом правые партии начнут эксплуатировать левую экономическую модель: Золотая заря возьмет на вооружение левую экономическую идеологию.

В Европе в 2016 году в связи с кризисом левых сил – многие правые партии начнут проводить левую политику. Модель жесткого разделения на правых и левых – даст сбои.

«Сегодня раскол во Франции – не раскол на левые и правые политические силы, но раскол страны на патриотов и мондиалистов.» Марин Ле Пен, 13 декабря 2015, речь, произнесенная после объявления результатов второго тура выборов.

Регионализм

Сепаратистские настроения усилятся: активную борьбу за независимость будет вести Каталония, Корсика, а также Шотландия.

Очаги сепаратистских настроений в Европе

НАТО: попытка усиления своих позиций в Европе

НАТО продолжит проводить политику усиления контроля над европейскими странами-членами НАТО. Присоединение Черногории к НАТО имеет символическое значение в качестве средства давления на историческую память нации. Большинство населения страны помнит бомбардировки Югославии 1999 года. Насильственное присоединение Черногории к НАТО призвано сломать ментальность черногорцев, вызвав что-то наподобие Стокгольмского синдрома и таким образом подготовить и дальнейшее присоединении к НАТО Сербии.

 

2016 : основной тренд

Основной тенденцией 2016 года станет приближение к началу гражданской войны в Европе, внутриполитические проблемы ЕС обострятся, усилится раскол между народами Европы и правящими элитами. Скорость и масштабы событий будут стремительно увеличиваться (теракты, убийства, изнасилования) и в зависимости от скорости их роста, мы сможем сказать точно, когда начнется гражданская война в Европе.

Евразия

Под Евразией мы будем понимать не континент, а геополитическое пространство бывшего Советского Союза, которое объединяет Россию, Белоруссию, Украину, Молдову, страны Южного Кавказа и Средней Азии. Хотя часть из них не имеет отношения к проекту евразийской интеграции, а некоторые даже настроены враждебно, так или иначе, все постсоветские республики находятся в непосредственной близости и под влиянием Российской Федерации, которая является ключевым игроком в этом процессе.

После конфликта России с Грузией в августе 2008 г. действующий президент Дмитрий Медведев заявил, что Россия имеет зону особых интересов, которая распространяется на страны СНГ. Запад поспешил обвинить Москву в имперских амбициях, тогда как Кремль заявил о том, что любая страна имеет свои национальные интересы, которые не заканчиваются границами. Это предопределило дальнейшие политические устремления России и Запада, где окончательные приоритеты были расставлены после политического кризиса на Украина в 2013 г., который закончился государственным переворотом в феврале 2014 г. при финансовой и дипломатической поддержке США и ЕС. Дальнейшее развитие событий привело к референдуму в Крымской автономной республике, где было принято  решение о воссоединении с Россией, вооруженному конфликту на Юго-востоке Украины и образованием непризнанных Донецкой и Луганской народных республик.
В 2015 г. Россия укрепила свое положение в Крыму, разместив там дополнительные воинские контингенты. Быстрыми темпами велось строительство моста, связывающего полуостров с Краснодарским краем, по которому в конце 2015 г. была запущена первая ветка электроэнергии.

Луганская и Донецкая республики постоянно получали гуманитарную помощь от России. Каких-либо военно-политических шагов Россия не предпринимала, выступая только посредником на различных переговорах с Киевом.

Запад использовал украинский кризис в своих целях, в том числе для ослабления вектора евразийской интеграции. Тем не менее, ухудшение отношений Москвы и Киева не повлияло на ход основания Евразийского экономического союза, хотя и вынудило некоторые страны СНГ не торопиться с принятием решения о вступлении в это объединение.

Евразийский экономический союз

В октябре 2011 г. Владимир Путин заявил о начале процесса евразийской интеграции, на что нервно отреагировала Госсекретарь США Хилари Клинтон, сказав, что Россия пытается возродить Советский Союз. Документы о вступлении в Евразийский Экономический Союз были подписаны в 2014 г. между Россией, Казахстаном, Арменией и Белоруссией. Позже к договору присоединился Кыргызстан. С 1 января 2015 г. ЕАЭС официально начал работу - были устранены таможенные и пограничные барьеры, унифицировано трудовое законодательство, создан единый реестр нормативов для товаров и услуг.

На данный момент страны блока занимают 14% мировой сухопутной территории и охватывают 182,5 млн. человек. Таджикистан является претендентом на вступление в ЕАЭС. Многие государства проявляют интерес о создании зон свободной торговли с ЕАЭС.

Проект изначально имел экономический характер, но, тем не менее, очевидно его геополитическое значение. Государственный переворот на Украине проходил под лозунгами необходимости отказа от евразийской интеграции и вступления страны в ЕС и НАТО. Хотя Белоруссия заняла двусмысленную позицию в украинском кризисе и предложила роль посредника (в результате чего состоялись Минские переговоры), ратификация всех документов по линии ЕАЭС проходила в рабочем режиме. Все участники объединения регулярно приезжали на планируемые мероприятия, чтобы продолжить работу по экономической, финансовой, торговой, таможенной, энергетической и инфраструктурной политике.

Кроме того, страны-участники ЕАЭС могут заключить соглашения с подобными проектами, которые также реализуются на континенте. На саммите ШОС и БРИК в июле 2015 г. в г. Уфа было заявлено, что проект "Нового шелкового пути", который реализует Китай в странах Центральной Азии, будет сопряжен с проектом Евразийского Экономического Союза. Первый раунд переговоров между ЕЭК и Китаем по сопряжению стран ЕАЭС в пояс «Шелкового пути» должен состояться в начале 2016 года.

Скорее всего, на начальном этапе будет идти речь о создании зон свободной торговли и особого экономического режима сотрудничества. Китай будет заинтересован в расширении рынка сбыта своих товаров и услуг, а также продвижение транспортного коридора до границ ЕС (это осуществимо через сотрудничество с ЕАЭС, так как Казахстан и Кыргызстан имеют границы с Китаем, а Беларусь и Россия - со странами ЕС).
Саммиты Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ) и Высшего евразийского экономического совета (ВЕЭС) прошли в Москве в декабре 2015 г. В ОДКБ входят все страны ЕАЭС, поэтому в ближайшем будущем возможна более тесная координация между двумя организациями.

Идеи интеграции различных проектов также будет все чаще озвучиваться с ведущих политических площадок. В декабре 2015 г. президент Киргизии Алмазбек Атамбаев заявил, что Шанхайская организация сотрудничества и Евразийский экономический союз должны развивать плотное взаимодействие, а в будущем они могли бы объединиться в одну организацию.

Несмотря на спекуляции о возможном расширении ЕАЭС, кроме Таджикистана вряд ли стоит ожидать присоединения новых членов в 2016 г. Согласно заявлению министра иностранных дел Азербайджана Эльмара Мамедьярова, эта страна в ближайшее время не планирует вступать в ЕАЭС, так как не получала соответствующих предложений от стран-участниц. Узбекистан также пока не торопится присоединиться к проекту.

В начале 2016 г. должен появиться Таможенный кодекс ЕАЭС, после чего на основе практических результатов работы по новым таможенным правилам, может возникнуть интерес со стороны других государств. Но ратификации и, следовательно, начало работы нового кодекса следует ожидать только к концу года.

Россия в 2016 г.

Для России в 2016 г. останется насущным вопрос предотвращения реэкспорта через территорию стран ЕАЭС продукции, запрещенной к ввозу в РФ. Речь в первую очередь идет о продовольственных товарах. В 2014 году в связи с ситуацией на Украине Евросоюз и США ввели санкции против целых секторов российской экономики. В ответ Россия ограничила импорт продовольственных товаров из США, государств ЕС, Канады, Австралии и Норвегии. Однако, по некоторой информации, такие товары продолжают поступать в РФ, например, через Белоруссию.

Проблема терроризма и экспорта экстремизма в Россию останется на высоком уровне. В декабре 2015 г. был принят ряд законов, расширяющих права спецслужб, а в пяти приморских округах были организованы оперативные контртеррористические центры. В следующем году тенденции, направленные на укрепление безопасности сохранятся, хотя и риск отдельных терактов тоже.

18 сентября 2016 г. в России состоятся парламентские выборы. В отличие от предыдущих лет половина депутатов Государственной Думы будет избираться прямым голосованием. Это будет серьезным испытанием для правящей партии "Единая Россия", которая в последнее время часто критикуется за неумение решать социальные проблемы, коррупцию и принятие не понятных народонаселению законов.

США и Запад больше всего волнует состояние российской экономики, так как инфляция и стагнация могут вызвать социальное недовольство, которое будет использовано Вашингтоном и Брюсселем в своих политических интересах. Вряд ли стоит ожидать масштабного всплеска протестов, наподобие белоленточного движения либералов, будь-то экономические причины или неудовлетворение итогом парламентских выборов. Девальвация рубля не будет столь резкой как в конце 2014 г. Кроме того, прогнозируется постепенное повышение цен на нефть, а также рост цен на газ, что сможет пополнить бюджет Российской Федерации.
Поскольку в США и ЕС отсутствует понимание дальнейших действий со стороны Кремля, их будет волновать, не сделает ли Россия в 2016 г. какой-то стратегический сюрприз. Ввод российских войск в Сирию, а тем более применение новых типов вооружений, таких как крылатые ракеты "Корвет" явились для Запада неприятной неожиданностью. США не удалось сломить Кремль ни экономическими санкциями, ни методом непрямых действий через своих партнеров. Провокация со сбитым российским бомбардировщиком в Сирии, которую инициировали американские агенты, не привела к прямому военному конфликту между Россией и Турцией. Не удалось США подорвать экспорт российских вооружений на мировом рынке. В ряде стран Европы обнаружили, что США продолжают интенсивное сотрудничество с Россией в ряде отраслей, что вызвало недоумение и понимание, что Вашингтон ввел их в заблуждение для того, чтобы самому воспользоваться представившейся возможностью.

На международной арене Россия будет продолжать углублять сотрудничество со своими проверенными партнерами по линии ШОС и БРИКС. Есть перспективы прорыва по ряду направлений с Исламской Республикой Иран, которая может компенсировать импорт сельхозпродукции из стран, попавших под санкции Москвы. Россия также будет активно действовать в Исламском мире, особенно в арабских странах, так как ее подталкивают к этому военные действия в Сирии.

Также будет продолжен поиск новых рынков для сбыта российской продукции, сырья и услуг в странах Азиатско-Тихоокеанского региона, Африки и Латинской Америки.

В российско-украинских отношениях на политическом уровне не стоит ждать прорыва. Россия выбрала стратегию истощения Украины, экономика которой близка к коллапсу. Неплатежеспособность Киева, зависимость от российских энергоресурсов и режим обоюдных санкций. С позиции военных действий Россия готова войти на территории ДНР или ЛНР, если ее вынудят к этому действия Киева и союзников из НАТО. В Москве есть понимание того, что государственный переворот в Украине в 2014 г. был осуществлен также для того, чтобы демонизировать Россию и провести милитаризацию ближайших стран-соседей под зонтиком НАТО. Между тем, вряд ли стоит ожидать военной интервенции России на остальную территорию Украины. Скорее, Москва будет наблюдать как в соседней стране происходят политические междоусобицы и, при необходимости, поддерживать ту или иную сторону. Однако более действенным для Кремля представляется механизм влияния через страны ЕС, поэтому будут продолжаться попытки расширить свою агентуру в законодательных органах Европейских стран и Европарламенте. Поскольку между ЕС и Россией уровень официальных отношений сведен к минимуму, это будет сделать не просто. Вероятно, что Путин будет использовать своих личных друзей, таких как Сильвио Берлускони в Италии и Герхард Шредер в Германии, чтобы повлиять на политическую конъюнктуру в странах Европы.

Важным остается развитие арктического региона России и Северного морского пути. В 2015 г. вооруженные силы РФ завершили реконструкцию нескольких военных баз, размещенных за полярным кругом и провели успешные широкомасштабные маневры. Этому региону будет уделяться повышенное внимание и в 2016 г.

Белоруссия

В Республике Беларусь в октябре 2015 г. прошли очередные президентские выборы, на которых опять победил Александр Лукашенко (83,5%). Накануне были амнистированы политические оппозиционеры, а в стране практически введен режим чрезвычайного положения. Страна находится практически в режиме ручного управления, где отсутствуют признаки появления политической альтернативы в ближайшее время. Если в странах Центральной Азии накануне выборов или сразу же после них поднимали зарплаты государственным служащим, то тяжелая экономическая ситуация в Белоруссии не позволила этого сделать.
Инфляция национальной валюты в 2015 г. продолжится и, скорее всего, эта тенденция сохранится в 2016 г.
В июле Минск посетила миссия МВФ, которая обсуждала с руководством страны возможность выделения кредита на 3,5 млрд. долларов. Обязательные условия - это приватизация государственного сектора и реформы. Дорожная карта от МВФ предполагает реформирование системы поддержки уязвимых слоев населения в течение трех лет (2016-2018 гг.), повышение тарифов на ЖКХ — в течение пяти (2016-2020 гг.), что означает конец социальных программ. При этом МВФ хочет сначала увидеть, как ведутся реформы, а потом предоставлять кредит.

Хотя Белоруссия входит в ЕАЭС и Союзное государство России и Белоруссии. руководство страны проводит политику умеренного протекционизма. Россия получила отказ о размещении своей базы ВВС в стране, в результате чего Минск не получил от Москвы ожидаемого кредита. Хотя ВПК Белоруссии продолжает активно сотрудничать с Россией, а в стране развернуты российские системы ПВО.

Очевидно, что антироссийские выпады руководства Беларуси были сделаны в угоду ЕС. Однако Брюссель не снял санкций с белорусских чиновников, наложенные ранее, хотя и признал октябрьские выборы легитимными.
Лукашенко пытается играть роль посредника в текущих конфликтах. Минск ранее стал площадкой для переговоров между Киевом и Донбассом, а в конце 2015 г. предложил свои услуги для нормализации отношений между Россией и Турцией.

Минск продолжает активно развивать взаимоотношения с Китаем, который многие годы является постоянным донором белорусской экономики.

В соответствии с директивой N5 от 31 августа 2015 года основными направлениями сотрудничества Беларуси с КНР являются глубокая и взаимная интеграция отраслей и предприятий, информационно-коммуникационные технологии, формирование совместных исследовательских и научно-практических центров, совместное развитие отраслевой науки, прямое и системное межрегиональное сотрудничество, создание в Беларуси регионального центра китаеведения и взаимодействия с КНР.

В условиях усиления военного присутствия НАТО у границ Белоруссии и продолжающихся санкций со стороны ЕС, Минск может вернуться к более активному взаимодействию с Москвой. США попытаются не допустить такого сближения, однако окончательный результат зависит от воли одного человека.

Украина

Если в 2013 г. на Украину возлагалось много надежд как на перспективного участника ЕАЭС, то после 2014 г. об этом не вспоминают, а лишь указывают на стратегически неверные решения нынешнего украинского руководства, которое полностью подконтрольно Вашингтону и Брюсселю. Вместе с этим в стране создан уникальный режим коррупции, от которого страдает население. В конце 2015 г. в странах ЕС прошел ряд мероприятий, на которых выступили высокопоставленные чиновники и подвергли жесткой критике действия правящих кругов Украины. Осмысление факта, что евроинтеграция в этой стране остается только лозунгом, а выделенные под целевые проекты средства немедленно исчезают в карманах ответственных чиновников, означает кризис доверия со стороны ЕС. Поэтому новые кредиты и пакеты экономической помощи мало вероятны, а поскольку Украина находится на грани дефолта, возможен только сценарий значительных уступок со стороны Киева (подобные уступки уже были сделаны США в отношении стратегических предприятий и сделок) в обмен на финансовую помощь.

Прагматичные европейцы в условиях собственных проблем не захотят серьезно углубляться в украинскую специфику. Кроме того, альтернативная точка зрения на происходящее в Украине, в том числе о масштабах военных преступлений киевского режима на Юго-востоке, становится все более востребованной в странах Европы.

С 2016 г. начнет действовать соглашение Украины об ассоциации с ЕС. Тем не менее, несмотря на ожидания среднестатистических украинцев, это вряд ли принесет им какое-то улучшение. Украинские товары не соответствуют европейской сертификации, поэтому западное направление в качестве рынка сбыта закрыто. А после санкций со стороны России потеряно и восточное направление.

Отмены визового режима с ЕС в 2016 г. также не произойдет.

Это будет стимулировать рост протестных настроений внутри страны. По всей видимости, будет создана новая радикальная националистическая коалиция, которая станет выступать против нынешнего президента и премьер-министра. Отставка главы правительства Арсения Яценюка в 2016 г. более чем вероятна.
Кроме этого, будет рост и сепаратистских настроений. В других регионах Юго-востока все чаще будут проводиться отдельные акции, но широкомасштабного повстанческого движения при отсутствии поддержки со стороны России или использования Донецких и Луганских республик в качестве прокси-акторов, мало вероятно.

Молдова

После подписания соглашения об ассоциации с ЕС в Молдова погрузилась в политические скандалы и институциональный кризис. Несмотря на ряд возможностей (например, безвизовый въезд на территорию стран ЕС), в Молдове довольно скептически относятся к вектору евроинтеграции. Коррупция всех проевропейских политиков в Молдове (самый громкий случай связан с арестом бывшего премьер-министра и главы Либерально-демократической партии Влада Филата по подозрению в коррупции) привела к резкому снижению доверия и интереса к проевропейским проектам. Кроме того, часть сил, выступающих за скорейшую интеграцию с ЕС выступают за объединение с Румынией (юнионисты), что привело к расколу среди общей массы сторонников европейской идеи, так как достаточно большое количество выступает за сохранение молдавского суверенитета.

В 2015 г. в Молдове отмечен всплеск русофильских настроений. Ряд политических партий и общественных организаций выступают за вступление Молдовы в ЕАЭС. Между тем Приднестровский вопрос остается проблемным моментов во взаимоотношениях между Москвой и Кишиневом.

Поскольку Приднестровская Молдавская Республика после событий на Украине оказалась в полной блокаде, военнослужащие российской армии, размещенные в Приднестровье, теперь могут попасть на место своей дислокации только через Молдову.

Официальные власти пытаются повлиять на ротацию кадрового состава и в 2015 г. более 20 российских граждан, проходящих службу в Приднестровье, не было допущено в страну.

Молдавский лей входит в десятку национальных валют стран Европы и СНГ, которые больше всего понизились по отношению к доллару в 2015 году. В 2016 г. не стоит ожидать укрепления молдавской валюты. Остальные тенденции 2015 г. также будут продолжены в текущем году.

Казахстан

Республика Казахстан в 2015 г. была занята в основном внутренними проблемами, связанными с ухудшением социально-экономического климата. Национальная валюта тенге была значительно девальвирована и из-за перехода на плавающий курс и упала почти на 30%. При этом явной связи обесценивания валюты с ценами не нефть за последние несколько лет не наблюдалось. Аналитики предсказывают значительное подорожание доллара и в 2016 г. Официальный прогноз Национального банка Казахстана предсказывает инфляцию на уровне 8%, при этом на первое полугодие придется худший период.

В апреле 2015 г. в Казахстане состоялись президентские выборы президента. Нурсултан Назарбаев предсказуемо одержал победу, набрав 97,75 % голосов избирателей. Таким образом, он продолжает быть бессменным руководителем страны с 1991 г., но ему все труднее приходится справляться с кризисными ситуациями. Вопрос ротации политических элит будет подниматься опять во время парламентских выборов, которые состоятся в 2016 г.

В целом для руководства Казахской Республики основными направлениями работы будет внутренняя политика. Индексация зарплат и пенсий, антикризисные меры, а также продолжение институциональных реформ по укреплению государственности – основные приоритеты на 2016 г. Во внешней политике традиционно будут продолжены проекты с Китаем. Также серьезным проектом, к которому будет вестись подготовка в течение 2016 г.. является всемирная выставка EXPO-2017 - «Энергия будущего».

С 1 января 2016 года Казахстан стал председательствующей страной в органах Евразийского экономического союза, а Президент Казахстана будет непосредственно возглавлять Высший Евразийский экономический совет. Поскольку Назарбаев изначально в 1991 г. являлся инициатором создания подобного объединения, следует ожидать конструктивных предложений, особенно в контексте того, что Россия занята на украинском и сирийском направлениях. Это, скорее, плюс для Москвы, так как она может лоббировать свои интересы через казахских партнеров.

Кыргызстан

В Кыргызстане в 2015 прошли парламентские выборы, итоги которых были восприняты как ожидаемый результат демократического процесса.

Но главным событием страны стало вступление в ЕАЭС. Россия активно помогала адаптироваться Кыргызстану к новым условиям и есть тенденция, что в будущем подобная помощь будет продолжена.

Достаточно высоко эксперты оценили достижения Кыргызстана в области культуры и спорта. При надлежащем умении эти бонусы можно легко трансформировать в геополитические активы.

Экономика Кыргызстана была относительно стабильной. За девять месяцев прошлого года рост ВВП составил 6,3%. Этому поспособствовала предвыборная кампания, рост производства в сельском хозяйстве и обороты розничной торговли, возросшие траты государственного бюджета и замедление инфляции. Но в 2016 г. ожидается рост государственного долга страны, который может превысить 60% ВВП.

В Кыргызстане был денонсирован договор с Россией по строительству Камбаратинской ГЭС-1 и Верхне-Нарынского каскада ГЭС. Официальная позиция России состоит в том, что страна испытывает дефицит средств для подобных проектов. На самом деле, это может быть результатом определенных договоренностей с Узбекистаном, который негативно относится к подобным инициативам в Кыргызстане и Таджикистане. Тем не менее, Кыргызстан намерен искать новых инвесторов.

В будущем году Кыргызстан совместно с Китаем намерен начать строительство железной дороги протяженностью 215 км. Эта магистраль станет частью регионального проекта "Китай – Кыргызстан – Таджикистан – Афганистан – Иран". 

Таким образом, Кыргызстан неминуемо будет действовать между двумя региональными акторами - Россией и Китаем в рамках проводимой ими политики. Вряд ли в таком положении у США будет возможность вернуть военную базу на аэродроме "Манас". Тем не менее, Вашингтон будет пытаться оказывать дипломатическое влияние, чтобы конструировать в стране политические процессы.

Туркменистан

Эта центрально-азиатская страна со статусом двойного нейтралитета (отказ от участия в каких-либо военных блоках и нейтралитет согласно Конституции) последние несколько лет довольно успешно проводила баланс внутренней и внешней политики. Прибыль, получаемая от добычи и экспорта газа, распределялась в национальный бюджет, а внешнее давление на страну было минимальным.

В 2016 г. ситуация может начать изменяться. Российский монополист «Газпром» отказался от покупки туркменского газа в 2016 г. Падение цен на энергоносители руководство Туркменистана также надеется компенсировать с помощью новых проектов, хотя эффект будет не сразу. В конце 2015 г. было запущено строительство газопровода TAPI, которое позволит экспортировать газ в Афганистан, Пакистан и Индию.
Очевидны признаки того, что Запад начинает постепенно критиковать правящий режим. По индексам свобод и прав человека Туркменистан все чаще фигурирует в списках нарушителей, что является определенным симптомом. Хотя у Запада практически отсутствуют инструменты для дестабилизации внутри страны по причине того, что оппозиция занимает маргинальное положение и находится под полным контролем правоохранительных органов Туркмении, могут быть предприняты попытки создания формальных надгосударственных и неправительственных инициатив для поступательной эрозии политической системы страны. С другой стороны, на режим могут быть наложены избирательные санкции, как ранее было сделано с Белоруссией.

Существует и риск экспорта терроризма в республику. В первую очередь есть риск пересечения границы группами боевиков из соседнего Афганистана. По этой причине туркменское руководство перебросило на восток страны дополнительный военный контингент. Россия также предложила Туркменистану помощь в укреплении туркмено-афганской границы, которая проходит по равнинной местности. Узбекистан, где действуют экстремистские организации, также может служить источником проблем для Туркмении.

Так или иначе, следует пристально следить как будет реагировать Запад на политические процессы и обстановку в этой стране. От этого зависит дальнейший стратегический вектор Туркменистана.

Узбекистан

Узбекистан представляет собой автократию азиатского типа, где бессменным лидером страны является 78-летний Ислам Каримов. В последнее время он проводит реформы по демократизации политической системы, хотя преемника на пост главы государства нет. Усугубляющиеся проблемы с политической напряженностью пытаются извлечь все внешние стороны, понимая стратегическое значение страны. 

Запад проявляет непосредственный интерес к происходящим событиям в этой стране. В октябре 2015 г. правительство США высказалось категорически против планов продажи Узбекистану партии учебно-боевых самолетов T-50 производства Южной Кореи, которые ранее были разработаны совместными усилиями концернов США и Южной Кореи. Вашингтон опасается, что может произойти утечка технологий в Россию, хотя Южная Корея намеревается сохранить сделку.

В 2015 г. Германия закрыла в Узбекистане свою военную базу, которую использовала в качестве транзитного пункта для снабжения военного контингента в Афганистане. Однако в стране остается база ВВС США. Очевидно, что нахождение иностранных войск в стране зависит исключительно от политической воли Ислама Каримова. Если ранее Узбекистан строил взаимоотношения с НАТО исходя из прагматических интересов безопасности, связанных с ситуацией в Афганистане, сейчас Каримов понимает, что НАТО не способно кардинально изменить процессы в этой стране.

Хотя со стороны НАТО в последнее время идет интенсивная работа по сближению с Узбекистаном.

С другой стороны, в список угроз Узбекистану относят природно-техногенные катастрофы, которые связывают с возможным строительством ГЭС в Таджикистане и Кыргызстане. Поскольку последняя республика состоит в ЕАЭС и ОДКБ, это осложняет отношения в рамках евразийской интеграции. В самом Узбекистане с 2016 года начнется период интенсивного развития гидроэнергетической отрасли в рамках государственной программы до 2020 г.

В 2015 г. улучшились отношения с Таджикистаном до уровня политических консультаций между делегациями двух стран, которые прошли 24-25 декабря. Активно развивает отношения с Узбекистаном Китай, и эта тенденция сохранится в будущем.

Если "Газпром" прекратил сотрудничество с Туркменистаном, то с Узбекистаном ситуация кардинально противоположная. Глава компании Алексей Милер сообщил, что объемы закупок будут выше, чем у Туркмении в 2015 г. Узбекистан по добыче газа занимает третье место среди государств СНГ и входит в десятку крупнейших газодобывающих стран мира. Это говорит о том, что Россия остается в списке основных торгово-экономических партнеров Узбекистана. Кроме того, демографически растущий Узбекистан поставляет в Россию рабочую силу, с чем не может не считаться руководство этой страны. Общие интересы с Россией связаны и с активностью террористических организаций.

Таджикистан

В политической жизни Таджикистана в 2015 г. прошли ряд ключевых событий.  Впервые в парламент не прошла оппозиция – Партия исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ) и Коммунистическая партия. Они набрали чуть более 1%, что, маловероятно. Лидер ПИВТ Мухиддин Кабири из-за угроз и давления вынужден был искать убежище за рубежом. Это связывают с усилением авторитарных тенденций.

В сентябре в результате спецоперации был убит замминистра обороны генерал Абдулхалим Назарзода, который, по версии властей, организовал вооруженный мятеж с целью осуществления государственного переворота. После этого ПИВТ была объявлена террористической организацией и многие ее активисты арестованы.

Президенту Таджикистана Эмомали Рахмону был присвоен титул "Лидера нации" – за установление мира и согласия в республике.

Хотя в стране и существуют экстремистские ячейки, связанные с Аль-Каидой или "Исламским государством", прошедшие репрессии показывают не умение власти решать насущные проблемы.

Это может сдетонировать в 2016 г., если в стране начнется социально-политический кризис или вспышка этно-конфессионального насилия.

Хотя наиболее вероятной угрозой считается "Исламское государство", необходимо учитывать, что Таджикистан является транзитной страной для наркотрафика из Афганистана в соседние страны и далее - в Россию. Все эти угрозы могут обостриться в 2016 г.

В Таджикистане находится 201 военная база России и недавно ее контингент был переведен на повышенную готовность.

Хотя Таджикистан испытывает сильную зависимость от России, в 2016 г. он будет пытаться маневрировать между различными игроками мировой политики.

Для привлечения инвестиций Душанбе будет обращаться как к Китаю, так и к арабским монархиям. Если Россия сможет предложить серьезные преференции, то вполне вероятно вхождение Таджикистана в ЕАЭС уже в 2016 г.

Грузия

Грузия продолжает ориентироваться на интеграцию с ЕС и НАТО. Грузино-осетинский конфликт в 2008 г. и проведение Россией операции по принуждению к миру было использовано атлантистскими силами в стране для пропаганды общественного мнения, что только НАТО сможет защитить Грузию от чьей-либо агрессии. Хотя НАТО принимает новых членов только тогда, когда страна урегулировала все спорные территориальные вопросы, руководство Грузии продолжает вести агитацию за вступление в Североатлантический альянс.

Экономические показатели внешней торговли Грузии за прошедший год упали, и это не смотря на подписание соглашения об ассоциации с Европейским Союзом. Очевидно, что Россия являлась основным рынком сбыта грузинской продукции, поэтому в 2016 г. Тбилиси будет пытаться улучшить отношения с Москвой. Возможно, что Россия пойдет на встречу, отменив визовый режим с Грузией.

Однако серьезного прорыва ждать не следует. В военно-политическом отношении Грузии останется послушной указаниям Вашингтона и Брюсселя. Даже появление ячеек террористической организации "Исламское государство" на территории этой закавказской республики вряд ли подтолкнут ее руководство к прагматической политике в области безопасности.

Россия продолжит поддерживать и усиливать взаимоотношения с Южной Осетией и Абхазией, что будет препятствовать быстрой нормализации связей с Грузией.

Азербайджан

2015 г. был сложным для Республики Азербайджан в связи с падением цен на энергоносители, что отразилось на состоянии национальной экономики. Вместе с этим в стране сохранился критический уровень безработицы и низкие зарплаты в социальном секторе. Кроме того, традиционная чиновничья коррупция стала предметом беспокойства верховной власти страны.

Показательным стало подписание президентом Азербайджана указа о расформировании Министерства национальной безопасности. Вместо него будет созданы государственная служба безопасности и служба внешней разведки. Ранее из министерства иностранных дел Азербайджана было уволено много чиновников. Пока не понятно насколько эффективно прошли кадровые чистки. В стране работает много советников из стран ЕС, которые усиливают дипломатическое давление на клан Ильхана Алиева. Президент понимает, что гибко лавировать между интересами всех акторов будет довольно трудно, поэтому вынужден идти на ряд уступок, по крайней мере, в отношении собственной легитимности и безопасности.

В конце 2015 г. был утвержден новый план индивидуального сотрудничества Азербайджана с НАТО. Кроме того, российско-турецкий кризис неизменно отразится на внешнеполитических приоритетах Баку. Турция - традиционный партнер Азербайджана, связанный историческими и культурными корнями. Вполне вероятно усиление энергетического альянс этих стран с Грузией в качестве транзитной территории. Южнокавказский газопровод, который расширяется, трансанатолийский (TANAP) газопровод, который в процессе строительства и трансадриатический газопровод (TAP), который планируется начать строить в 2016 г. могут создать определенную конкуренцию российскому "Газпрому". Правда для полноценной работы, чтобы перекачивать газ в Турцию и Европу в заявленных объемах к 2020 г., необходимо завершить работы на участке "Шах Дениз-2", а это требует минимум 45 млрд. долл.

Армения

Общая экономическая ситуация в стране остается стабильно неблагоприятной. Заметно снизились значимые показатели. При этом вступление Армении в ЕАЭС пока не принесло ощутимого эффекта, так как прошло относительно немного времени после ратификации всех документов. Общий эффект от мирового финансового кризиса, валютных колебаний и снижения экономического роста в России дают о себе знать и в Армении. В 2016 г. вряд ли стоит ждать серьезных улучшений в экономике.

В Армении в 2015 г. состоялась политическая реформа, которая предусматривает парламентско-президентскую форму правления и возрастание роли правительства. Пока сложно предсказать насколько эффективной будет новая модель, так как правящая коалиция постоянно подвергается критике со стороны оппозиции. До настоящего момента все оппозиционные структуры в Армении были разрозненными, что мешало им проводить эффективную мобилизацию. Тем не менее, постоянная грантовая помощь со стороны посольства США и других западных акторов может через некоторое время достичь необходимых результатом и набрать критическую массу недовольных, как это было на Украине. Вполне вероятно, что для раскачивания ситуации в Армении будет задействован фактор Нагорно-Карабахского конфликта, включая возможную роль Азербайджана. Ни Армения, ни Азербайджан не готовы к прямому военному столкновению, тем более что в Армении находится военная база России и страна является членом ОДКБ. Но возможны серьезные провокации, которые будут использованы для дестабилизации региона в целом.

Выводы

Основные тенденции 2015 г. для региона в целом сохранятся. Россия будет пытаться найти нетривиальные решения для осуществления своего политического влияния в Евразии. Поскольку старые методы общественной дипломатии и открытой помощи показали свою неэффективность, не исключено, что будут задействованы более деликатные приемы, возможно, с помощью третьих сил.

Будет более ощутима роль Китая и Ирана в странах Центральной Азии, тогда как в европейских странах постсоветского пространства кризис будет усугубляться.

Исламский терроризм будет в фокусе политических элит стран СНГ следующего года. Также есть риск эскалации замороженных конфликтов.

Это говорит о необходимости пересмотра существующей региональной системы безопасности, которая может пройти в рамках ОДКБ и ШОС.

Исламский мир

Исламский мир в 2015 году был в центре внимания всей планеты.  Это наиболее нестабильный макрорегион, большую часть которого охватило пламя непрекращающейся гражданской войны. В 2016 году стоит ожидать распространения конфликтов на пока еще относительно стабильные части исламского мира. Противостояние между суннитами и шиитами усилится.

Особое значение имеет феномен Исламского государства, из небольшой сектантской группировки  в Сирии и Ираке, превратившегося в угрозу мирового масштаба. Усилившаяся конкуренция со стороны ИГИЛ заставила другие джихадистские формирования интенсифицировать свою деятельность.

Тренды 2015 года

Гражданская война в Сирии

Гражданская война в Сирии была центре мировой политики в 2015-м. Внутренний конфликт в этой ближневосточной стране стал полем столкновения амбиций глобальных держав и местом, где решается судьба американской гегемонии. Россия и Иран приложили максимум дипломатических и военных усилий для того, чтобы не допустить победы оппозиционных сил, и нанести существенное поражение США, продемонстрировав, что Соединенные Штаты и их союзники больше не могут диктовать свою волю в других регионах мира. Первая задача была решена, достижение второй откладывается на неопределенную перспективу.

Официальному Дамаску удалось избежать поражения в этом году. Военное вмешательство России и поддержка Ирана помогли отвоевать часть территорий у оппозиционных формирований.  Главным военным успехом года стало взятие Хомса правительственными войсками. В ноябре 2015 года войска Сирии взяли под свой контроль город Эль-Хадер, который являлся главным оплотом террористов "Джебхат ан-Нусры". 

Тем не менее, территория страны остается разделенной. Правительство Башара Асада контролирует большую часть приморского Востока, ИГИЛ – Запад с долинами Тигра и Евфрата и район Пальмиры. Оставшиеся территории поделены между многочисленными исламистскими группировками, ориентирующимися на страны Персидского Залива, Турцию и США.

Невозможность в обозримой перспективе существенно изменить расклад сил во внутрисирийском противостоянии заставила внешних игроков искать пути дипломатического урегулирования конфликта. Российское военное вмешательство сделало лидеров стран Запада более сговорчивыми. Опасаясь развития успеха, Запад решил переиграть Россию на дипломатическом поле. В ноябре 2015 года в Вене стартовала очередная серия переговоров по Сирии. В переговорный процесс впервые включили не только Россию и страны Запада, но и Иран, Саудовскую Аравию и страны Персидского Залива.

Несмотря на достижение ряда договоренностей в ходе переговорного процесса , главным результатом которого стало решение о проведении всеобщих выборов в течение ближайших 18 месяцев, между важнейшими геополитическим акторами, интересы которых столкнулись в Сирии остаются серьезные разногласия по поводу будущего политического урегулирования в стране:
1. Главной проблемой является вопрос ухода действующего президента Башара Асада. На этом настаивают США, страны ЕС, Турция, Катар и Саудовская Аравия, подконтрольная им сирийская оппозиция. Против  - Россия и Иран, Хезболла,  сам официальный Дамаск, союзная Башару Асаду сирийская оппозиция.
2. Еще один не решенный вопрос: составление единого списка террористических организаций. Эта задача поручена Иордании. Иордания в нынешнем конфликте участвует на стороне стран Запада и поддерживает сирийскую оппозицию. Тем не менее, хашимитское королевство стремится и к дружественным отношениям с Россией, потому балансирует между двумя центрами силы.  В этом вопросе сталкиваются три позиции
Позиция России и Ирана: Террористическим организациями признаются не только ИГИЛ и  «Ан-Нусра», но и «Джаиш аль-Ислами», «Ахрар аш-Шам» и другие джихадисты, финансируемые Турцией, Катаром и Саудовской Аравией. Позиция Турции, Катара и Саудовской Аравии: Террористическим организациями необходимо признать ИГИЛ, Ан-Нусру, шиитские отряды самообороны и Хезболлу. Позиция США и Европы: не включать в список террористов «Джаиш аль-Ислами», «Ахрар аш-Шам» и других джихадистов, финансируемые Турцией, Катаром и Саудовской Аравией.
3. Остаются и разногласия по поводу того, кто может принимать участие в переговорном процессе. Все стороны настаивают на исключении из него тех, кого они считают террористами. Кроме того, Саудовская Аравия, которая попыталась в декабре провести объединительный съезд сирийской оппозиции, вместе с Турцией настаивает на исключении из него сирийских курдов. Соединенные Штаты выступают за включение в политический процесс всех, кто противостоит Асаду, кроме Ан-Нусры и ИГИЛ.

Гражданская война в Ираке

В 2015 году анти-игиловским силам не удалось добиться победы над Исламским государством. Наиболее боеспособными структурами, противостоящими ИГИЛ, стали отряды курдской самообороны и добровольческие формирования иракских шиитов. В подготовку первых активно вложились Турция, Израиль и США, вторых – Иран. Вооруженные силы Ирака в большинстве случаев терпели поражение от ИГИЛ, оставляя тем технику и оружие. Главным успехом года для анти-игиловских сил стало освобождение от ИГИЛ в марте 2015 г. города Тиктрит на севере страны. Главной неудачей – захват ИГИЛ города Рамади, центра провинции Анбар в 90 километрах от столицы страны Багдада.

В ноябре 2015 года ополчение иракских курдов перерезало шоссе между Раккой (Сирия, штаб квартира ИГИЛ) и Мосулом (Ирак, главный оплот ИГИЛ в Ираке). Таким образом, ИГИЛ фактически оказалась разделена на две части. Были перекрыты поставки оружия и нефти между боевиками ИГИЛ в Сирии и Ираке.

В декабре армия Ирака при поддержке американской авиации с воздуха и шиитских добровольцев с земли развернула операцию по освобождению Рамади. Несмотря на заявления официального Багдада, значительная часть города остается в руках ИГИЛ.

Ирак продолжает оставаться страной раздробленной по религиозному и политическому признакам.  Южная часть страны находится под контролем шиитского правительства ориентирующегося на Иран, но зависимого также от США. Северо-западные области, населенные суннитами контролируются ИГИЛ. Северо-западные территории находятся под контролем курдских формирований.

Сложная остановка сохраняется в Иракском Курдистане. Официальная власть находится в руках клана Барзани, ориентирующегося на Турцию. В то же время в регионе действуют силы РПК, сирийских курдов и йезидские ополченцы, которые не подчиняются Барзани и негативно относятся к его стратегии превращения Курдистана в зависимую от Турции территорию.

Феномен ИГИЛ

За прошедший год Исламское государство продемонстрировало способность эффективно оборонять свои территории и захватывать новые в Сирии и Ираке, распространять свое влияние на другие части света.  Феномен ИГИЛ включает в себя премодернистские, модернисткие и постмодернистские элементы, и развертывается в  региональном и глобальном измерениях.

В региональной перспективе ИГИЛ опирается на поддержку значительной части сирийских и особенно иракских суннитов, в государствах, где власть находилась или попала в руки других религиозных групп. Используются организационные навыки бывших структур националистического режима Саддама Хусейна в Ираке.

В других частях исламского мира ИГИЛ, используя противоречия и противостояние внутри существующих террористических групп, позволяет использовать свой бренд различным экстремистским структурам. Такая тактика террористического франчайзинга привела появлению ячеек ИГИЛ в Афганистане, Ливии, Йемене, на Филиппинах, в Бангладеш, Египте и присоединении к ИГИЛ группировки «Боко Харам» в Нигерии.

Теракты в Париже 13 ноября 2015 года, а также теракты в странах Ближнего Востока и Африки, ответственность за которые взяли террористы ИГИЛ, показали, что группировка успешно приобретает глобальное измерение.
Значительная часть пропаганды ИГИЛ направлена на страны Запада.  Эксплуатируются медиа образы и клише, свойственные западной массовой культуре, ставка делается на пропаганду насилия и продвижение образа успешных маскулинных завоевателей. В 2015 году Исламское государство добилось внушительной победы в медийном пространстве, став самым обсуждаемым в медиа феноменом исламской цивилизации в мире.
Существование ИГИЛ стало оправданием для вмешательства в конфликт в Сирии США и России. Созданные ими анти-игиловские коалиции, в основном борются за разрешение сирийского конфликта в свою пользу. В первую очередь это касается США, территория которых находится далеко от основных баз ИГИЛ, а доля мусульманского населения – 1% (в  России – 10%).

США и их союзники продемонстрировали нежелание начать борьбу с финансированием ИГИЛ. Возможные меры: уничтожение нефтяных караванов исламистов, санкции в отношении физических и юридических лиц, а также государств, участвующих в торговле нефтью ИГИЛ, предприняты не были.

Иран

Главным событием минувшего года для Ирана стало достижения соглашения по иранской ядерной программе с «шестеркой» международных наблюдателей (постоянные члены Совета безопасности ООН и Европейский Союз).

Иран согласился избавиться от 98% имеющегося ядерного топлива и сократить две трети центрифуг. Исламская Республика обязалась "ни при каких условиях не стремиться к обладанию, разрабатывать или получать доступ к любому виду ядерного оружия". В ответ Евросоюз и ООН обязались снять санкции против Ирана. США планирует отменить только санкции связанные с ядерной программой Ирана, но оставят в силе санкции, которые принимались по другим поводам. Потепление отношений с США оказалось лишь частичным. Иран упрочил отношения с Россией на фоне совместных действий обеих стран в Сирии. Военная интервенция Саудовской Аравии в Йемен еще более осложнила отношения между государствами. Фактически в Йемене Иран ведет прокси-войну против саудитов и их союзников.

Турция

Конфликт с Россией стал главным событием 2015 года для Турции. По нашей информации операция по уничтожению российского самолета турецкими ВВС координировалась американцами, которые преследовали цель стравить двух мощных региональных игроков. До этого, несмотря на расхождение позиций в Сирии, обе страны выстраивали взаимовыгодное сотрудничество в экономике, особенно в энергетической отрасли. Россия была готова согласиться на установление турецкой зоны контроля в северной Сирии. Конфликт с Россией срывает планы по мирной реализации этого сценария.

Невыгодный ни Турции, ни России конфликт, заставил турецкое руководство искать помощи на Западе и начать процесс восстановления дипломатических отношений с Израилем. Они были заморожены в 2010 году после инцидента с турецким судном «Мармара», пытавшимся деблокировать Сектор Газа. Теперь Израиль, как и Иракский Курдистан, могут стать поставщиками газа для Турции, так как поставки российского газа могут быть блокированы.

Турция стремится сохранить лицо, заявляя устами своих официальных представителей, что полная нормализация отношений возможна только после отказа Израиля от блокады Газы, но тот, и не намерен менять свою политику в отношении палестинцев.

Потеряв Россию, Турция постаралась заручиться поддержкой Саудовской Аравии  для совместного отстаивания своих интересов в Сирии и Северном Ираке. В последнем, ввод турецких войск в Иракский Курдистан в декабре  2015 вызвал охлаждение отношений с Ираном и Ираком.

Серьезным фактором, дестабилизирующим внутреннюю обстановку в Турции является курдский вопрос. В течение всего 2015 года в турецком Курдистане шла де-факто гражданская война малой интенсивности. Действия курдских сепаратистов подпитывались  со стороны сирийских курдов Роджавы и территорий сирийского Курдистана, которые находятся под контролем Рабочей Партии Курдистана.  В результате Турция развернула антикурдскую кампанию в самом Ираке. Кроме ударов по позициям РПК с воздуха, турки решили опереться на лояльный им клан Масуда Барзани, контролирующий большинство официальных позиций в иракском Курдистане.  Для помощи Барзани в борьбе с нелояльными формированиями курдов и были переброшены в северный Ирак турецкие войска. Предлогом как всегда послужила борьба с ИГИЛ.

В свою очередь, США не поддерживает антикурдские действия турков, пытаясь превратить формирующийся Курдистан в оплот своего могущества в регионе. Это вызывает дополнительное напряжение в отношениях между Турцией и США, однако теперь у Турции почти нет пространства для маневра. Она вынуждена следовать в стратегическом фарватере американской политики.

Саудовская Аравия

Состояние дел Саудовской Аравии тяжело как никогда. Страна увязла в бесперспективной войне в Йемене. Военное поражение там открывает дорогу росту внутреннему сепаратизму в регионах, населенных в основном шиитами.

Падение цен на нефть негативно сказывается на экономике Саудовской Аравии и реализации тех геополитических задач, которые перед собой ставит королевство.  Среди них победа в уже упомянутой Йеменской кампании, расширение сферы саудовского влияния на зону Индийского океана (Мальдивские острова), поддержка и легитимизация исламистских прокси в Сирии, поддержка радикального ислама в Афганистане.

В центре особого внимания саудитов Сирия, здесь королевство является одним из наиболее яростных противников Башара Асада. Неоднократно саудовские частные фонды обвинялись в поддержке не только радикалов из «Ахрар аш Шама» или «Джаиш аль-Ислами», что в принципе не скрывается, но и в финансировании террористов ИГИЛ и боевиков Ан-Нусры. Косвенным доказательном может служить тот факт, что хотя Саудовская Аравия на словах осуждает ИГИЛ, а ИГИЛ провозгласил королевство своим врагом, саудовское государство не предприняло в 2015 году никаких реальных шагов направленных на военное или экономическое противодействие ИГИЛ.

В 2015 году Эр-Рияд предпринял несколько попыток договориться с Москвой по целому комплексу  ключевых вопросов, прежде всего по Сирии. Этому были посвящены визиты в Россию ряда представителей саудовской королевской семьи, включая министра обороны и де факто-правителя при страдающем старческим слабоумием короле Салмане  его сына Мохамеда ибн Салмана. Кроме того Владимир Путин лично пообщался с королем Салманом на полях саммита G20. Российская военная операция знаменовала крах попыток договориться с Кремлем. Уничтожение просаудовских группировок в Сирии заставило саудитов попытаться легитимизировать их через включение в мирный процесс на правах участников переговоров.

Отношения Саудовской Аравии со своим главным противником, Ираном, находятся в шаге от открытого противостояния. Стороны ведут прокси-войну в Сирии и Йемене. Ослабляя иранское влияние в Ираке, ИГИЛ объективно действует в интересах саудитов. Саудовская Аравия приговорила к смертной казни участников шиитских выступлений 2012 года. Среди них несколько подростков и известный шиитский религиозный деятель шейх Аль-Нимр. 2 января 2015 года его казнили. Ранее великий аятолла Насер Макарем Ширази предупредил власти Саудовской Аравии в том, что шииты всего мира не потерпят казни одного излидеров общины в Саудовской Аравии. Сейчас шииты-двенадцатеричники составляю большинство населения главной нефтеносной провинции Саудовской Аравии – административного округа Эш-Шаркия. Кроме того, в провинции Наджран на границе с Йеменом проживают шииты-семеричники (исмаилиты).

Подчеркнуто оскорбительное отношение саудитов к телам паломников-шиитов, погибших во время кошмарной давки в Мекке 29сентября 2015 года (всего более 2000 погибших) еще более осложнило отношения между ваххабитским и шиитским полюсами исламского мира.

Еще одним фактором подрывающим безопасность Саудовской Аравии является борьба элит. Королевская семья довольно многочисленна, но в 2015 году к власти пришел  слабоумный сын основателя страны короля Абдул Азиза Салман. После его смерти власть должна перейти к представителям второго поколения саудовской династии. Наиболее вероятно, что в схватке за власть в ближайшее время сойдутся принц Мохаммед ибн Салман и наследный принц Мохаммед ибн Наиф Аль Сауд.  Если первый является горячим сторонником саудовской гегемонии в регионе и склонен к авантюрам, наподобие йеменской, то второй ранее характеризовался как наиболее проамериканский член правящей саудовской элиты.

Есть и третья сторона – часть правящей семьи недовольная обоими претендентами на престол. В августе 2015 года были обнародованы три открытых письма двух принцев дома ибн-Саудов. В их представители династии призывают свергнуть принцев Мохаммеда ибн-Наифа и Мохаммеда-ибн Салмана, так как их авантюристичная политика, прежде всего безрассудная операция в Йемене поставила страну на край гибели.

Война в Йемене

2015 год ознаменовался и полномасштабным вторжением арабской коалиции под руководством Саудовской Аравии в Йемен. В войне против Йемена кроме саудитов приняли участие  Объединенные Арабские Эмираты, Бахрейн, Египет, Марокко, Иорданию, Кувейт и Пакистан. Последний лишь формально присоединился к коалиции, но никакого реального участия в конфликте не принимает. Основную тяжесть войны несут на себе Саудовская Аравия, ОАЭ и Бахрейн.

Конфликт в Йемене интенсифицировался после того как в январе 2015 года президент Хади, который пришел к власти на волне Арабской весны, был смешен проиранскими повстанцами хуситами. Ваххабитские монархии Персидского залива не могли допустить, чтобы контроль над стратегически важным государством полуострова перешел к их геополитическому и религиозному противнику.

Йемен обладает высокой геополитической важностью. Он расположен в юго-западной части Аравийского полуострова. Контроль над Йеменом важен для контроля над Баб-эль-Мандебским проливом, узкое горлышко которого соединяет Красное море и Индийский океан.  Баб-Эль-Мандебский пролив - одна из ключевых точек морского пути, соединяющего Средиземноморье и Индийский океан. Через пролив должны следовать все танкеры с нефтью и сжиженным газом, следующие из стран Персидского залива в Европу.

Приход хуситов к власти в Йемене кроме всего прочего нес прямую угрозу внутренней безопасности Саудовской Аравии. Значительную часть населения прилегающих к Йемену провинций составляют единоверцы йеменских хуситов-зейдитов, шииты-исмаилиты, подвергающиеся в саудовском королевстве преследованиям. Иран мог использовать Йемен как базу для организации мятежей и протестных движений внутри самой Саудовской Аравии.

Поддержали интервенцию своих геополитических союзников и Соединенные Штаты,не заинетерсованные в усилении теллурократического Ирана и перехвате им стратегически важного морского пути.

Война саудитов и их союзников против хуситов не увенчалась значительными успехами. Хуситы удерживают столицу страны Сану и большую часть Северного Йемена. Бывший президент Салех вступил в союз с хуситами и вернулся в страну. Его сторонники включились в борьбу с интервентами. В Южном Йемене  значительную часть территории контролируют местные сепаратисты, а также боевики Аль-Каиды на Аравийском Полуострове и местного отделения Исламского Государства. Исламские радикалы ведут войну как против хуситов, так и против Саудовской коалиции, отвоевывая у той целые города.

Одним из трендов этой войны стало применение хуситами противокорабельных и тактических ракет. Выводятся из строя немногочисленные Саудовские суда. Наносятся ракетные удары по саудовским базам, в том числе и на территории самой саудовской Аравии.  К концу года хуситы  и части Йеменской армии, верные президенту Салеху устроили наступление на центры приграничных провинций Саудовской Аравии. Теперь они контролируют большую часть провинции Наджран и вошли в провинцию Джизан, осадив ее столицу – одноименный город.

Война в Йемене грозит стать саудовским Вьетнамом. Существенно затрудняет проведение операции несколько факторов:
1) Гористый характер местности, особенно в северном Йемене, удобный для ведения партизанской войны.
2) Крайняя воинственность местного населения.
3) Наличие кроме хуситов еще ряда неожиданных противников.
4) Поставки вооружений из Ирана.

В поддержке хуситов и Салеха также подозревают Китай, который проявляет серьезный интерес к Баб-Эль-Мандебу. В этом году китайцы объявили о строительстве собственной военной базы в Джибути, находящемся по другую сторону пролива.

Единственный способ достичь успеха в Йемене для саудитов – массовый геноцид местного населения. Впрочем, саудовская коалиция и так не считается ни с какими международными правилами ведения войны. Время играет против саудитов. Слабость собственных вооружённых сил, продемонстрированная в этой кампании, заставила страны коалиции обратиться к услугам наемников, что легло дополнительным бременем на военный бюджет стран. Возникает опасность, что в условиях низких нефтяных цен, через какое-то время страны Залива просто не смогут продолжать вести войну по экономическим соображениям.

Палестина

Наиболее значимым трендом 2015 года для Палестины стала начавшаяся в  интифада ножей. Одной из причин в очередной раз стал конфликт на Храмовой горе в Иерусалиме в октябре 2015 гола, где израильтяне отказались допускать в мечеть представителей ряда исламских движений. Последовавшая затем вспышка насилия привела к непрекращающимся нападениям на израильтян молодых палестинцев. Орудием террора служат обычные кухонные ножи.  Акция не имеет лидера и носит внешне спонтанный характер, вся информация и призывы к нападениям распространяются через интернет сетевым способом.

Началу насильственных действия со стороны палестинцев предшествовали акты агрессии со стороны еврейских религиозных экстремистов, воодушевленных поддержкой со стороны израильского правительства. Среди них сожжение заживо арабской семьи с малолетним ребенком в ночь с 30 на 31 июля в арабской деревне Кфар-Дума.

Радикализации палестинцев способствовали также непрекращающаяся блокада Газы и отказ Израиля от вывода своих поселений из оккупированного Западного берега реки Иордан.  В результате предшествующих израильских бомбардировок была разрушена большая часть жилого фонда Газы. Из более чем 2 млн. населения города 1,8 млн. остались без домов. Ни один дом не восстановлен. По данным ООН в Газе самая высокая безработица в мире – 48%.  В этих условиях Сектор Газа стал еще одним регионом мира, где смогли получить серьезную поддержку структуры Исламского Государства. Они произвели несколько обстрелов израильской территории. В ответ Израиль нанес удары по целям противостоящей ИГИЛ группировки Хамас.

Египет

2015 год стал для Египта годом больших надежд и потерь. Наиболее важным событием стало уничтожение террористами группировки «Вилаят Синай» Исламского Государства российского пассажирского самолета Airbus А-321 31 октября 2015 года. Это событие продемонстрировало всему миру уровень террористической угрозы в Египте и обнажило проблему террористической активности на Синайском полуострове, которая ранее была лишь проблемой Египта и Израиля.

Египет в этом году вел политику балансирования между талассократическими и телуррократическими державами. С одной стороны Президент Египта фельдмаршал Ас-Сиси установил личные дружеские отношения с лидером России Владимиром Путиным. Египет стал крупным заказчиком российских вооружений. С другой стороны Египет поддержал Саудовскую Аравию в ее операции в Йемене. Саудиты являются одним из спонсоров нынешнего режима. Добившись вместе с ОАЭ устранения прежнего египетского правительства «Братьев-мусульман», ориентировавшегося в основном на Катар и Турцию, саудиты поддержали военных. Показательно, что против государственного переворота в Египте в свое время не выступили ваххабитские просаудовские партии.

Одним из наиболее важных последствий теракта в небе над Синаем стало резкое снижение потока туристов из России и стран Европы, прежде всего Великобритании. Удар по важной для египетского бюджета статье доходов привел увеличению зависимости страны и ее руководства от Саудовской Аравии.

Гражданская война в Ливии

В Ливии в 2015 году продолжилась гражданская война. Страна практически прекратила свое существование в качестве единого государства. Шансов на преодоление раздробленности немного.

Конфликт начался 16 мая 2014, когда генерал-майор Ливийской национальной армии, гражданин США, активно взаимодействовавший с ЦРУ, Халифа Хафтар объявил о начале широкомасштабной воздушной и наземной операции подконтрольных ему частей вооружённых сил в районе города Бенгази. Военное наступление получило кодовое название — Операция «Достоинство». Боевые действия продолжаются в настоящее время. Военный путч произошел ввиду разногласий сил внутри сил, объединившихся ранее для свержения Муамарра Каддафи. В результате в стране образовалось два правительства: в Тобруке и Триполи.

Правительство Триполи контролирует значительную долю Триполитании, северо-западной части страны. Оно подконтрольно местным «Братьям-мусульманам» и ориентируется на Катар и Турцию. Второе правительство в Тобруке, в восточной части страны, рядом с египетской границей, контролирует большую часть Киренаики, исторической области на востоке Ливии. Правительство в Тобруке считается международно признанным и ориентируется на ОАЭ, Египет, СаудовскуюАравию, страны Запада, пытается заручиться поддержкой России.
Оба правительства ведут борьбу за Феццан, южную часть страны, населенную в основном берберскими племенами. Ни одно из правительств в течение года не смогло победить противоборствующую сторону и вряд ли сможет это сделать в ближайшее время. Каждое правительство – это достаточно аморфная коалиция разных племен и групп полевых командиров, реализующих свои локальные интересы.

Кроме двух правительств в Ливии есть также местное отделение Исламского государства, захватившее значительную часть нефтеносного побережья в районе Сирта и громко заявившее о себе массовой казнью египетских христиан–коптов в феврале 2015 года. Боевые действия против ИГИЛ в Ливии, которое ведет в основном правительство в Тобруке при поддержке египетской авиации, не приносят желаемого результата.
Большое значение имеют также местные группировки в районе города Мисрата, фактически отделившиеся от остальной Ливии и племена туарегов, контролирующие частьюго-запада Ливии. За влияние на туарегов борются все группировки.

В течение всего года велись мирные переговоры о создании коалиционного правительства с включением в него представителей тобрукского и трипольского кабинетов министров. Особую роль в процессе играли Марокко, союзник Франции и США в Магрибе и Италия, бывшая метрополия Ливии. В декабре 2015 года было подписано соглашение о создании такого правительства. Однако часть трипольского руководства уже выразила свое несогласие с документом. Шансов на достижение мира в Ливии даже в случае создания такого правительства крайне мало, причина гражданской войны и распада страны не политические разногласия, которые можно решить, создав коалицию партий, а разногласия клановые и племенные,впервую очередь на местах.

Афганистан

Главным трендом 2015 года в Афганистане стал раскол в рядах противостоящих правительству исламистов. Умеренные талибы, представляющие интересы пуштунских племен страны и ориентирующиеся в первую очередь на создание национального исламского государства выразили готовность к началу переговорного процесса с официальным Кабулом. Переговоры были запланированы на июль 2015 года, но известие о смерти лидера афганских талибов муллы Омара, затормозило процесс. Сменивший Омара мулла Мансур также проявил заинтересованность в переговорах при условии вывода всех иностранных войск с территории Афганистана. В ответ непримиримые исламисты устроили покушение на лидера Талибана.

В оппозиции мулле Мансуру оказались местные радикалы,  иностранные наемники и выходцы из Средней Азии, рассчитывавшие использовать Афганистан в качестве плацдарма для экспансии на страны бывшего Советского Союза. Часть из них продолжила действия независимо от центрального руководства под флагом движения «Талибан», часть влилась в появившиеся в Афганистане структуры «Исламского государства».
В 2015 году конфликт в Афганистане стал более комплексным. К противостоянию между официальным Кабулом и Талибаном добавились конфликт между Талибаном и ИГИЛ, умеренными и радикальными талибами и конфликт между официальным Кабулом с одной стороны и радикальными талибами и ИГИЛ с другой.

Появление ИГИЛ как нового центра притяжения радикальных исламистов заставило ведущие страны региона пересмотреть свое отношение к Талибану, признав в нем меньшее зло или даже конструктивную силу, которая в сложившихся условиях может освободиться от чрезмерного радикализма. Талибы в свою очередь выпустили официальное обращение, в котором заявили, что не намерены вести экспансию за границы Афганистана
Это повышает шансы на начало мирного диалога между Талибами и афганским правительством. Активное участие в налаживании межафганских переговоров принимает Китай, который периодически посещают делегации талибов. О наличии каналов связи с талибами и общей заинтересованности в уничтожении Исламского государства в Афганистане заявляли представители России. Объективно в мирном процессе в Афганистане заинтересованы также Индия и Иран.

Финансирование радикальных исламистов в Афганистане осуществляется из Катара и Саудовской Аравии. Эти страны заинтересованы в продолжении афганского конфликта, так как это подорвет планы по строительству нефте- и газопроводов из России и Ирана в Индию через страны региона, в том числе Афганистан. Таким образом, нефтегазовые монархии залива могут потерять крупнейший рынок сбыта.  Объективно эти проекты, равно как и усиление российского и китайского влияния в Афганистане не выгодны США.

Определённую нервозность проявляет афганское руководство. В 2015 году участились террористические атаки талибов, в том числе вооруженные вылазки в столице страны, Кабуле. Летом талибами на севере страны был взят стратегически важный город Кундуз. На севере страны в ряде районов талибы вышли к границам Туркмении и Таджикистана.  Нынешнему афганскому руководству нужно обезопасить себя от атак радикалов. Очевидно, что даже если лидеры Талибана пойдут на переговоры, оно этого обеспечить не сможет, непримиримые продолжат борьбу независимо от решения центра.

Для того чтобы повысить свою обороноспособность руководство Афганистана несколько раз обращалось к России. В Россию совершил визит командир узбекских ополченцев генерал Рашид Дустум. Все это вызвало негативную реакцию США, получалось, что Афганистан постепенно сам попадал под влияние русских и китайцев, причем шаги в этом направлении делали как талибы, так и официальное руководство страны. Под предлогом усиления террористической угрозы атлантистами было принято решение оставить американский и британский контингенты в Афганистане еще на несколько лет.

Пакистан

Меняющийся баланс сил в Пакистане оказал существенное влияние на процессы в Афганистане. Пакистанская элита в настоящее время расколота. Часть ее, в первую очередь политическое руководство, переориентировалась на Китай. В Афганистане эта часть пакистанского истеблишмента выступает за мирное урегулирование конфликта. Другая часть пакистанской элиты, прежде всего связанная с военной разведкой и взаимодействующая с пакистанскими талибами выступает против мирного процесса и сохраняет тесные связи с США.

В течение 2015 года в целом Пакистан сдвинулся ближе к континентальному полюсу. Это государство, как и Индия было принято в Шанхайскую организацию сотрудничества. Пакистан продолжил укреплять тесные связи с Россией и Китаем.

В 2015 году китайский лидер Си Цзиньпин анонсировал создание китайско-пакистанского экономического коридора. Это транспортно-логистический проект, предусматривающий включение Пакистана в систему нового Шелкового Пути, сеть транспортных коридоров соединяющих Китай через Центральную Азию с западной частью Евразийского Континента.

Ранее в 2014 году Россия сняла эмбарго на поставку в Пакистан вооружений, что придало импульс развитию оборонных отношений между странами. В августе 2015 года Россия и Пакистан заключили контракт по продаже Пакистану военно-транспортных вертолетов Ми-35М.

В 2015 году Пакистан принял участие в совместных военных учениях с Россией на российском Дальнем Востоке, а также в соревнованиях военно-воздушных сил между экипажами России, Китая, Египта, Венесуэлы и Белоруссии.

Российские компании примут участие в строительстве трубопровода «Север-Юг» в Пакистане от г. Карачи до порта г. Лахор. Этот участок в будущем может стать частью трубопроводной системы, по которой сжиженный газ из Ирана будет поставляться в Пакистан и Китай.

А вот в отношениях с США не произошло позитивных изменений. США теряют Пакистан, уступая место Китаю и России.

Изменение внешнеполитического курса Пакистана с однополярного на многополярный сопровождается усилением террористической активности. В 2015 году почти каждый месяц в Пакистане проходило несколько террористических актов, большинство из них были совершены суннитскими радикалами или белуджистанскими сепаратистами. Религиозной группой, против которой было совершено больше всего терактов, стало шиитское меньшинство.

Прогноз на 2016 год

Сирия

Стоит ждать интенсификации Боев в Алеппо и наступление Сирийской армии на Пальмиру. Эти два города будут отвоёваны сирийскими войсками в течение года. Однако этими двумя крупными военными победами  успехи официального Дамаска ограничатся.

Начало политического урегулирования и мирные переговоры не принесут желаемых результатов. Страна останется де факто раздробленной по этническому и конфессиональному признаку и не будет готова к  проведению выборов в 2017 году. Башар Асад откажется уйти в отставку.

Россия в течение года будет искать пути выхода из войны в Сирии, после того как встанет вопрос о необходимости развертывания сухопутной операции. Однако эти планы может сорвать возможное введение Турцией войск на север Сирии.

Исламское государство не будет побеждено в Сирии и сохранит большую часть своих территорий, за исключением района Пальмиры. Вооруженные силы Сирии будут проводить операции против ИГИЛ лишь во вторую очередь, стремясь уничтожить в первую очередь более слабые группировки исламистов, которые Запад не считает террористическими. Зачистив политическое поле, официальный Дамаск останется единственной альтернативой ИГИЛ. Для защиты подконтрольных им исламистов и нейтрализации сирийских курдов Турция введет войска в северную Сирию.

Ирак

Исламское государство сохранит большую часть своих территорий в Ираке. В 2016 году развернется битва за Мосул. Вооруженные силы Ирака при поддержке шиитских формирований и курдских ополченцев будут пытаться взять город, который является фактической столицей иракской части ИГИЛ. Операция не увенчается успехом.

Сам Ирак останется расколотым государством. Курдская часть возьмет курс на окончательное оформление собственной государственности. Внутрикурдские противоречия не позволят этой государственности оформиться в рамках единого Курдистана с включением сирийских и турецких курдов в этот процесс, но значение курдского фактора в мировой политике повысится. Турция сохранит свое военное присутствие в Иракском Курдистане для сохранения контроля над процессом.

ИГИЛ

Стоит ожидать усиления террористической активности ИГИЛ на фоне относительных неудач в Сирии и Ираке. Движение не будет побеждено, но не сможет и одерживать значительные победы в регионе. Единственным выходом для сохранения притягательности движения для радикалов станет расширение террористической активности за пределами Сирии и Ирака.

В самом ИГИЛ произойдут значительные перемены. Те элементы в руководстве движения, что были связаны с региональными суннитскими общинами Сирии и Ирака и государственными структурами Ирака времен режима Саддама Хусейна уступят место международным террористам, завязанным на иностранные, в первую очередь атлантистские спецслужбы. ИГИЛ окончательно приобретет глобальный характер.

Вероятны террористические акты от имени ИГИЛ в Китае, на Филиппинах, в Индонезии, Бангладеш, России, Индии. Возможно повторение терактов во Франции и Германии. Маловероятны теракты в центрах атлантистского мира – Великобритании и США.

Турция

Вооруженный конфликт между Россией и Турцией в 2016 маловероятен. Обе стороны начнут постепенное восстановление отношений, так как это соответствует интересам обеих держав. Подвижки к этому наметились уже в конце 2015 года. Турция пытается не допустить окончательного разрыва отношений с Россией. В то же время не стоит ожидать возврата к полномасштабному сотрудничеству.

Фактором, который сможет застопорить этот процесс, станет возможный ввод турецких войск в Северную Сирию. Сохранение же турецкого военного присутствия в Северном Ираке негативно скажется на развитии турецко-иранских отношений. И в том и другом случае турки будут вынуждены пойти на этот шаг, чтобы не допустить использования курдского фактора для подрыва турецкой государственности. Турецкий Курдистан останется главной головной болью для Анкары в 2016 году. Продолжится вооруженное противостояние в населенных курдами областях страны.

В то же время, Соединенные Штаты, попытаются использовать курдов как инструмент для давления на Турцию и провокации действий в Северном Ираке и Северной Сирии, которые снова столкнут между собой турок и российско-иранский блок.

Продолжится сближение между Турцией и Саудовской Аравией. Турция использует его, в том числе  для восстановления в полной мере дружественных отношений с Египтом. Соединенные Штаты попытаются таким образом превратить Турцию в связующее звено между Катаром, поддерживающим структуры «Братьев-мусульман» и конкурирующим с ним блоком Саудовской Аравии и ОАЭ.

Турецко-израильское сближение будет проходить более медленно. В значительной степени оно будет зависеть от тех компромиссов, на которые пойдет Турция в процессе объединения Кипра, который позволить реализовать сразу несколько энергетических проектов в Восточном Средиземноморье.

Стоит ожидать смены власти в Турции мирным путем или в результате государственного переворота при поддержке США. Это произойдет, если попытки сближения будут успешными. Преодоление российско-турецких разногласий не входит в планы Соединенных Штатов.

Йемен

Наиболее вероятно, что в Йемене Саудовская коалиция пойдет на переговоры с исламскими радикалами и сепаратистами южного Йемена, для того чтобы освободить задействованные против них силы для борьбы с хуситами.

Сами хуситы продолжат успешно обороняться в Северном Йемене и продолжат войну в пограничных районах Саудовского Королевства. Под их частичный контроль перейдут южные провинции Саудовской Аравии.

Саудовская Аравия

Понижение нефтяных котировок наиболее негативно скажется на Саудовской Аравии, связанная с этим невозможность продолжать войну в Йемене, может вывести страну из разряда активных игроков на Ближневосточной арене, страна будет вынуждена переключиться на решение внутренних проблем.

В приграничных с Йеменом районах и нефтеносных провинциях Аравии вероятен сценарий шиитского восстания, которое будет подавлено, однако тенденция на отделение шиитских районов от страны продолжится в течение следующего года. Вероятность успеха восстания зависит от того, смогут ли саудиты избежать тяжелого поражения в Йемене и вовремя выйти из войны.

Ослабление государственных институтов Саудовской Аравии также воспользуются радикальные ваххабиты, которые уже имеют серьезный оплот в том же Йемене в лице территорий захваченных Аль-Каидой на Аравийском полуострове. Таким образом, расшатывание ситуации в Саудовской Аравии будет идти с двух направлений: шиитского и радикального салафитского.

Крах военной авантюры в Йемене существенно ослабит позиции министра обороны Мухаммеда-ибн Сальмана и может повлечь его устранение с позиций второго в очереди на наследование саудовского престола, что существенно ослабит позиции радикальных интервенционистов при саудовском дворе. Наиболее вероятно, что наследный принц Мухаммед ибн-Наиф избежит ответственности за йеменскую авантюру и при поддержке США упрочит свои позиции.

Страны Персидского залива

В Персидском заливе стоит ожидать шиитских волнений в Бахрейне на фоне усиления Ирана и ослабления позиций Саудовской Аравии. Также возможен переворот, инспирированный ОАЭ или Саудовской Аравией, против султана Омана, который предпочитает балансировать между ваххабитскими монархиями Залива и Ираном. Усиление Ирана в регионе приведет к попаданию Омана в сферу иранского влияния, в чем не заинтересованы как другие аравийские монархии, так и США и Великобритания, имеющая серьезные рычаги влияния на вооруженные силы султаната.

Египет

Главной проблемой Египта в 2015 году станет противодействие террористам на Синайском полуострове. Существенных изменений во внешней и внутренней политике страны не ожидается.

Палестина

В Палестине стоит ожидать продолжения интифады ножей в первой половине 2016 года. В Секторе Газа на фоне радикальных действий израильтян и неспособности Хамас дать адекватный ответ сионистскому государству возрастет поддержка ИГИЛ.

Ожидаются новые волнения на Храмовой горе на фоне усиления эсхатологических настроений среди мусульман и иудеев, что продолжит и дальше дестабилизировать ситуацию. В самой Палестине на этом фоне возможно проведение цветной революции против движений Фатх и Хамас, делящих власть в стране.

Иран

В Иране в 2016 году состоятся выборы в парламент и Ассамблею Экспертов, законосовещательный орган при Верховном лидере (Рахбаре), который избирает Рахбара и следит за его работой. Наиболее вероятно, что сторонники действующего президента Хассана Рухани (умеренные реформисты) и представители консервативных кругов получат большинство мест в меджлисе. Ему удалось сохранить хорошие отношения с Россией и Китаем, более того, упрочить их, продемонстрировать твердость в отстаивании иранских и общешиитских интересов на Ближнем Востоке, и в то же время заключить важную для развития иранской экономики ядерную сделку.

Соединенные Штаты попытаются использовать выборы для дестабилизации обстановки в Иране, однако внутренняя солидарность общества и мобилизационные подъем, подкрепленный снятием санкций не будут способствовать успеху этой стратегии.

В следующем году следует ожидать снятия с Ирана санкции ООН и Евросоюза. Соединенные Штаты наоборот усилят санкционное давление, используя разные предлоги, например иранскую программу строительства баллистических ракет.

Выход Ирана на мировой нефтяной рынок способствует дальнейшему снижению цен на нефть и поставит его главного конкурента Саудовскую Аравию перед перспективой снижения добычи, дабы сохранить цены на прежнем уровне. Все это ударит по бюджету саудитов, который и так будет дефицитным.

Ливия

Несогласные с соглашением о формировании коалиционного правительства кланы найдут себе новых покровителей и вступят в войну под новыми брендами. Весьма вероятно, что часть из них окажется в ИГИЛ, другая поддержит формирование новых альтернативных структур власти. Создание коалиционного правительства существенно не изменит ситуацию.

Стоит ожидать распространения дестабилизационных тенденций из Ливии в другие страны Магриба. Прежде всего, Алжир. Туарегский фактор в лице достаточно хорошо вооруженных, подготовленных в вооруженных силах Ливии Муаммара Каддафи племен проявит себя в других странах Африки, прежде всего в Мали и Мавритании.

Магриб

Стоит ожидать государственного переворота в Алжире. Нынешний президент страны серьезно болен и давно не появлялся на людях. Обнародованные в декабре 2015 года якобы принадлежащие ему предложения по изменению Конституции существенно ограничивают полномочия военных и распределяют полномочия, ранее бывшие в ведении президента, между другими органами власти, и скорее всего, продиктованы конкурирующими группами, ориентирующимися на проведение в стране либеральных реформ и полное подчинение страны Западу.

Наиболее вероятно, что военный путч станет ответом генералитета на попытки ограничить их власть. Установлению военной диктатуры будет способствовать активизация исламских экстремистов, которые будут получать помощь из Ливии на фоне падения уровня жизни и доходов от добычи нефти из-за продолжающегося падения цен на черное золото.

Афганистан

В Афганистане в 2016 году ожидается продолжение наступления талибов.  Продолжатся трения между радикальными и умеренными исламистами. На муллу Мансура будет проведено еще несколько покушений. Война между группировками исламистов будет содействовать нарастанию хаотических процессов в регионе и коснется прилегающих государств Центральной Азии и Пакистана. Вероятен экспорт вооруженного исламизма из Афганистана на территории бывших советских республик Средней Азии, Ирана и Пакистана.

Руководство Афганистана получит в 2016 году незначительную военную помощь от Москвы. Москва и Пекин продолжат налаживать связи, как с официальным Кабулом, так и талибами.

Весьма возможно начало переговоров между официальным Кабулом и представителями движения Талибан. Наиболее вероятное место их проведения – Исламабад. Однако никаких серьезных документов в этом году подписано не будет.

Пакистан

Пакистан продолжит сближение с Россией и Китаем. На этом фоне пакистано-американские отношения ухудшатся. Сближение с Россией, которая также выстраивает особые дружеские отношения с Индией, будут способствовать нормализации индийско-пакистанского конфликта в Кашмире. Вероятность эскалации этого конфликта снизится, хотя сама по себе проблема и  не будет решена.

Серьезное влияние на развитие ситуации в Пакистане окажут события в Афганистане. Стоит ожидать усиления террористической активности в стране.

Китай

Китайская Народная Республика медленно, но уверенно идет к реализации своих стратегических целей. Часть из них противоречит установившемуся миропорядку в регионе Тихого океана и Южной Евразии, который последние 20 лет был под практическим контролем Соединенных Штатов. Более того, глобальное видение китайского руководства противоречит как однополярности Pax Americana, так и более абстрактной концепции глобального лидерства с ведущей ролью Вашингтона. Идея многополярности (duojihua), которая начала разрабатываться китайскими учеными еще в 90-х годах прошлого века, является не только официальной позицией Пекина, но все чаще звучит в качестве единственно возможного будущего мироустройства в китайских СМИ. При этом постоянно критикуются гегемонистские устремления США, будь то провокационная демонстрация военной силы или реализация каких-то проектов в рамках двусторонних или многосторонних отношений в регионе Юго-восточной Азии.

Географически Китай находится на периферии Евразии, хотя в политическом отношении вынужден балансировать между Sea Power и Land Power – страна традиционно разделена на прибрежную зону, ориентированную на торговлю с внешним миром, а также на обширный сухопутный массив. Умелый баланс между интересами регионов, их граждан и политических элит, как и ранее, будет составлять основную проблему управления Пекина в ближайшие годы. Но если Мао Цзедун эксплуатировал идею борьбы с буржуазным строем, а Дэн Сяопин удачно сочетал военное планирование с государственным капитализмом, в нынешних условиях Китаю необходимы новые управленческие решения.

Хотя в 2015 г. Китай добился успехов по ряду направлений, есть ряд симптомов, что в 2016 г. ожидаются и проблемы, связанные как с национальной спецификой, так и с глобальными вызовами.

Региональная геополитика

В 2015 г. Китаю удалось решить ряд серьезных вопросов, связанных с региональной геополитикой и национальными интересами. Хотя существуют напряженные отношения по поводу контроля над спорными островами в Южно-китайском море, усилия Пекина показывают, что, несмотря на существование двух противостоящих коалиций (одна состоит из старых партнеров США, а другие стараются проводить более самостоятельную политику), Китаю удается сохранять общую политическую линию и не менять стратегии действий.
Пекин предпочитает дипломатические  переговоры (первый раунд по вопросу демаркации спорной морской территории с Южной Кореей уже состоялись в декабре 2015 г. и Пекин планирует при успешной реализации данного процесса применить эту модель к другим странам), хотя и подкрепляет свои доводы демонстрацией военной силы.

Хотя США хотят продолжать использовать Южную Корею как третью сторону для сдерживания как Китая, так и Северной Кореи, это будет не так просто, так как экономика Южной Кореи тесно взаимосвязана с Китаем.
Также заметны успехи Китая в решении политических и инфраструктурных проектов региона.
В Непале Китай успешно реализовал дипломатию «мягкой силы», отправив контингент и гуманитарную помощь после землетрясения в Непале в апреле 2015 г.  Был подписан меморандум о взаимопонимании с компанией Petro China, что означает конец монополии импорта индийской нефти в эту страну. Кроме того, Непал стал учредителем Азиатского банка инфраструктурных инвестиций (АБИИ), где основная роль остается за Китаем.
В Таиланде Китай также сумел договориться о начале строительства канала Кра, строительство которого хотят завершить в 2025 г.

Проект входит в китайскую концепцию «Нового шелкового пути» через Россию и страны Центральной Азии в Европу и «Морского шелкового пути», связывающего Китай, Индию, Пакистан и страны Африки. Длина канала составит около ста километров, и сократит морские пути на 1200 километров.

Появление нового транспортного пути позволит не только переориентировать часть грузов по более короткому маршруту, но и быстрее реагировать на вызовы и угрозы интересам Китая в Индийском океане и у берегов Африки. При этом китайская сторона указывает и на важность экологической составляющей – сокращение маршрута позволит уменьшить выбросы СО2 в атмосферу.

Китай оказывает широкую помощь Мьянме в развитии промышленности и инфраструктуры. Также Китай стремится стать главным инвестором по разработке запасов нефти и природного газа в Мьянме. После победы на парламентских выборах демократическая оппозиция не стала проводить кардинальных реформ ни во внутренней политике, ни во внешних связях. Скорее всего, Мьянма сохранит хорошие отношения с Китаем, где Пекин ведет инфраструктурные проекты.

30 января 2015 г на острове Мадай, принадлежащем Мьянме, был официально открыт глубоководный нефтяной порт Кьяукпхью, который строил Китай. Нефть из резервуаров нефтетерминала CNPC будет поступать в Китай по магистральному нефтепроводу, который проходит параллельно ранее построенному магистральному газопроводу, по которому газ из блока Шве у побережья Ракхайн также поступает в Китай.

В начале 2015 г. был запущен новый транспортный морской рейс между Шанхаем и Янгоном, оператором которого является дочерняя компания датской фирмы Maersk.

Использовать Мьянму для сдерживания Китая, как планировали США, вряд ли получится, хотя не исключены попытки задействовать третью силу, например, террористические группировки для осуществления диверсий на магистральных трубопроводах.

Особым интересом Китая остается Тайвань. В этом году был продолжен диалог, который выстраивался последние 20 лет. Китайская сторона считает, что достигнут важный этап в нормализации взаимоотношений с островом.  Нынешний президент Тайваня Ма Инцзю считается прокитайским политиком, однако второй срок пребывания на посту главы частично признанного государства подходит к концу.

Кандидатуру на пост президента снова выдвигает председатель оппозиционной Демократической прогрессивной партии (ДПП) Цай Инвэнь, которая ориентирована на Запад (она проходила обучение в юридической школе Корнельского университета и Лондонской школе экономики). ДПП следует идее создания тайваньской нации и отказу от сотрудничества с Китаем.

От Национальной партии Тайваня (Гоминьдан), кандидатом на предстоящие в январе 2016 года выборах станет Хун Сючжу. В связи с падением рейтинга Национальной партии возможность победы кандидата от ДПП крайне высока, что означает резкое ухудшение китайско-тайваньских отношений.

Довольно непростые отношения складываются у Китая с Вьетнамом. Лидер Китая в сентябре 2015 г. с официальным визитом посетил Вьетнам, хотя не добился значительных успехов. Во Вьетнаме существует проамериканская фракция в лице премьер-министра Нгуен Тан Зунга, который придерживается реформистской линии, а также прокитайская фракция, лидерами которой считаются генеральный секретарь Коммунистической партии Вьетнама Нгуен Фу Чонг и министр обороны Фунг Куанг Тхань.

Вьетнам недавно вступил в Транс-тихоокеанское партнерство под руководством США. Это может снизить китайские инвестиции в соседнюю страну, а также привести к уменьшению товарооборота между двумя государствами.

Вашингтон успешно провоцирует Вьетнам для противостояния Китаю, хотя сотрудничество между Китаем и Вьетнамом продолжается даже по военной линии (регулярно проводятся совместные маневры в Тонкинском заливе).

Вероятнее всего, Вьетнам продолжит политику балансирования между интересами США и Китая и далее, что характерно для многих государств зоны Римланд. Но на эскалацию конфликта с Китаем Вьетнам вряд ли пойдет.
Северная Корея находится под экономической опекой Китая, хотя Пекин уже критически высказывался в отношении ядерных испытаний КНДР. Две страны связывает и совместная история, особенно конфликт с США в 50-х гг. прошлого века.

В целом в 2016 г. Китай попытается продолжить старую стратегию экономического вовлечения соседних стран, насколько будут позволять финансовые и инвестиционные возможности, при этом аргументируя необходимость реализации многочисленных совместных проектов вопросами региональной безопасности и национальных интересов каждой страны. До последнего времени, за исключением спорных вопросов, Пекину это удавалось. Следовательно, нет каких-либо причин, чтобы Китай прекратил мягкую экспансию в страны региона.

Евразийские проекты

Китай намерен активнее развивать сотрудничество по линии двух основных евразийских проектов – «Новый шелковый путь» и «Жемчужное ожерелье». Первый предусматривает создание сухопутной инфраструктуры магистралей через Центральную Азию до границ с ЕС, включая зоны свободной торговли и особых экономических режимов. Бывшие советские республики Центральной Азии уже интегрированы в этот проект. Проблемными остаются Афганистан и Пакистан, хотя в последнем уже достигнута договоренность  о размещении там сил безопасности на маршруте, который свяжет глубоководный порт Гвадар с китайской границей.

На саммитах БРИКС и ШОС в российской Уфе было достигнуто соглашение между лидерами России и Китая о совмещении проектов «Евразийского экономического союза» и «Нового шелкового пути». В 2015 г. каких-либо значимых успехов в этом направлении достигнуто не было. Вероятность прорыва в 2016 г. не высока, хотя возможны незначительные изменения, которые будут обсуждаться и координироваться Москвой и Пекином.
В связи с присоединением к ШОС  Индии и Пакистана Пекин будет озабочен имплементацией своих интересов через новых  членов в рамках работы организации.

Арктический маршрут – еще одно стратегическое направление Китая. Хотя страна не имеет выхода в холодные моря, Китай давно интересуется северным направлением и имеет научно-исследовательское судно ледового класса. В 2012 г. он совершил свое первое путешествие по северному морскому пути. В планах Пекина – расширить свои возможности ледокольного флота для регулярного сопровождения транспортных судов. В 2014 г. было анонсировано о создании собственного ледокола по финской проектной документации.

Интересы Китая в Арктике вписываются в концепцию One Belt, One Road Strategy (OBOR), согласно которой Индийский и Северно-Ледовитый океаны являются южным и северным флангами евразийского сухопутного массива. Поэтому с такой позиции "Жемчужное ожерелье" в южных морях и арктический морской путь взаимосвязаны.

Хотя арктический морской путь находится под контролем России, которая быстрыми темпами создает там военную инфраструктуру, Китай может войти в проект не только в качестве постоянного грузоперевозчика, но и на правах партнера в области добычи нефти и газа. Российские нефтегазовые монополисты испытывают нехватку инвестиций для разработки перспективных месторождений. Это может использовать Китай, при этом войти в ряд проектов в качестве соуправляющего партера и получить новый технологический опыт.

Хотя Африка является отдельным континентом, согласно концепции Хэлфорда Макиндера она органично связано с Евразией и два материка представляют собой Мировой остров. На черном континенте Китай проводит успешную экономическую политику. В конце 2015 г. стало известно, что в Джибути будет создана военно-морская база Китая, которая станет первой зарубежной инсталляцией подобного рода. Очевидно, что создание такой инфраструктуры связано со стратегическими интересами Китая не только в зоне Африканского рога на Восточном побережье, но также и внутри Африки ниже Сахары. С учетом лояльного отношения к китайцам со стороны местного населения (так как Китай никогда не оккупировал страны Африки военной силой), в следующем году следует ожидать дальнейших успехов Пекина в регионе.

Экономика

Предвидится незначительный спад экономики Китая в 2016 г. С учетом глобального влияния китайского производства и услуг, это может коснуться традиционных партнеров, как в Евразии, так и в Африке и странах Латинской Америки.

В 2016 г., пользуясь падением цен на нефть, Китай будет активнее заключать договора по данному направлению и диверсифицировать внутренний рынок, связанный с переработкой нефтепродуктов.

В ноябре 2015 г. Китай официально вошел в валютную корзину Специальных прав заимствования (СПЗ) МВФ. Это означает, как минимум, изменения в глобальной экономической структуре. СПЗ - это искусственное резервное и платёжное средство, эмитируемое Международным валютным фондом, и имеет только безналичную форму в виде записей на банковских счетах. Курс СПЗ публикуется ежедневно и определяется на основе долларовой стоимости корзины из четырех ведущих валют: доллар США, евро, иена и фунт стерлингов. До введения евро с 1981 года курс был привязан к корзине из пяти валют: доллара США, немецкой марки, французского франка, иены и фунта стерлингов.

Однако подключение Китая к СПЗ означает не только финансовое, но и геополитическое изменение, так как Китая никогда не был и не является союзником США, в отличие от остальных членов СПЗ. В будущем использование доллара США как мировой резервной валюты может стать анахронизмом, а Китай со своей экспансивной экономикой может значительно изменить баланс сил на валютном рынке. Вряд ли это произойдет в ближайшем будущем, так как юань пока подвержен скачкам в самом Китае. Но с государственным регулированием и правильной политикой Пекин может занять устойчивую позицию в валютном мире и сделать юань свободно конвертируемым.

Кроме этого, заметны усилия Китая в переходе на расчеты в национальные валюты со своими стратегическими партнерами. С учетом санкционного опыта России и Ирана, скорее всего, эти страны как можно быстрее постараются урегулировать все формальности для перехода к данному механизму.

В перспективе Китай попробует реализовать на глобальном уровне свою уникальную систему банковских операций типа SWIFT, что также позволит избежать посредничества и контроля со стороны США в расчетных операциях.

Китай уже подготовил собственную систему CIPS - China International Payments System для обработки трансграничных сделок с юанем. Она была официально запущена в октябре 2015 г. CIPS использует стандартизированный SWIFT и принятый в качестве индустриального стандарта синтаксис финансовых сообщений и ряд других технических стандартов, введённых при участии SWIFT.

Если она себя зарекомендует, вероятно, что в 2016 г. как минимум те финансовые организации из разных стран, которые попали под санкции США или критически относятся к SWIFT, перейдут на китайскую систему платежей.
Китай также играет ведущую роль в Новом банке развития БРИКС (New Development Bank BRICS). 1 июля 2015 года Китай официально ратифицировал соглашение о банке БРИКС. Штаб квартира банка находится в китайском Шанхае. Китай внес максимальную сумму взноса - $41 млрд, Бразилия, Россия и Индия — по $18 млрд каждая, Южная Африка - $5 млрд.

Хотя взносы предназначаются для стабилизации национальных валют, Китай намерен подталкивать НБР БРИКС к сотрудничеству с Азиатским банком инфраструктурных инвестиций (АБИИ), созданным по инициативе Китая.

Внутренняя политика

Накануне Конгресса Коммунистической партии Китая в 2017 г. Си Цзиньпин будет проводить меры по политической консолидации и борьбе с коррупцией. В результате чисток неугодные элементы, в том числе из либерального крыла Коммунистической партии, могут попасть под репрессии. В Китае действует смертная казнь, в том числе она применяется для лиц, совершивших должностные и экономические преступления. С одной стороны она будет являться сдерживающим фактором для чиновников, но с другой являться объектом критики со стороны ЕС и США. Как бы то ни было, определенные перестановки в высших и средних эшелонах власти неизбежны. Они могут сопровождаться арестами и новыми скандалами.

На 2016 г. также запланированы реформы государственных компаний. От того насколько адекватно руководству Китая удастся решить вопросы трансформации властных структур, зависит политический процесс следующих лет.
В связи с ожидаемым спадом экономики Китая и ростом безработицы в 2016 г. возможны протесты внутри страны, которые уже проходили в 2014 и 2015 гг. Особенно уязвимыми окажется угольная промышленность, а также производители цемента и стали. Это может вызвать политические последствия, так как сохранение низкого уровня безработицы являлось одним из приоритетов Коммунистической партии Китая в последние годы. Под контролем правительства находится Всекитайская Федерация профсоюзов, которая насчитывает 280 млн. членов. Эта федерация практически следует линии партии по экономическому развитию, а не отстаивает интересы профсоюзных членов, поэтому возможны разногласия между руководством и массами.

Китай также сталкивается с вызовами внутреннего сепаратизма, особенно в Тибетском регионе и Синьцзян-Уйгурском автономном округе. 27 декабря Высший законодательный орган Китая проголосовал за принятие закона, направленного против террористической деятельности. Это первый антитеррористический закон, который начал рассматриваться еще в 2014 г. В первую очередь он направлен на решение внутренних вопросов, но также связан с международной безопасностью.

В этом году Китай отменил многолетние ограничения на второго ребенка в семье. Это было воспринято с воодушевлением в самом Китае и направлено на установление демографического баланса по причине естественного старения населения. Тем не менее, во внутренней политике еще существует много ограничений для граждан Китая, что является объектом критики со стороны других стран. Очевидно, что Китай не будет идти на уступки в вопросах, которые касаются национальных интересов и безопасности, но по прагматическим соображениям может подписывать международные договора и обязательства, связанные с "правами человека" и "защитой свобод".

Военная мощь Китая

В мае 2015 г. Госсовет КНР во вторник опубликовал девятую "Белую книгу", посвященную военной стратегии страны, в которой содержатся основные моменты военной политики страны.

Во введении сказано, что "судьбы Китая и мира тесно связаны, едины. Стабильность процветания мира предпочтительна для Китая, так же как мирное развитие Китая предпочтительно для мира. Китай неуклонно будет идти дорогой мирного развития, строго придерживаться самостоятельного и мирного внешнеполитического курса, противостоять разным формам гегемонизма и политики грубой силы, никогда не добиваться гегемонии и не осуществлять экспансию." Данное заявление позволяет лучше понять китайские устремления и роль НОАК.

Основные стратегические задачи Китайской армии включают в себя:
- Отвечать на разнообразные возникающие критические ситуации и военные угрозы, эффективно защищать государственную территорию, территориальное воздушное пространство, суверенитет и безопасность в территориальных водах; твердо отстаивать единство Родины;
- Защищать безопасность и интересы в новых областях; защищать интересы безопасности за рубежом; поддерживать стратегическое сдерживание ядерного ответного удара;
- Принимать участие в региональном и международном сотрудничестве в области безопасности;
- Защищать мир в регионах и во всем мире;
- Усиливать противодействие вражескому проникновению, сепаратизму, терроризму;
- Обеспечивать национальную безопасность и политику социальной стабильности;
- Оказывать помощь в случае опасности, защищать законные интересы, обеспечивать охранение национальной безопасности и поддержку общественному строительству национальной экономики и другие задачи.

Это говорит о международном значении вооруженных сил Китая и их возможном применении за пределами страны.

Согласно концепции внешней политики, развитие и укрепление военного сотрудничества с иностранными государствами подразумевает повышение уровня сотрудничества с европейскими странами, развитие традиционных дружественных военных отношений с Африкой, странами Латинской Америки и Южной части Тихого Океана. Предполагается углубление сотрудничества в области безопасности в рамках Шанхайской организации сотрудничества, расширение участия министров обороны в форуме АСЕАН, региональном форуме АСЕАН по безопасности, Диалоге Шангри-Ла, Диалоге по вопросам международной безопасности в Джакарте, военно-морском симпозиуме Западных Тихоокеанских стран и других структурах и организациях сотрудничества. Кроме того, предполагается организация Сяншаньского форума и других многосторонних мероприятий, содействие созданию новой структуры сотрудничества в области безопасности и поддержания мира, стабильности и процветания в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Согласно обнародованной статистике Китай каждый год увеличивает расходы на оборону. Сейчас страна занимает второе место после США по доле ВВП, которые тратятся на военные нужды. По данным SIPRI в 2014 г. это было 2,1 % ВВП и составляло 216 млрд. долл. Тем не менее, некоторые считают, что эти цифры занижены, и в реальности Китай тратит больше денег. Очевидно, что в 2016 г. Китай вряд ли будет резко понижать расходы на оборону, так как согласно плану действий, необходимо продолжить модернизацию сухопутных, воздушных и военно-морских сил, а также сделать рывок в космической отрасли.

Важным элементом является быстрое развитие флота ВМС Китая, корабли которого используются для борьбы с пиратами в Аденском заливе и других неспокойных регионах. В рамках реализации проекта «Жемчужного ожерелья» Китаю необходимо осуществлять поддержку своих морских коммуникаций. Кроме того, текущие трения в Южно-китайском море также вынуждают Пекин быть готовым к демонстрации своей морской мощи. Между тем, ВМС Китая используют и «мягкую силу», например, медицинский корабль ранее успешно осуществлял миссии в разных регионах. В ближайшем будущем следует ожидать  усиления военного флота Китая.

До недавнего времени КНР имел всего один авианосец "Ляонин" советского производства (поступил на в 2012 г.). На данный момент идут работы над созданием авианосца собственного производства водоизмещением в 110000 тонн. Планировалось, что он будет спущен на воду в 2020 году. Но, скорее всего, темпы его создания будут ускорены.

В конце декабря 2015 г. флот Южно-китайского моря пополнился тремя новыми суднами.

Также следует ожидать и других новинок военно-промышленного комплекса Китая. Формула Дэна Сяопина о «сочетании военного и гражданского, мирного и немирного, развитие военного производства с опорой на выпуск гражданской продукции» остается верной и для начала третьего тысячелетия.

Все без исключения военно-промышленные корпорации КНР работают в гражданской сфере. Так ядерная промышленность КНР, выпускавшая ранее в основном военную продукцию, следует политике «использования атома во всех сферах хозяйствования». Среди основных направлений деятельности отрасли — строительство атомных электростанций, широкое развитие техники изотопов. Аналогично в космической сфере, гражданской авиации, автомобилестроении и т.п.

Вместе с этим, в 2016 г. планируется проведение военной реформы, которая предусматривает значительное сокращение персонала, реорганизацию военных округов и выход в отставку большого количества офицерского состава. Пекин нацелен на аккуратное  проведение изменений и адаптацию бывших военнослужащих в гражданский сектор.

В связи с принятием первого закона о борьбе с терроризмом Китай теперь на законных обоснованиях сможет использовать войска за рубежом. Пока появились спекуляции на тему участия китайских подразделений специального назначения в Сирии. В реальности применение отдельных военных частей может начаться уже в 2016 г. в Пакистане и Афганистане, где у Китая есть инфраструктурные проекты.

Также нужно отметить, что китайские миротворцы сейчас находятся  с миссией в Южном Судане, Мали, Либерии, Судане и Демократической Республике Конго.

В сентябре во время своего выступления на 70 сессии Генеральной Ассамблеи ООН Си Цзиньпин заявил, что Китай присоединится к новой системе готовности ООН и подготовит для этого восьмитысячный контингент. Это свидетельствует о серьезных намерениях Китая активно участвовать в миротворческих операциях по всему миру на легальных основах под мандатом ООН.

Вряд ли стоит ожидать, что в 2016 г. Китай перейдет в стадию открытого военного конфликта с США или региональной страной. Даже если будет возможна эскалация по спорным островам с Японией или другими государствами с применением военной силы, скорее всего, это ограничится единичным случаем, и стороны будут заинтересованы быстрее решить проблему.

Интернет и роль Китая

Китай является родоначальником идеи суверенного интернета и успешно совмещает современные коммуникационные технологии с государственной идеологией. Великий китайский брандмаузер, т.е. фильтрация контента, стала нарративом в отношении киберполитики Пекина. Такой подход показывает, что определение и прочерчивание границ в киберпространстве не является универсальной нормой, а зависит от цивилизационной идентичности. Если западные страны, следующие в русле политического либерализма, предпочитают совмещение интернет свобод с инструментами активной киберполитики (дипломатия веб 2.0, виртуальные посольства, поддержка киберактивистов в других странах), то не-западные государства настаивают на национальном контроле над интернет пространством. Иными словами, киберпространство также является ареной борьбы сил, отстаивающих два различных мироустройства - однополярность и многополярность.

В китайском городе Учжень 16-19 декабря прошел Всемирный интернет форум. Он является альтернативой подобным мероприятиям, которые проходят под эгидой Западных стран. В нем приняло участие более 10 тысяч представителей правительств, международных организаций, бизнес-компаний и гражданского общества. Согласно теме форума - "An Interconnected World Shared and Governed by All — Building a Cyberspace Community of Shared Destiny" – прошли дебаты о будущем мирового интернет пространства.

Очевидно, что Китай продолжит работать в направлении более адекватного контроля за мировым интернет пространством и будет настаивать на передаче прав на делегирование доменных имен и контроля за ними от компании ICANN (США) к Международному союзу электросвязи под эгидой ООН или новой международной структуре.

Кроме того, технологические компании будут успешно конкурировать с американскими и британскими производителями технического оборудования. В 2015 г. китайская компания Huawei продолжила успешную экспансию на рынки многих стран, предложив всевозможные услуги и решения в области телекоммуникаций. В следующем году эта тенденция сохранится, несмотря на постоянную критику со стороны США о кибершпионаже, который ведут китайские компании по всему миру.

Выводы

Китай в целом будет вести  предсказуемую и рациональную политику. Она может не нравиться некоторым соседним государствам, также как и традиционным мировым игрокам – США и ЕС. Тем не менее, с политикой и международными амбициями Китая придется считаться. Особенно, если учитывать тот факт, что по ряду направлений Пекин действует совместно со своими традиционными партнерами, а также в рамках различных альянсов – ШОС, БРИКС, АТЭС и др.

Что касается внутренней политики, то по сравнению с проблемами в других странах они выглядят не настолько значительными, чтобы представляли экзистенциальную угрозу государству или политической системе. Возможны определенные трения и кризисные ситуации, для решения которых будет активно вмешиваться руководство страны, при необходимости – силовыми превентивными методами.

Индия

Тренды 2015 года:

Политический индуизм

Приход к власти в Индии премьер-министра Нарендры Моди и его Bharatiya Janata Party придал индийской внешней политике больше суверенности и субъектности. Индийская политика не терпит резких изменений, поэтому наиболее отчетливо этот тренд стал проявляться в 2015 году. В проведении многовекторной политики и поддержании дружественных отношений, как со странами Запада, так и странами БРИКС Индия Моди продолжила курс предыдущих правительств. Тем не менее, принципиально иная идеологическая база предполагает, что эта стратегия будет продолжена более уверенно.

Bharatiya Janata Party в отличие от правившего Индией долгое время Индийского национального конгресса предполагает особое видение исторической идентичности этой страны. В то время как большинство предыдущих индийских лидеров представляли  ​​светскую версию общеиндийского национализма, нынешний премьер-министр Нарендра Моди и его партия Бхаратия Джаната придерживаются иной политической идеологии, основанной на традиционной индусской религиозной идентичности (Хиндутва).

Главным идейным стержнем внешней политики Индии при Моди стал упор на защиту традиционных ценностей и жесткое по сути, но мягкое по форме оппонирование западному глобализму. Индия продолжила стратегическое взаимодействие с Россией и Китаем, направленное на строительство многополярного мира, пытаясь в то же время в одночасье не испортить отношения с Западом.

Конкуренция с Китаем

Еще одним трендом 2015 года стало то, что многие аналитики назвали «Холодной войной» между Китаем и Индией. Это связано, прежде всего, с политическими и экономическим интересами Китая в традиционно индийской зоне влияния: в Бангладеш, на Шри-Ланке, Непале, борьбой за влияние на Мальдивские острова,  нерешенными территориальными конфликтами на севере Кашмира и северо-востоке штата Аруначал-Прадеш, усилением влияния Китая в Афганистане и Пакистане.

В конкуренции с Китаем Индия выразила готовность опереться на поддержку Японии, которая уверенно возвращается на мировую арену в качестве активного игрока. Во время визита премьер-министра Страны восходящего солнца в Дели был подписан ряд стратегических соглашений. Среди них сотрудничество в области военных технологий, строительство первой в Индии высокоскоростной железной дороги и атомная энергетика.

Тем не менее, итоги визита премьер-министра Индии Нарендры Моди в Китай в этом году свидетельствуют о том, что слухи о «Холодной войне» между Индией и Китаем слишком преувеличены. Обе страны заключили соглашения на 22 миллиарда долларов. Наиболее значимые направления сотрудничества: развитие возобновляемых источников энергии, черной металлургии, электронная коммерция. Визит показал заинтересованность китайских компаний в инвестицию в Индию.

 Усиление взаимодействия с Россией

В отношениях с Россией любая конкуренция отсутствует. Сближению обоих стран способствует то особое внимание, которое всегда уделялось в российской геополитике Индии. Выход к Индии и Индийского океану был одной из главных задач, стоявших перед Россией во время "Большой игры" между Российской и Британской империями в Центральной Азии в девятнадцатом веке. Проект меридионального геополитического альянса России и Индии разрушает атлантистскую «стратегию Анаконды» по отношению к Хартленду Евразии. В результате, Россия может получить доступ к южной части Евразийского Римленда и стратегически важной части Индийского океана.

Индия, в свою очередь сделала упор на получение от России высоких технологий и природных ресурсов, в первую очередь энергоресурсов. В ходе посещения премьер-министром Нарендрой Моди России в декабре 2016 года страны договорились о совместных инфраструктурных проектах на 1 млрд. долларов США.  Индия продолжила закупать российские вооружения. Сейчас Россия основной поставщик оружия в Индию.

Принципиальным моментом оборонного сотрудничества с Россией стала передача Россий оборонных технологий Индии. Так было подписано соглашение по производству вертолетов Ка-226 в Индии. Обсуждаются перспективы совместной разработки многофункционального истребителя и многоцелевого транспортного самолета. Продолжение сотрудничества с Россией на этом направлении дает возможность создания в Индии собственного оборонно-промышленного комплекса, что повысит самостоятельность страны и придаст стимул развития ее экономике.

Региональная геополитика

В контексте региональной политики в Южной Азии Индия в течение года пыталась сохранить доминирующее положение в традиционной зоне своего влияния: в Непале, Бутане, на Шри-Ланке, в Бангладеш и расширить его на Маврикий,  Мальдивские и Сейшельские острова в Индийском океане, а также упрочить свои позиции в АСЕАН на фоне соперничества с Китаем.

Моди стал первым премьер-министром Индии с 1981 года, который посетил Сейшельские острова. Во время визита на Сейшелы и Маврикий в марте 2015 года он высказался за развитие Ассоциации побережья Индийского океана (Indian Ocean Rim Association), которая включает страны Южной Аравии, Восточной Африки, Малайзию и Индонезию, Индию, Австралию и Иран.

В Шри-Ланку Индия в этом году решила вложить 318 млн. долларов в дополнение к 1, 6 млрд. долларов прямых инвестиций, оговоренных ранее. Обе страны решили интенсифицировать оборонное сотрудничество в Индийском океане.

В 2015 году Индия продолжила попытки усилить свое влияние в Афганистане, увеличив прямые инвестиции в эту страну и оказывая содействие в ряде инфраструктурных проектов. Наиболее показательным стало открытие в декабре 2015 года парламентского центра в Кабуле, на которое приехал лично Моди.

Кроме того, Моди продемонстрировал готовность к нормализации отношений с Пакистаном. Лидеры Пакистана и Индии провели историческую встречу в рамках саммитов БРИКС и ШОС в России. Тогда же Индия стала членом Шанхайской организации сотрудничества, в которой главную роль играют Россия и Китай. Однако к ощутимым результатам эта встреча не привела.

В конце года Моди нанёс неожиданный визит в Пакистан, после посещения Москвы и Кабула. Нормализация отношений с Пакистаном и заинтересованность Индии в развитии мирного процесса в Афганистане связаны с необходимостью реализации ключевых энергетических проектов по проведению нефте и газопроводов через эти страны из Ирана и России в Индию.

Рам Мадхав, генеральный секретарь BJP  в декабре 2015 года в эфире телеканала «Аль-Джазира» выразил надежду на создание «Великой Индии». По его словам одной из важнейших геополитических задач его партии является создание Akhand Bharat, или «неделимой Индии», в состав которой вошли бы Индия, Пакистан и Бангладеш. По словам представителя правящей партии объединение южноазиатского стратегического пространства произойдет мирным путем. Обсуждение темы южноазиатской интеграции может стать новым трендом в 2015 году.

Внимание к диаспоре

Моди стал первым премьер-министром, который стал уделять особое внимание индийской диаспоре. Это связано с осмыслением им Индии как центра «Индусского мира» в рамках идеологии Хиндутвы и тем, что в странах Запада структуры Bharatiya Janata Party и Rashtriya Swayamsevak Sangh, политическим крылом которой является  BJP, традиционно сильны. Значение этого фактора в лоббировании индийских интересов на Западе пока недооценено. Нынешнее индийское руководство намеренно превратить диаспору в механизм эффективного влияния на политику и экономику других стран. Кроме того, руководство Индии рассчитывает, что диаспора сможет стать источником инвестиций и высоких технологий для индийской экономики.

Внутриполитические проблемы

В то же время Моди столкнулся с рядом проблем во внутренней политике. Это касается в первую очередь замедления в проведении ряда социальных реформ и усилением индусского радикализма, который вызывает ответную реакцию других религиозных групп, в первую очередь мусульман и сикхов.

Главная задача в области управления экономикой – принятие Единой шкалы налогообложения для всех индийских штатов – торпедируется оппозицией в индийском парламенте. Недовольство профсоюзов и государственных служащих вызывают планы реструктуризации и повышения эффективности государственных предприятий за счет снижения доли государственного участия и повышения роли частных инвесторов.

BJP в 2015 году проиграла выборы в столичном регионе  Дели и штате Бихар во многом благодаря неолиберальному тренду в своей экономической политике и чрезмерной эксплуатации образа премьер-министра Нарендры Моди. В обоих случаях BJP уступила региональным политическим силам левой или лево-центристской ориентации. В столице победы добилась Aam Aadmi Party, «Партия среднего человека», созданная активистами кампании 2011 года «Индия против коррупции». «Индия против коррупции» по своей структуре, методам работы и лозунгам, была схожа с протестными движениями «Арабской весны»

Прогноз на 2016 год:

В 2016 все тренды 2015 года продолжатся. Индия продлит курс на строительство многополярного мира при этом ее политика останется многовекторной. Индия заинтересована в западных технологиях и инвестициях. Открытого конфликта с Западом не произойдет, однако усиление Индии, продвижение ей многополярной повестки дня и возрастающая значимость российско-индийских связей приведут к тому, что страны Запада интенсифицируют попытки по смене правящего режима в Индии.

Интенсификация российско-индийских отношений

Взаимодействие с Россией интенсифицируется, так как только Россия может помочь Индии не только перевооружить армию и флот, но и начать создавать собственный эффективный военно-промышленный комплекс. Кроме того, только Россия с ее энергоресурсами и технологиями в области атомной энергетики может помочь удовлетворить растущий индийский энергетический голод.

Объединив растущую индийскую промышленность и огромное население с российскими технологиями, наукой и ресурсам, а также с российской военной мощью Путин и Моди могут сделать этот союз эффективным противником западного влияния в регионе и в мире в целом.

Кроме того, стоит ожидать, что Индия и Россия расширят сотрудничество в области безопасности и противодействия исламскому терроризму. ИГИЛ обозначил Индию, как одну из своих вероятных целей в будущем году. Индия как страна с одной из самых крупных мусульманских общин в мире может стать мишенью террористов, как и Россия.

Отношения с Китаем

Несмотря на геополитическую конкуренцию с Китаем обе страны придерживаются единого видения будущего мира, а потому будут едины в области стратегических решений, влияющих на будущее мировой системы в целом. И Индия, и Китай готовы развивать взаимовыгодное экономическое сотрудничество. Этот тренд продолжится и в 2016 году. Отношения с Китаем останутся стабильными, но конкурентными. Продолжится борьба за влияние на Шри-Ланку, Мальдивы, Непал, Пакистан, Афганистан и Бутан. Индия попытается усилить свои позиции в юго-восточной Азии, включая Таиланд, Лаос, Индонезию, Вьетнам. Ввиду конкуренции с Китаем, Индия продолжит политику сближения с Японией.

Борьба за Индийский океан

Индия продолжит попытки утвердиться в качестве ведущей морской державы в Индийском океане. На это направлено как военно-морское сотрудничество с Россией и Японией в области оборонных технологий, так и  взаимодействие со странами региона.

В 2016 году в борьбе за влияние в Индийском океане Индия столкнется не только с Китаем, но и с Саудовской Аравией. Последняя, используя тот факт, что большинство населения Мальдивских островов мусульмане-сунниты, продолжает попытки использовать в своих интересах исламских фактор. Однако в 2016 году ввиду падения цен на нефть, дефицитного бюджета внутренних проблем и разоряющей страну кампании в Йемене саудиты не смогут уделить Индийскому океану должного внимания, что будет на руку Индии.

Афганистан

Несмотря на конкуренцию с Китаем за влияние на афганское правительство обе великие державы заинтересованы в скорейшем разрешении межафганских противоречий. А значит, вместе с Китаем Индия будет выступать за проведение переговоров с умеренными талибами и поддержит уничтожение отрядов ИГИЛ и радикальных талибов. В Афганистане индийские интересы столкнутся с интересами США и стран Персидского залива, которые по разным причинам не заинтересованы в мирном процессе в этой стране. Нормализация отношений в Афганистане может поставить вопрос об окончательном выводе войск НАТО из этой ключевой для Центральной Азии страны и способствует реализации ключевых энергетических проектов, которые свяжут Китай и Иран, Индию и Иран, Индию и Россию. Потому США попытаются сохранить свое влияние в Афганистане и сорвать мирный сценарий, а страны Залива сохранить зависимость Индии от своих нефтяных и газовых поставок.

Поддержка исламских радикалов в Афганистане со стороны США и стран Персидского залива возрастет, что скажется непосредственно на безопасности Индии и Пакистана. В 2016 году высока вероятность новых терактов в Пакистане и возхобновление активности исламских террористов в Индии.

Пакистан

Возможность серьезного индо-пакистанского конфликта маловероятна. Обе страны продолжат постепенное сближение. Положительным фактором станет уменьшение зависимости Пакистана от США и переход значительной части элиты страны к поддержке многополярности на фоне того, что Соединенные Штаты не могут предложить исламскому миру никаких позитивных целей развития. Тем не менее, ввиду застарелых религиозных конфликтов и китайско-индийской конкуренции движения в сторону оформления этого сближения в рамках интеграционного объединения в Южной Азии не произойдет. Тем не менее этот проект начнет обсуждаться, ввиду заинтересованности в нем индийских элит.

Угроза цветной революции

Во внутренней политике Моди продолжит проводить политику реформ и попытается урезонить радикальных индуистов, подрывающих внутренний мир в стране с самой крупной после Индонезии мусульманской общиной в мире.

Новые визиты Моди в западные страны и на Ближний Восток будут сопровождаться массовыми выступлениями диаспоры в его поддержку. В то же время Запад попытается мобилизовать его противников, как в диаспоре, так и в самой стране.

В 2016 году очень вероятно, что Запад попробует испытать возможность организации цветной революции против Моди в Индии. Для этого будут использованы в первую очередь далиты (неприкасаемые), низкое социальное положение которых вкупе с многомиллионной численностью превращает их серьезный ресурс массовых протестов.

Второй подрывной силой могут стать индийские мусульмане, опасающиеся насилия со стороны индусских радикалов, с которыми ассоциируют BJP.  Вполне вероятно, что для разжигания межконфессиональных конфликтов в стране в Индии будут организованы террористические акты, за которые возьмут ответственность террористические организации, связанные с Пакистаном. Таким образом, противники Моди убьют двух зайцев – попытаются испортить отношения с Пакистаном и столкнут в противостоянии крупнейшие религиозные общины страны.

Третьей подрывной силой станут западные сети влияния, в том числе протестированные во время антикоррупционных беспорядков 2011 и 2012 года, неправительственные организации и протестантские секты.

Экономические проблемы, коррупция, нерешенные социальные проблемы будут использоваться для организации протестов в столице, законодательное собрание которой контролируют выходцы из прозападных сетевых структур имеющие опыт в организации протестов по типу «цветной революции».

В то же время западные СМИ и оппозиционные индийские медиаресурсы усилят демонизацию образа Моди как диктатора и индусского экстремиста, который нарушает религиозные свободы и ущемляет не-индусов.

Сепаратистский сценарий

Также Запад использует внутрииндийские противоречия для стимулирования сепаратистских тенденций в населенном сикхами Пенджабе, а также в отдаленных от основной части страны северо-восточных штатах Трипура, Ассам, Западная Бенгалия , Нагаленд.

Усиление индусского радикализма на фоне прихода BJPк власти, вызвало тревогу не только мусульман, но и сикхов. Хотя с точки зрения идеологии Хиндутвы, сикхизм является автохтонной индийской традицией и потому в отличие от мусульман или христиан сикхи не рассматриваются как чужеродный элемент, радикальные индуисты не воспринимают сикхов как своих. Вероятно, что внешние силы попытаются разжечь и этот конфликт в 2016 году.

Конфликты на границах

В северо-восточной Индии возможна интенсификация конфликтов с сепаратистами из народов Нага и Бодо. В виду внутриполитического кризиса в Непале, в который вовлечены Индия и Китай и внутриполитического кризиса и усиления исламистов в Бангладеш, этот регион в будущем году может стать новым конфликтным узлом. Преимущественно мусульманская страна, одна из беднейших в мире может стать базой для различных исламистских движений, атакующих Индию. ИГИЛ уже провел в 2015 году ряд террористических актов в Бангладеш. Весьма вероятно, что Индия будет вынуждена вмешаться во внутриполитические конфликты в Непале и Бангладеш.

Черная Африка

Африка в 2015 году продолжала оставаться самым бедным и опасным регионом планеты. Помимо опасных болезней и эпидемии СПИДа регион страдает от многочисленных гражданских войн, межплеменных и межрелигиозных вооруженных конфликтов, сопровождающихся ужасающими актами жестокости, каннибализмом, обращением детей и женщин в рабство, работорговлей. Степень суверенитета большинства стран региона продолжала оставаться чисто номинальной, за контроль над основными зонами добычи полезных ископаемых вели борьбу крупные транснациональные корпорации  и иностранные государства.

Усиление китайского влияния

2015 год ознаменовался продолжение тренда на усиление китайского влияния. В декабре 2015 года в Йоханнесбурге прошел Саммит китайско-африканского сотрудничества (China-Africa Cooperation Summit), на котором были приняты несколько программ, демонстрирующих тенденцию увеличения китайского присутствия в регионе. По итогам саммита была принята Йоханнесбургская декларация и план действий до 2018 года. Документ в частности свидетельствует, что Китай отказывается от прежней стратегии, завязанной только на двусторонние отношения, и стремится использовать в своей африканской политике структуры африканской региональной интеграции, в частности Африканского союза.

Главные задачи, за выполнение которых, Китай берется в Африке, включают в себя следующие направления:

1.      Продолжение индустриализации континента. Китай продолжит строительство индустриальных парков и окажет африканским странам содействие в подготовке технических специалистов.

2.      Развитие сельского хозяйства в Африке.

3.      Развитие транспортной инфраструктуры, включая дороги, железнодорожные линии, авиацию, порты, электросетей и телекоммуникации.

4.      Заключение соглашений о свободной торговле с африканскими государствами.

5.      Развитие экологически чистых технологий.

6.      Борьба с бедностью в Африке.

7.      Развитие медицины на континенте

8.      Развитие культурных связей и культурных обменов.

9.      Списание долга беднейших африканских стран, срок выплаты которого кончается в 2015 году

10.  Сотрудничество в области безопасности. Китай окажет поддержку в создании и функционировании Африканских сил быстрого реагирования (African Standby Force).

Особенностью китайского подхода к странам Африки является  то, что китайцы в отличие от европейцев и американцев не увязывают сотрудничество с развитием либеральных демократических институтов и взаимодействуют, в том числе и с авторитарными режимами. Другой плюс сотрудничества с африканцами в том, что предлагают инвестиции и реализуют инфраструктурные проекты дешевле своих западных конкурентов. Также Китай предлагает кредиты по низкой процентной ставке странам с низким кредитным рейтингом, получая в обмен эксклюзивные права на разработку нефтяных и других месторождений.

Показательно, что в этом году Китая принял решение о строительстве первой заграничной военно-морской базы, и располагаться она будет на африканском континенте, в Джибути.

Регион Африканского Рога

Усиление китайского присутствия в2015 было особенно заметно в Джибути, небольшой стране на востоке Африки. Несмотря на отсутствие серьезных природных ресурсов, страна обладает значительной стратегической значимостью, так как вместе с Йеменом запирает выход из Красного моря в Индийский океан через Баб-эль-Мандебский пролив. В Джибути уже располагаются американская и французская военная базы и небольшой контингент японских военнослужащих. Для Китая важно закрепиться в этом регионе с целью контроля над морским путем, соединяющим Индийский океан со Средиземноморьем через Красное море и Суэцкий канал.

По итогам саммита китайско-африканского сотрудничества в Йоханнесбурге КНР объявила о создании собственной военно-морской базы в этой восточноафриканской стране. Официальный предлог  - борьба с сомалийскими пиратами, на деле для КНР база в Джибути - это важная составляющая в реализации проекта Морского Шелкового пути, который должен связать Китай с Западом Евразии через Индийский Океан, Красное море и Суэц.

В декабре 2015 года после того, как было объявлено о китайских планах, в Джибути состоялись столкновения между сторонниками и противниками действующего президента страны Исмаила Омара Гюллеха. Оппозиционный Союз национального спасения и Соединенные Штаты Америки уже использовали этот инцидент для того, чтобы обвинить власти страны. США  призвали руководство Джибути уважать право оппозиции на мирные собрания и свободу слова.

Крупнейшая страна региона Сомали продолжила оставаться одной из самых проблемных точек Африки. Единой государственности на территории страны по-прежнему не существует. Серьезную проблему представляет экспансия местных радикальных исламистов в направлении других стран. Так в 2015 году боевики сомалийской группировки «Аш-Шабаб» напали на здание университетского колледжа в кенийском городе Гарисса, погибли 147 человек. Стиль работы «Аш-Шабаба» - использование современных сетевых технологий, музыки, интернета напоминает стиль ИГИЛ. Ряд полевых командиров группировки присягнули на верность Исламскому государству.

Судан и Эритрея в Йеменской войне

Судан в 2015 году продолжил движение в сторону более тесного союза с Саудовской Аравией. Несмотря на сохранение общей антизападной риторики режима Омара Хассана аль-Башира, которому удалось наладить неплохие отношения с Россией и Китаем, фактически Судан сейчас является союзником главного партнера атлантистских держав в Исламском мире – Саудовской Аравии.  Судан принял активное участие в саудовской интервенции в Йемен. Отношения с Южным Судан в 2015 году оставались стабильно конфликтными. Руководство Судана достигло соглашения с сепаратистами Дарфура, региона Голубого Нила и Южного Кордофана о полугодовом перемирии, которое закончится в апреле 2016 года.

Поддержку государствам Персидского Залива в Йеменской войне оказала также Эритрея, предоставив свое воздушное пространство и территориальные воды для техники антихуситской коалиции. По некоторым данным, около 400 солдат из этой африканской страны приняли участие в боевых действиях в Йемене. Сама Эритрея находится под санкциями совета безопасности ООН по обвинению в поддержке боевиков «Аш-Шабаб» в Сомали.

Французская Западная Африка

В странах Западной Африки одним из трендов 2015 года стал рост угрозы исламского экстремизма. Нападение на отель в Мали 20 ноября 2015 года,  жертвами которого стали более 30 человек, было осуществлено террористами группировки «Аль-Мурабитун», присягнувшей на верность ИГИЛ. О своей причастности  к теракту также заявили боевики крупной исламистской организации, действующей в странах Магриба и Западного Сахеля «Аль-Каида в странах исламского Магриба» и боевики «Фронта освобождение Ке-Масины» (исламисты, связанные с народностью фульбе).

Кроме того в течение года в Мали произошло более 12 терактов, кроме вышеупомянутых организаций в них оказались замешаны боевики исламистской группировки «Ансар ал-Дин», действующей в населенных туарегами районах страны.

Главной своей задачей экстремистские группировки объявили ликвидацию французского неоколониализма в регионе.  Большинство бывших французских колоний в Западной Африке до сих пор в политическом и экономическом отношении зависимы от бывшей метрополии. В случае необходимости французы содействуют организации государственных переворотов или прямо в них участвуют, как это произошло в 2011 году в Кот Д’ Ивуаре.

В самом Кот Д' Ивуаре в 2015 году на второй срок переизбрался президент Алассан Уаттару, пришедший к власти по итогам выборов 2010 года и при помощи вооруженной интервенции французских войск, сместивших его предшественника. Франция, таким образом, в очередной раз закрепила свой контроль над  бывшей колонией, богатой нефтью и природным газом, а также алмазами.

В соседней республике Буркина-Фасо, где в 2014 году произошел государственный переворот, при благожелательном к нему отношении США и Франции, в  сентябре 2015 года состоялась попытка еще одного военного переворота, которая, однако, не увенчалась успехом, так как против этого шага резко выступила Франция. 29 ноября на пост главы государства был избран новый президент Рок Каборе, высокопоставленный функционер прежнего режима.

Нигерия

Нестабильно и в Нигерии. Правительственным войскам не удалось в 2015 году победить группировку Боко-Харам. Боевики Боко-Харам закрепились в северо-восточных штатах страны, захватив более 70% территории штата Борно в ходе наступления и массовой резни в январе 2015 года. Террористы захватили военную базу многонациональных сил, которые должны были противостоять им. В этом же месяце боевиками Боко-Харам была атакована военная база в соседнем Камеруне.

Совместными усилиями вооруженных сил Нигерии, Нигера, Чад и Камеруна было развернуто наступление против Боко-Харам, в результате удалось отвоевать некоторые области, захваченные ранее боевиками. Однако, несмотря на заявления, сделанные официальными лицами Нигерии, Боко-Харам удалось сохранить  боеспособность. В течение года группировка произвела многочисленные террористические акты в Нигерии, Чаде, Нигере, Камеруне.

31 марта 2015 года на всеобщих выборах в Нигерии одержал победу бывший генерал Мухаммад Бухари, который уже находился на этом посту с 1983 по 1985 год. Тогда он пришел к власти в результате государственного переворота. В 2015 году мусульманин-суннит Бухари победил действующего президента-христианина Гудлака Джонатана. Выборы продемонстрировали сохраняющийся раскол нигерийской нации по религиозному признаку, естественный для созданной на основе разнородных этнических элементов бывшего британского колониального образования. За Бухари голосовали в основном северные мусульманские штаты. За Джонатана - южные христианские.  

В руководство Нигерии при Бухари вошли почти одни мусульмане-сунниты, выходцы с севера страны, что вызывает неприязнь со стороны жителей христианских,  наиболее развитых, нефтедобывающих южных штатов. По стабильности Нигерии как наиболее сильной державы региона и крупнейшей нефтедобывающей страны Африки серьезно ударило понижение нефтяных котировок.  Вкупе с падением доходов бюджета, значительная часть которого идет на поддержание безопасности и борьбу с Боко-Харам, перераспределение доходов в пользу чуждой нефтедобывающим районам северной верхушки способствует возрождению сепаратистских тенденций.

Еще одной угрозой безопасности Нигерии может стать конфликт между силовыми структурами Нигерии и нигерийскими шиитами, представленными в первую очередь Исламским движением Нигерии . 12 декабря 2015 года нигерийские войска убили до 1000 шиитов в городе Зария, на севере страны. 13 декабря был арестован духовный лидер шиитов Нигерии шейх Ибрагим Закзаки. При задержании получил множественные пулевые ранения. Судьба его неизвестна. Одна из его жен и двое сыновей были убиты.

Это привело к многочисленным, пока мирным, акциям протестов нигерийских шиитов.  Власти Ирана потребовали от руководства страны объяснений.

Шиитская община, активно занимавшаяся прозелитизмом среди мусульман севера Нигерии, ранее выступала в качестве мягкой силы Ирана. Более того шиитская община Нигерии самая крупная в Африке (до 1 млн. человек). На севере Нигерии также стремится распространить свое влияние Саудовская Аравия, финансируя строительство мечетей и исламских центров в этой стране. Активно выступали против усиления иранского влияния в Нигерии и Соединенные Штаты.

Президент Бухари вступил в декабре 2015 года в саудовскую «антитеррористическую коалицию», направленную скорее против проиранских шиитских движений, чем ваххабитских радикалов. Вслед за этим последовала резня шиитов. Теперь стоит ожидать серьезного противостояния Нигерии с Ираном и открытия африканского фронта саудовско-иранского противостояния.

Демократическая Республика Конго

Тлеющий конфликт в восточной части Демократической Республики Конго продолжал оставаться одним из факторов, которые дестабилизируют обстановку в Африке. В 2015 году продолжились действия центрального правительства против повстанцев в этом регионе. Если в 2013 году правительство ДРК вело военные действия против повстанцев-тутси в провинции Северное Киву, поддерживаемых с территории Руанды, то в 2015 против группировок повстанцев-хуту в Южном Киву. Помимо отголосков конфликта между тутси и хуту, который сопровождался актами геноцида с обеих сторон в течение всей второй половины XX века, конфликт в Восточном Конго имеет и экономическое измерение, этот регион обладает серьезными запасами золота, олова и тантала.

Восточная часть Республики Конго (регион Киву) наиболее удалена от столицы страны Киншасы и непосредственно граничит с Руандой и Бурунди, с географической и этнической точки зрения являясь, как и эти страны, частью региона Великих африканских озер.

Многолетняя гражданская война, с разной интенсивностью идущая с 1996 года, превратила восточную часть Конго в территорию, управляющему военными формированиями, где риск вспышки нового масштабного конфликта велик всегда. Каннибализм, массовые убийства и изнасилования стали элементами повседневности в этом регионе страны. Нормализовать ситуацию не может и самый крупный в мире контингент миротворцев ООН (22 000 человек).

Кризис в Бурунди

В соседней восточноафриканской стране, Бурунди, 2015 год знаменовался дестабилизацией обстановки в стране, что привело к решению стран Африканского Союза в декабре 2015 года о введении в республику миротворческого контингента. Несмотря на незначительные размеры страны, дестабилизация отношений в Бурунди, может вызвать цепную реакцию  в соседних Руанде, Бурунди и Демократической Республике Конго, как это уже было после геноцида тутси в Руанде, который стал триггером Второй конголезской (Африканской мировой) войны.

В апреле 2015 года было объявлено о решении действующего президента Пьера Нкурунзизы баллотироваться в третий раз на пост президента страны.  Оппозиция в ответ организовала массовые протесты в столице страны Бужумбуре .13-18 мая 2015 года произошла попытка государственного переворота против президента, которая однако не увенчалась успехом. 21 июня прошли выборы, которые бойкотировали оппозиционные кандидаты. Ряд деятелей правительства Нкурузизы покинули страну и нашли убежище в Бельгии, обвинив бывшего соратника в узурпации власти. До и после выборов в стране прошли массовые протесты в стиле Цветных революций, на фоне которых были убиты ряд деятелей оппозиции и сподвижников президента. Протестующих поддержало посольство США.  Принявшие активное участие в протестах студенты единственного в Бурунди университета разбили лагерь рядом с американским посольством, в надежде, что Штаты защитят их. В северной части страны после выборов был организован рейд повстанцев с территории соседней проамериканской Руанды.

11 декабря 2015 года повстанцы атаковали столицу страны, были убиты более 87 человек. После этого рейда Африканский Союз заявил о планах развернуть миротворческую миссию в Бурунди. В ответ на это руководство страны заявило, что расценит появление миротворцев на своей территории как акт агрессии. Оппозиционные силы объявили о создании военной группировки Республиканских сил Бурунди.

Конфликт в Бурунди обладает очевидными чертами «цветной революции», которые традиционно используются для свержения режимов, неугодных США.  Несмотря на то, что экономика Бурунди в значительной степени зависит сейчас от экспорта кофе, в стране имеются природные ресурсы, представляющие интерес для иностранных акторов. Это в первую очередь залежи никеля (Бурунди находится на 10-месте в мире), к разработке которых нынешнее руководство страны намерено привлечь Китай.

Китай планирует построить железную дорогу, которая бы связала Бурунди с  портами на побережье Индийского океана в Танзании. Реализация этого проекта в условиях близости Бурунди к восточной части ДРК – открывает возможность китайской экспансии и в эту страну.

Возможность усиления Китая в регионе вызывает противодействие США и их союзников, которые поддерживают противников нынешнего режима.

Африканский Союз заинтересован в предотвращении гражданской войны в стране и в сохранении бурундийского 5 000-ного контингента в составе миротворческой миссии АС в Сомали, а потому готов оккупировать Бурунди, для  того, чтобы предотвратить разрастание конфликта и использовать бурундийские войска в важном для Союза регионе Африканского Рога.

Вопрос о гуманитарной интервенции под флагом ООН неоднократно поднимался в Совете Безопасности, однако Китай при поддержке России всячески противится тому, что он называет нарушением суверенитета Бурунди.

Конфликт в Центральноафриканской республике

В течение 2015 года временное правительство Центральноафриканской республики несколько раз откладывало проведение всеобщих выборов, призванных положить конец продолжающейся гражданской войне между группами христиан и мусульман в ЦАР.

30 декабря 2015 года в Центральноафриканской Республике прошел первый тур президентских выборов и голосование за кандидатов в парламент страны.  Бывшая французская колония к этому моменту де-факто прекратила свое существование в качестве единого и независимого государства. Идет безжалостная гражданская война между христианскими и мусульманскими группировками, которые контролируют большую часть территорий ЦАР.

Нынешняя гражданская война в Центральноафриканской республике началась  с похода мусульманской группировки Селека на столицу страны Бамако в декабре 2012 года. Мусульмане при поддержке единоверцев из соседней Республики Чад захватили власть в стране и немедленно начали террор против христиан. Христиане в ответ создали вооруженные отряды сопротивления Анти-балака (анти-мачете) и устроили резню мусульманского населения.  Религиозный конфликт представителей двух мировых религий  не прекращается и по сей день, несмотря на заключенные ранее соглашения о перемирии. Война сопровождается актами каннибализма и массовыми убийствами мирного населения с обеих сторон.

Выборы неоднократно переносились, начиная с февраля 2015 года по причине того, что временное правительство страны, созданное при посредничестве ООН, при участии Франции и АС, не могло обеспечить минимальную безопасность и логистику их проведения, например, напечатать бюллетени и развезти их по избирательным участкам.

В стране присутствуют группировки войск Африканского Союза и Франции, которые, однако, не могут остановить насилие в стране.

Центральноафриканская республика представляет интерес для мировых держав как источник минерального сырья: урана, алмазов, золота и нефти.  Традиционно эта страна находилась под полным контролем своей бывшей метрополии – Франции. Одной из причин того, что Франция не стала противодействовать государственному перевороту 2012 года стали планы предыдущего руководства ЦАР отдать разработку части нефтяных и урановых месторождений Китаю и ЮАР. США, которые пытаются участвовать в разрешении конфликта, заинтересованы в разработке нефтяных месторождений. США, как  и Франция, стремятся сдержать проникновение Китая в  Центральную Африку. Китай же не может утвердиться в ЦАР в условиях  продолжающейся резни.

Несмотря на проведение выборов ситуация в Центральноафриканской республике далека от мирной иная система органов власти в стране фактически не функционирует. Отсутствуют эффективные механизмы управления. Власть центрального правительства не простирается дальше нескольких кварталов столицы страны Бамако. На местах и во многих районах столицы реальная власть находятся в руках полевых командиров. 

Южная Африка

2015 од принес нестабильность и в Южно-Африканскую республику. Страна столкнулась с двумя вызовами: ростом числа мигрантов из других африканских стран, что вызвало беспорядки, и первыми попытками организации цветной революции против президента Джейкоба Зумы. Южная Африка является членом БРИКС, структуры, которая бросает вызов гегемонии США и их союзников, предлагая многополярную альтернативу.  Кроме того, ЮАР важнейший проводник китайского влияния в Африке. Неудивительно, что США не оставляют попыток поменять руководство страны на более проамериканское.

В феврале 2015 года в стране вспыхнули беспорядки местных жителей, недовольных наплывом иммигрантов в страну. В период с 2006 по 2012 год ЮАР занимала первое место в мире по числу поданных заявок на предоставление убежища.  В апреле беспорядки повторились. Тогда с призывами очистить страну от иностранцев выступил король племени зулу Гудлак Звелитини .

В октябре 2015 года по всей стране вспыхнули студенческие протесты. Формальным поводом для начала выступлений стало повышение платы за обучение в вузах. Однако сами протестующие заявляют о своем недовольстве режимом Зумы и тем, что в стране сохраняется имущественное неравенство между  черными и белыми, а также между большинством черного населения и новой чернокожей элитой, связанной с правящей партией Африканский Национальный Конгресс. Это самые масштабные протесты в Южной Африке с момента окончания режима апартеида.

Кроме того в прошлом году оппозиция выдвинула новые претензии к действующему президенту, обвинив его в трате более 20 млн. долларов из государственного бюджета на ремонт собственной виллы. Под лозунгами борьбы с коррупцией были организованы масштабные акции протеста 30 сентября 2015 года во всех городах страны. В их организации активное участие принял ведущий профсоюз ЮАР  - Союз работников металлургической отрасли, ранее призвавший к смене власти в стране. К организации протестов были причастны структуры проекта Democracy Works, который финансировался американским фондом NED . Интеллектуальным обеспечением протестного этого и других протестных движений в Южной Африке занимается леволиберальный институт SWOP Witwatersrand в Йоханнесбурге тесно взаимодействующий с американским Институтом Альберта Эйнштейна Джина Шарпа, главного разработчика технологии цветных революций.

Кроме скандирования антикоррупционных и антиправительственных лозунгов протестующие призвали отказаться от строительства в стране атомных электростанций, масштабного проекта, который при его реализации сможет обеспечить полную энергетическую независимость Южной Африки.

Прогноз на 2016 год

В 2016 году геополитика стран Африки южнее Сахары будет определяться наложением следующих тенденций: борьба США и Китая за влияние на континент, стремление Франции сохранить свою зону влияния в Западной Африке, расширение террористической активности исламистских группировок в зоне Сахеля от Африканского рога до Нигерии, открытие в Нигерии нового фронта ирано-саудовского противостояния, реанимация застарелых этнорелигиозных конфликтов, попытки Соединенных Штатов и Великобритании провести цветную революцию в Южноафриканской республике.

Борьба за Судан и Эритрею между Китаем и ваххабитскими монархиями Персидского Залива

Китай продолжит наращивать свои позиции в регионе. Главным союзником Китая останется Южная Африка. Реализация заключенных ранее контрактов и положений Йоханнесбургского плана действий  до 2018 года столкнется с несколькими трудностями, связанными в первую очередь с противодействием США, старых центров влияния в бывших метрополиях (Франции и Великобритании), а также с конкуренцией Саудовской Аравии в мусульманских странах.

Между Китаем и Странами Персидского Залива развернется борьба за Судан и Эритрею. Руководство этих стран не сможет усидеть на двух стульях, в условиях усиливающихся разрастающегося противостояния США и стран Залива с одной стороны и России, Ирана и Китая с другой.  С аудиты и их союзники предпримут все возможные усилия, чтобы вытеснить Китай из региона, наиболее близкого к Аравийскому полуострову. Судан продолжит принимать участие в саудовской интервенции в Йемен.

В одиночку Саудовская Аравия не справится с этой задачей из-за продолжающегося падения нефтяных цен и тех трудностей, которые из-за этого испытывает бюджет страны. С другой стороны этой борьбой может воспользоваться Катар, чтобы поначалу в союзе с Саудовской Аравией и ОАЭ, а потом самостоятельно потеснить позиции Китая.

С одной стороны, экономика Катара зависит не от нефтяных котировок, а от цен на газ, которые менее чем нефтяные цены подвержены резким скачкам. Поэтому Катар  не будет испытывать тех бюджетных трудностей, которые неминуемо в следующем году ждут его союзников и конкурентов по Совету сотрудничества стран Персидского Залива.  С другой, Катар также как и другие страны Залива заинтересован в контроле над арабоязычным Суданом и побережьем Красного моря, в особенности над Баб-эль-Мандебским проливом. Это подразумевает активные действия в Эритрее, а также антикитайские провокации в Джибути.

Конфликт между Эфиопией и Эритреей и беспорядки в Джибути

Вполне вероятно, что для того, чтобы подорвать китайское влияние в Эритрее и не дать реализоваться китайским проектам в Эфиопии в будущем году ваххабитские монархии  могут спровоцировать очередной эритрейско-эфиопский конфликт, в котором также могут приять участие сомалийские исламисты. Конфликт между преимущественно христианской Эфиопией и мусульманской Эритреей будет проходить в восточной части Эфиопии, где проживают родственные сомалийцам мусульманские племена.

Кроме того, стоит ожидать продолжения беспорядков в Джибути, где против усиления Китая выступят как США, организуя беспорядки против авторитарного руководства, так и Катар, поддерживая исламистов и контролируя границу Джибути и Эритреи. Не стоит забывать, что с Катар по мандату ООН с  года занимается мониторингом границы обеих стран.

Относительная нормализация конфликта в Судане

Судан попытается использовать улучшение отношений с Саудовской Аравией для того, чтобы восстановить связи с Западом, использующим повстанческие движения в Дарфуре, регионе Голубого Нила и Южном Кордофане для ослабления страны. После того, как в результате отделения Южного Судана в  2011 году в новом государстве оказались все суданские месторождения нефти, а пути транспортировки энергоресурсов проходят по территории Северного Судана обе страны конфликтуют по поводу транзита, что также с успехом используют атлантисты.

В апреле 2016 года закончится 6 месячное перемирие между властями Судана и сепаратистами Народной армии освобождения Судана. Ожидается, что переговоры продолжатся, хотя возможны вспышки насилия с обеих сторон.

Сомали

В Сомали не удастся преодолеть раскол государства. В 2016 году истекают полномочия переходного Федерального парламента. Однако выборы не удастся провести на всей территории страны. Так или иначе, их результат не будет иметь никакого значения для будущего страны.

В 2016 году не удастся победить группировку Аш-Шабаб действующую в Сомали. Экстремисты, которые заявили о присоединении к структуре Исламского Государства, сохранят свое влияние и попытаются перенести террористическую активность на территории Эфиопии и Кении.

Дестабилизация Сахеля

Исламские экстремисты  и поддерживающие их страны Персидского залива продолжат борьбу за создание сплошного пояса под контролем радикальных исламистов в зоне Сахеля от Эритреи на Востоке до Мавритании на Западе. Эритрея и Северный Судан уже почти полностью контролируются монархиями Залива. В Чаде, Нигере и Мали активны боевики исламистских группировок, в первую очередь Аль-Каиды в странах Исламского Магриба, а также группировок, присягнувших на верность Исламскому государству.  Как правило, большинство населения в этих государствах – мусульмане. В отличие от государств Северной Африки за исключением Ливии, государственные структуры государств Сахеля очень слабы. Этнический состав постколониальных государств очень сложен, в большинстве из них есть ущемленные этнические группы, готовые выступить под флагом экстремистов. Самая крупная из них – туареги, прирожденные воины, живущие на всей территории зоны Сахеля, но являющиеся гражданами второго сорта во всех странах за исключением Мавритании. Продолжающееся опустынивание региона, создает серьезные социально-экономические трудности и вызывает борьбу между этническими и племенными группами за землю. Все эти факторы могут быть использованы радикальными исламистами в 2015 году интенсифицировавшими свою активность в регионе.

Продолжающаяся дестабилизация Ливии способствует усилению исламистов Сахеля. Стоит ожидать атак исламистов в Мали и Чаде. В Мали возможны сепаратистские выступления в северной части страны, населенной туарегами.

Нигерия: война на три фронта

В Нигерии президент Бухари заявил о проведении антикоррупционных чисток. Под видом борьбы с коррупцией из высших эшелонов власти будут удалены в основном представители южных христианских клановых групп. Население страны ощутит заметный крен в сторону исламизации Нигерии на фоне усиления влияния Саудовской Аравии в  стране. Эти меры не смогут подорвать влияние группировки Боко Харам в северных штатах, однако усилят сепаратистские тенденции в южных христианских штатах, где добывается главный источник благосостояния нигерийской элиты - нефть. В Южной части страны стоит ожидать реанимации сепаратистских движений прошлого: Движения за освобождение суверенного государства Биафра и Движения за освобождение дельты Нигера.

Декабрьская резня нигерийских шиитов не останется безнаказанной для нигерийского руководства. Шииты получат поддержку Ирана, а сам Иран, выйдя на глобальный нефтяной рынок, тем самым ударит и по экономике Нигерии.  В результате в условиях падения налоговых поступлений нигерийской руководство столкнется с противодействием прежних элит (борьба с коррупцией),  вооруженным сопротивлением Боко-Харам и нигерийских шиитов на Севере и христианским сепаратизмом на юге.

Крупнейшая нефтедобывающая и нефтезависимая страна Африки вынуждена будет сосредоточиться на внутренних проблемах, разрывающих страны страну, уступив пальму первенства в рамках Африканского Союза своему основному конкуренту на континенте – ЮАР.

Государственный переворот и конфликт в ДРК

В 2016 году в Демократической Республике Конго должны состояться президентские выборы. Действующий президент Жозеф Кабила руководит страной с 2001 года и по действующей конституции не может выдвигаться на новый срок.  В конституцию нужно внести изменения. Вероятнее всего Кабила пойдет на этот шаг, что вызовет негативную реакцию оппозиции и может повлечь за собой попытку государственного переворота в стране и мятеж в Восточной Конго.

Кабила пришел к власти после убийства своего отца, бывшего президента и влиятельного командира времен Второй конголезской войны. Его приход к власти, тем не менее, не привел противоборствующие группировки к консенсусу. ДРК до сих пор не урегулировала конфликт в восточной части страны. Противники и конкуренты Кабилы могут воспользоваться казусом неконституционного третьего срока для того, чтобы сместить Кабилу силовым путем.

Конфликт в Бурунди

На эскалации конфликта в восточной части ДРК скажется и дестабилизация обстановки в Бурунди, которая продолжится и в 2016 году.  В обоих случаях и если Африканский Союз оккупирует страну, и если организация, которая согласно 8 статье своего устава может в экстренных случаях вводить свои войска в африканские страны без разрешения суверенного руководства, вооруженный конфликт в Бурунди неизбежен. В первом случае правящий режим готов противостоять вторжению войск АС, во втором начнется гражданская война между войсками президента Пьера Нкурунзизы и группировками оппозиции.

Наиболее предпочтительным исходом для Африканского Союза был бы ввод войск, пока конфликт в Бурунди не привел бы эскалации напряженности во всем регионе Великих Озер и необходимости ввода миротворцев ООН.

Конфликт в Центральноафриканской республике

Конфликт в Центральноафриканской республике  не прекратится, несмотря на избрание президента и парламента. Итоги выборов вызовут недовольство проигравших группировок, которые продолжат вооруженное сопротивление.

Вероятным последствием станет более активная работа французов и других внешних акторов с полевыми командирами и лидерами группировок, которые имеют власть на местах. Отсутствие единой государственной власти на руку иностранным монополиям, которые в этих условиях смогут снизить издержки связанные с налоговыми отчислениями и, используя подкуп, частные военные компании  и контингенты своих держав (прежде всего Франции) диктовать свои условия.

Смена поколений

В двух африканских странах возможна дестабилизация и велика угроза государственных переворотов ввиду возможного ухода из жизни бессменных авторитарных лидеров. Выстроенная ими диктаторская система власти не предполагает прямого наследования, и даже при наличии преемника высока вероятность силовой борьбы за власть после смерти главы государства.

В Экваториальной Гвинее этот год может стать последним для Теодоро Обианга Нгемы Мбасого, африканского лидера наиболее долго находящегося у власти. Он стоит во главе страны с 1979 года пришел к власти в результате государственного переворота, убив предыдущего диктатора - своего собственного дядю. Теодоро Обианг Нгема Мбасого болеет раком в терминальной стадии. После его смерти развернется борьба за власть между многочисленными сыновьями и родственниками.

Коллега Теодоро Обианга Нгемы Мбасого зимбабвийский президент Роберт Мугабе – старейший лидер на африканском континенте. Ему 91 год и он не имеет официального преемника. В 2015 году в Зимбабве уже имели место беспорядки. Наиболее вероятно, что после смерти Мугабе в стране начнется силовой передел власти с вмешательством соседних держав, в первую очередь Южной Африки.

Попытка цветной революции в Южной Африке

В наиболее развитой стране черной Африки прозападные силы попытаются сместить действующего президента Джейкоба Зуму. Зума проводит независимую от Запада политику, пытаясь превратить ЮАР, в один из центров формирующего многополярного миропорядка. ЮАР уделяет значительное внимание взаимодействию с другими членами БРИКС, прежде всего с Китаем и Россией. Как в случае попыток цветных революций против других лидеров БРИКС, наподобие событий 2011 года в России и 2014 в Бразилии, прозападная оппозиция использует обвинения в авторитаризме и коррупции. Особенно велико сходство с протестами в Бразилии, так как и в Бразилии и Южной Африке главными протестными силами являются профсоюзы и студенчество.

Протесты в 2016 продолжатся с новой силой. Велика вероятность сознательных провокаций против Зумы: разгон демонстраций, забастовок, выступлений рабочих. Будет использована и межрасовая напряженность и недовольство коренных жителей Южной Африки мигрантами из других Африканских стран.

Самым вероятным методом отстранения Зумы от власти является переворот внутри правящей партии – Африканского национального конгресса на фоне массовых протестов в стране. Подобным образом в  2008 году в отставку ушел предшественник Зумы, президент Табо Мбеки после того как АНК отказал ему в доверии. 

Наиболее вероятным претендентом на пост президента Южной Африки  от прозападной шестой колонны в руководстве страны является вице-президент ЮАР и заместитель председателя АНК Мотланте Кгалема. В разгар демонстраций против Джейкоба Зумы в 2015 он совершил визит в США, где помимо прочих встреч посетил связанное с семьей Бушей отделение Совета по мировым делам в Хьюстоне, связанного с ведущими транснациональными корпорации Европы, США и Ближнего Востока, обсудив с глобалистами планы относительно Южной Африки.

США

Деградация гегемонии

В 2015 году США продемонстрировали усугубляющуюся неспособность предложить глобальный сценарий миропорядка.  В отличие от середины XX века, нынешние политические элиты неспособны предложить какой-либо проект как внутри государства, так и на мировой арене. Множество признаков указывает на растерянность Вашингтона и значительное сужение горизонта планирования. Решаются лишь сиюминутные задачи. Все силы брошены на то, чтобы максимально продлить гегемонию путем экспорта хаоса. США по-прежнему располагают достаточной военной, экономической и политической мощью, чтобы уничтожить любые альтернативные проекты. Однако кризис либеральной модели и идеологический тупик, в котором оказался Запад во главе с Вашингтоном прямо свидетельствуют о неспособности предложить новый глобальный проект.

Оттягивание финального кризиса

Разложение гегемонии не является событием, скорее его можно назвать процессом или тенденцией. В 2015 году этот процесс ускорился. Об этом свидетельствует растущая хаотизация мировой системы. Конфликты, начавшиеся в предыдущие годы, не были решены, при этом появились новые, решение для которых также вряд ли будет найдено в действующей системе координат. Ярким примером в данном случае является рост нестабильности на Ближнем Востоке, начавшийся с событий «Арабской весны» и переросший в полномасштабную войну в регионе, втягивающую все новых участников. При этом важно понимать, что большинство конфликтов регионе были созданы или раздуты именно Соединенными Штатами и их сателлитами с целью дестабилизации обстановки.

Новые очаги нестабильности

В минувшем году география нестабильности расширилась за счет Европы. Страны Евросоюза, элиты которых полностью подконтрольны Вашингтону, оказались в ситуации, когда они вынуждены принимать миллионы беженцев с Ближнего Востока. Часто под видом мирных людей на территорию ЕС проникают террористы, готовые в любой момент начать агрессию против местного населения. Как пример: события 13 ноября во Франции. Недовольство местного населения наплывом мигрантов с одной стороны и агрессивное поведение беженцев с другой стороны (мотивированное целым рядом аспектов) в конечном итоге привело к значительной поляризации общества и росту нестабильности в регионе. При этом важно подчеркнуть, что причиной этому является в первую очередь сознательная политика Вашингтона, направленная на дальнейшую хаотизацию мировой системы с целью консервации гегемонии на неопределенный срок.

Значительно обострились отношения между США и Китаем в Тихоокеанском регионе. Соединенные Штаты оспаривают принадлежность к Китаю островов Спратли в Южно-Китайском море, где КНР наращивает свою военную инфраструктуру. Владение островами расположенными на равном расстоянии от Вьетнама, Малайзии и Филиппин позволяет контролировать значительную часть акватории Южно-Китайского моря. Кроме того острова расположены вблизи морского пути, связывающего морские порты Китая, Тайваня, Вьетнама, Филиппин, Японии и Индийский океан, а потому особенно важны для этих стран.

Несколько раз на протяжении 2015 года войска Соединенных Штатов провоцировали Китай в районе островов. Нагнетание напряженности вокруг островов Спратли способствовало одобрению парламентом Японии законопроекта расширяющего полномочия Сил самообороны, и перезаключению договора о союзничестве между США и Японией. Союзники США Филиппины и Япония договорились о размещении на Филиппинах японских военных. Сами Соединенные Штаты в декабре 2015 года заявили о возобновлении поставок оружия Тайваню. Сепаратисткой китайской провинции предоставят вооружений на 1,83 миллиарда долларов. Речь идет о продаже двух американских фрегатов, противотанковых ракет, штурмовиков и другого оборудования.  Китай назвал действия США недружественным актом.

Отношения с Евросоюзом

Отношения Вашингтона с ЕС в 2015 году не изменили свой вектор, однако некоторые аспекты стали ярко выраженными. Миграционный кризис в Европе, спровоцированный с негласного одобрения американских элит, значительно усложнил и без того напряженную социально-политическую обстановку в европейских странах. Сильнее всего это отразилось на Германии, являющейся локомотивом нынешней Европы. В целом взаимоотношения на политическом и экономическом уровне не сильно отличаются от предыдущих лет: ни одно стратегическое решение не может быть принято европейцами суверенно, без консультаций и давления со стороны американской стороны.

Торможение трансатлантического партнерства

Единственной серьезной неудачей атлантистов в Европе можно назвать торможение подписания договоров о Трансатлантическом торговом и инвестиционном партнерстве. Проекты документов отправлены на доработку. Цель, которую ставят перед собой атлантисты, проталкивая Трансатлантическое партнерство – объединение экономик Европейского Союза и США и переключение Европы в экономическом плане от проектов объединения с континентальной Евразией и Китаем на Северную Америку. Фактически – это создание единого экономического базиса атлантизма, формирование экономического НАТО. Этим соглашение ликвидируется единственный тип суверенитета, которым могла похвастаться Европа –экономический суверенитет.

Транстихоокеанское партнерство

В октябре 2015 года США, Япония и 10 других стран Азиатско-тихоокеанского региона достигли  договоренности о создании нового экономического объединения - Транстихоокеанского партнерства (ТТП), что по сути является продолжением экспансионистской экономической политики Вашингтона, стремящегося любыми путями купировать точки экономического роста, имеющие потенциал выхода из-под контроля гегемона. При этом существенно пострадают и производители на территории США, которые не смогут конкурировать с быстро развивающимися странами АТР, обладающими огромными человеческими ресурсами и растущим техническим потенциалом. В рамках ТТП предполагается поэтапно снизить или полностью отменить пошлины и другие барьеры на пути движения товаров, услуг и капиталов. В договоренности участвуют Австралия, Бруней, Вьетнам, Канада, Малайзия, Мексика, Новая Зеландия, Перу, США, Сингапур, Чили и Япония. Интерес к вступлению в ТТП проявляют Индонезия и Южная Корея. Получается, что в случае подписания официального соглашения, будет сделан еще один шаг в сторону размывания границ и глобализации, являющейся одной из основных целей либеральной элиты.

Сбой в элитах

На фоне деградации политических элит, являющихся сторонниками отмирающей гегемонии, растет разочарованность средних американцев нынешним внутри- и внешнеполитическим курсом и либеральными ценностями в целом. Внутренний протест американского общества и недовольство курсом глобалистских элит обозначался в работах таких исследователей, как Патрик Бьюкенен, однако в 2015 году этот процесс вышел на качественно новый уровень. Воплощением этого явления стала фигура Дональда Трампа – кандидата в президенты США, неожиданно для многих экспертов показавшего превосходные результаты в ходе предвыборной гонки.

Middle American против либеральных элит

Будучи долларовым миллиардером, а значит не нуждающимся в спонсорах для своей предвыборной компании, и не принадлежа к таким влиятельным глобалистским группам, какCFR и неоконы, Дональд Трамп является выразителем чувств так называемых «middleamericans» - среднего класса США, являющегося носителем традиционных для этого государства ценностей. По сути, Трамп является локомотивом антигегемонии внутри США. На фоне деградации элит, руководивших страной на протяжении XX  и начала XXI   вв., поднимается тот самый средний класс, недовольный внутренней и внешней политикой Вашингтона и либеральных элит. Именно эта сила является выразителем идеи многополярности внутри Соединенных Штатов и будет возглавлять этот полюс силы, когда многополярность окончательно оформится.

Прогноз на 2016 год

Неудачи во внутренней и внешней политике

Администрация Барака Обамы, заканчивающего свой второй президентский срок, не сможет повлиять на процесс разложения гегемонии. Недовольство населения внутри страны будет разжигаться нарастающими проблемами в социальной и экономической сфере, в то время как на международной арене США продолжат терять свой вес на фоне усиления других центров многополярного мира, и в первую очередь стран БРИКС. Вполне возможен перелом в конфликтах в Йемене, Сирии, что негативно отразится на положении Соединенных Штатов как гегемона. Укрепление России как военной державы, Китая и Индии как экономических лидеров, также скажется на положении Вашингтона. Вероятен и окончательный развал Украины, что может лишить США сильного рычага давления на Москву и ЕС.

Новый президент

Главным политическим событием события в 2016 году станут президентские выборы. Несмотря на растущую популярность Дональда Трампа и кристаллизацию новой политической силы внутри страны, с высокой долей вероятности победит кандидат от Демократической партии Хиллари Клинтон. Механизмы достижения этой цели могут быть разнообразными. Вероятнее всего, политические силы консолидируют все имеющиеся у них информационные ресурсы (в США подавляющая часть СМИ находится именно в руках либералов и глобалистов) с тем, чтобы дискредитировать Дональда Трампа в глазах общественности накануне выборов. В результате безальтернативного по сути голосования победит Хиллари Клинтон, которая станет первой женщиной-президентом Соединенных Штатов. Именно она является выразителем и проводником интересов либеральной транснациональной элиты, следовательно США продолжат действовать в том же ключе, в котором они действовали в 2015 году.

Преемственность курса

На внешнеполитической арене Соединенные Штаты продолжат курс на дальнейшую хаотизацию мировой системы. Конфликты, появившиеся ранее, не будут решены и продолжат развиваться. В зону нестабильности будут втянуты новые регионы и государства, с высокой долей вероятности возможны различные кризисы и конфликты в Европе и Средней Азии.

Соединенные Штаты продолжат противостояние с Китаем в Южно-Китайском море. Вероятно потепление отношений с Вьетнамом, который американцы попытаются подключить к формируемому блоку Тайваня, Филиппин и Японии.

До проведения президентских выборов США постараются продавить заключение договоров о формировании Трансатлантического партнерства для того, чтобы в условиях нарастающего противостояния со странами БРИКС экономически полностью подчинить Европу единственному глобальному центру силы.

Внутри страны также будет продолжен процесс размывания общества, уничтожения традиции и продвижения либеральной повестки дня.  Целью действий элит на обоих направлениях будет сохранение гегемонии и подавление противников – полюсов многополярного мира в глобальной перспективе и «Middle Аmericans» внутри страны.

Средний класс против глобальных элит

Действия политических элит Соединенных Штатов приведут к росту недовольства среди простых американцев, являющихся ядром общества и носителями традиционных для США ценностей. Несмотря на вероятное поражение Дональда Трампа и его сторонников на президентских выборах, в 2016 году продолжится усиление и кристаллизация среднего класса как реальной политической силы внутри страны. Ускорять этот процесс будут регулярные попытки властей атаковать права и свободы граждан, такие как право на хранение стрелкового оружия (2-я поправка к Конституции), свободу слова и совести. Немаловажным фактором будет и усиление давления на религиозные (в первую очередь христианские) группы и традиционные ценности, такие как брак и семья. Нежелание подавляющего большинства «Middle Americans» встраиваться в систему, предлагаемую, элитами, в конечном итоге приведет к полному разрушению вертикальных связей в обществе, что закончится глубоким политическим кризисом. В оформляющемся многополярном мире именно средний класс американского общества встанет во главе североамериканского полюса силы.

Латинская Америка

В 2015 г. в геополитике Южной и Центральной Америке произошли несколько серьезных событий, которые показывают возможное возвращение контроля Вашингтона над этим регионом. Если боливарианское движение слева и суверенисты справа с конца 90-х гг. пытались превратить Латинскую Америку в самостоятельный коллективный субъект мировой политики и избавиться от унизительного клише «задний двор США», то текущие тенденции показывают определенный кризис в самостоятельной политике не только ключевых игроков, но и большинства стран Латинской Америки.

Показательно, что поражение со стороны либерально-ориентированных сил было нанесено на обоих флангах – в Венесуэле на парламентских выборах в декабре 2015 г. победил блок правых сил, ориентированных на тесную связь с США, а в Аргентине на президентских выборах победил бизнесмен-политик либерального направления Маурисио Макри, с небольшим отрывом опередив преемника Кристины Киршнер.

К этому можно добавить углубляющийся социально-политический кризис в Бразилии, где была осуществлена попытка ипмичмента президенту Дилме Руссефф, но она была признана нелегитимной. Тем не менее, на фоне коррупционного скандала с компанией «Петробрас» и сильного неолиберального лобби в масс-медиа вместе с внутренними манипуляциями со стороны ряда советников Руссефф из числа троцкистов, положение социально-ориентированных и консервативных сил в Бразилии выглядит довольно шатким.

Дополнительно к этому, США укрепили свое экономическое влияние, через втягивание в Транс-Тихоокеанское партнерство Мексики, Перу и Чили. Колумбия является наиболее вероятным претендентом на вступление из числа стран Латинской Америки, так как находится в стадии переговоров с США и традиционно следует в фарватере Вашингтона.

Кроме того, через этот проект США хотят ослабить латиноамериканскую интеграцию, а также снизить темпы сотрудничества всех стран региона с Россией и Китаем, которое в последние годы было довольно эффективным.

Тем не менее, ряд государств продолжает проведение своего курса, что показывает их значительные дипломатические успехи.

Саммиты и их последствия

В Панаме в апреле 2015 г. прошел 7-й Саммит Америк. Участникам саммита не удалось достичь полного консенсуса по всем темам обсуждений, а по итогам саммита не было опубликовано ни одной совместной декларации. Это произошло по причине кардинально противоположных позиций – с одной стороны США и их сателлитов, а с другой государств, ориентирующихся на самобытное развитие. Куба впервые участвовала в этом мероприятии, где Рауль Кастро и Барак Обама пожали друг другу руки.

В столице Парагвая прошел саммит объединения Меркосур. Парагвай и Уругвай выступали за усиление сотрудничества с развитыми странами, особенно с ЕС. Определенным достижением является то, что страны Меркосура начнут координировать свою активность с другими интеграционными проектами Латинской Америки - Унасур и СЕЛАК.

Все три проекта носят прагматический характер, направленный на создание общего политического и экономического пространства Латинской Америки.

В Брюсселе 10-12 июня состоялся саммит СЕЛАК — ЕС, где представители стран Латинской Америки довольно жестко отстаивали свою позицию по ряду вопросов, что говорит о растущем весе латиноамериканской дипломатии в целом. Успешное участие Кубы в переговорном процессе между ФАРК и правительством Колумбии в качестве посредника подтверждает эту тенденцию.

Накануне открытия саммита международная организация, занимающаяся проблемами миграции населения (OIM), опубликовала данные, согласно которым число иммигрантов, прибывающих из Европы в страны ЛАКБ, впервые превысило количество тех, кто традиционно следовал в обратном направлении.

Между тем, саммит стал возможностью для стран ЕС начать более интенсивную работу в Южной Америке, чем воспользовалась Германия - возможный проект трансокеанской железной дороги уже был предложен Берлином.

Съезд Унасур и Лиги арабских государств, прошедший в октябре 2015 г. в Эр-Рияде показывает тенденцию на более тесное сотрудничество латиноамериканских стран с арабскими государствами. Вероятно, что монархии Персидского залива в 2016 г. будут пытаться проводить финансовые интервенции в Латинскую Америку, пытаясь конкурировать с Китаем.

27 января состоится съезд СЕЛАК в Кито, где на повестке дня будет борьба с неравенством, что вписывается как в либеральную парадигму в стиле «Целей тысячелетия» ООН, так и отвечает интересам стран региона.

Блок ALBA

Куба не изменила внутренней политики, хотя страна крайне нуждается в улучшении экономической ситуации. В 2015 г. были полностью восстановлены дипломатические отношения между Вашингтоном и Гаваной, включая открытие дипломатических представительств и визиты высокопоставленных лиц. Показательно, что санкции США против Кубы были сняты не полностью, а лишь частично, что показывает намерения Вашингтона сохранять жесткую линию по ряду принципиальных вопросов.

Тем не менее, несмотря не некоторую либерализацию, Куба сохраняет тесные отношения с социалистическими правительствами не только региона, но также Азии и Африки, а также Российской Федерацией.

В 2016 г. продолжится взаимодействие с традиционными партнерами Республики Кубы. Гавана будет искать пути решения своих экономических проблем на фоне смягчения санкций со стороны США.

Венесуэла после парламентских выборов вошла в период политической нестабильности, которая грозит конституционным кризисом и массовыми беспорядками. Парламентское большинство после выборов в декабре 2015 г. представляют правые силы, ориентированные на США. В начале 2016 г. вопреки распоряжению Верховного трибунала юстиции были приведены к присяге несколько депутатов, чья законность оспаривалась со стороны Объединенной социалистической партии Венесуэлы.

Похоже, что наиболее прочные позиции из блока ALBA на континенте удерживает Боливия – опросы в 2015 г. показали, что большинство граждан отдают предпочтение действующему президенту Эво Моралесу и не против его очередного переизбрания на третий срок, что официально было разрешено парламентом. В феврале должен состояться показательный референдум по этому вопросу.

Боливия активно расширяет сотрудничество с Россией и Китаем. В первом случае взаимодействие идет по энергетическим проектам. В октябре 2015 г. было заявлено, что в г. Эль-Альто будет создан центр по изучению и развитию ядерных технологий. Работы будут производиться при технологической помощи России, а на строительство уйдёт четыре года. Кроме того, в провинции Санта-Крус было обнаружено крупное месторожение нефти, которое позволит увеличить запасы нефти страны почти в три раза.

Китай традиционно обеспечивает Боливию кредитами на инфраструктурные проекты и поддержку национальной валюты.

Хотя в 2015 г. в Боливии прошли широкие акции протеста шахтеров, ситуацию в стране удалось нормализовать.

Также в ушедшем году был выслан посол США в Боливии, что Эво Моралес назвал важным шагом на пути укрепления демократии.

Попытки вернуть себе выход к морю, потерянный Боливией в 1904 г. легальным путем, неожиданно закончились успехом. После подачи претензий в Гаагский международный суд заявка Боливии была удовлетворена, а после отклонения предварительного возражения Чили судопроизводство по существу дела было возобновлено. Теперь подготовка чилийского контрмеморандума будет длиться до 25 июля 2016 года.

В Эквадоре несколько ухудшились экономические показатели из-за падения цен на нефть, хотя социальная политика в целом была конструктивной. Следующий год станет решающим в определении будущих кандидатов на президентских выборах, которые состоятся в 2017 г. Рафаель Корреа не может более баллотироваться, и вынужден искать достойного преемника.

Наиболее тяжелое положение будет у Венесуэлы. С падением цен на нефть и санкциями со стороны США правительство будет пытаться найти решения, которые бы не затрагивали уменьшение социальных расходов. Правая оппозиция, наоборот, будет критиковать любые действия блока объединенных социалистов, обвиняя их во всех проблемах. Возможные саботажи и диверсии, которые неоднократно проводились ранее на стратегически важных объектах, будут подливать масла в огонь. В результате в Каракасе и ряде регионов могут состояться широкомасштабные акции протеста с проявлением насилия.

Аргентина и Бразилия – двигатель экономики Латинской Америки

Не менее серьезные испытания ожидают Аргентину и Бразилию. Обе страны находятся под сильным неолиберальным давлением.

Аргентина должна решить проблемы с выплатой долговых обязательств. Так как у страны отсутствуют необходимые ресурсы, ее ожидают очередные реформы, которыми воспользуются Всемирный банк, МВФ и транснациональные корпорации. Возможно, первые кредиты, помогут временно стабилизировать ситуацию, однако, в долгосрочной перспективе это грозит очередной приватизацией стратегических предприятий, а также ударом по социальному сектору – здравоохранению, образованию, дотациям. В итоге страну ждет более глубокий кризис. Но в 2016 г. Макри будет использовать текущую ситуацию как для повышения своего рейтинга, так и для реализации своих бизнес-интересов.

В Бразилии ожидается продолжение рецессии. Текущие цены на нефть не дадут возможности пополнить бюджет, кроме того, правящая Рабочая партия будет продолжать терять кредит доверия от населения. Похоже, что в политическом руководстве не смогут оперативно отреагировать на текущие вызовы новыми конструктивными идеями. Этот шанс будут стараться использовать либералы.

В Бразилии в 2016 г. пройдут летние Олимпийские игры (первые в Латинской Америке), что потребует дополнительного внимания и ресурсов. Это может быть использовано внешними силами для продолжения дестабилизации и диксредитации Дилмы Руссефф.

Без изменений

В Парагвае и Уругвае не произойдет каких-либо серьезных изменений. Обе страны будут пытаться балансировать своими возможностями в текущем контексте. Аналогично можно высказаться о небольших государствах Центральной Америки, которые будут двигаться в фарватере общей геополитической турбулентности. В Чили сохранится относительная стабильность. Эта страна будет продолжать следовать либеральной модели международных отношений.

Две страны Карибского бассейна можно выделить отдельно – это Мексика и Колумбия, так как их объединяют проблемы с высоким уровнем преступности.

В июне 2015 г. прошли парламентские выборы в Мексике, где победу одержала правящая Институционно-революционная партия. Президентом страны также является представитель этой партии Энрике Пенья Ньето, который будет находиться на посту главы республики до конца 2018 г., поэтому каких-либо кардинальных изменений не предвидится.

Традиционно продолжатся так называемые нарко-войны, инициированные еще при президенте Фелипе Кальдороне при подачи США.

Вашингтон будет использовать нарко-трафик в своих целях, закрывая глаза на многочисленные убийства и нарушения прав человека в этой стране, которая имеет общую с США границу. Поток нелегальных мигрантов будет и далее идти в США через Мексику из стран Южной Америки.

В Колумбии также сохранится напряженность. Хотя переговорный процесс с ФАРК имеет определенные успехи, в ряде мегаполисов этой страны действуют крупные банды, связанные с накробизнесом. Вряд ли их удастся полностью искоренить в 2016 г.

Где и кого будут избирать в 2016 г.

В 2016 г. состоятся президентские выборы в Никарагуа. Поскольку согласно законодательству нет ограничений на пребывание на посту президента, скорее всего Даниель Ортега снова будет баллотироваться. Есть большая вероятность, что санданисты смогут победить на этих выборах, что означает немедленную реакцию США и стимулирование оппозиции на проведения акций протеста. Вашингтону выгодно использовать любой повод для дестабилизации в стране, так как сейчас проходит строительство дополнительного канала, который станет альтернативой Панамскому. Наиболее заинтересованным актором в создании дополнительного маршрута является Китай, который, фактически, финансирует работы. Россия также участвует в проекте, но ее роль ограничена.

В апреле 2016 г. состоятся президентские выборы в Перу. В рейтингах лидирует дочь бывшего президента Кейко Фухимори, которая проиграла на прошлых выборах (получила образование в США). Действующий президент Ольянта Умала не может баллотироваться на новый срок. На втором месте известный по прошлым выборам 77-летний бизнесмен Педро Пабло Кучински, который ранее  совмещал с занятием высоких постов в коммерческих компаниях, что навлекло на него обвинения в коррупции. Также имеет опыт работы в МВФ и Всемирном банке. Если в самое ближайшее время не появится дополнительный кандидат от патриотических сил, то, по сути, оба этих кандидата будут продолжать либеральный курс.

Тихоокеанский регион

Основные тенденции 2015 года

Выбор: США или Китай

Австралия и Океания, равно как и Юго-восточная Азия, в 2015 году были по-прежнему подвержены влиянию процессов, характерных для всего Азиатско-тихоокеанского региона. За влияние в этой части планеты борются две основные силы: США и Китай. Именно Пекин и Вашингтон после окончательного оформления многополярного мира станут главными центрами притяжения для этого региона.

Транстихоокеанское партнерство

Одним из важнейших событий для региона в 2015 году стало достижение договоренности о создании нового экономического объединения - Транстихоокеанского партнерства (ТТП). По сути – это не что иное, как продолжение экспансионистской экономической политики Вашингтона, стремящегося любыми путями купировать точки экономического роста, имеющие потенциал выхода из-под контроля гегемона. При этом транснациональные элиты не учитывают позиции американских производителей, которые не смогут конкурировать с быстро развивающимися странами АТР, обладающими огромными человеческими ресурсами и растущим техническим потенциалом. В рамках ТТП предполагается поэтапно снизить или полностью отменить пошлины и другие барьеры на пути движения товаров, услуг и капиталов. В договоренности участвуют Австралия, Бруней, Вьетнам, Канада, Малайзия, Мексика, Новая Зеландия, Перу, США, Сингапур, Чили и Япония. Интерес к вступлению в ТТП проявляют Индонезия и Южная Корея. В случае подписания официального соглашения, будет сделан еще один шаг в сторону размывания границ и глобализации, являющейся одной из основных целей либеральной элиты.

Выборы в Сингапуре: успех консерваторов

В 2015 году прошли важные для Сингапура выборы. Государство, на протяжении десятилетий показывающее превосходную динамику экономического роста, проявило себя как стабильное общество на состоявшихся в конце года выборах: партия “Народное действие”, созданная Ли Куаном Ю, стоявшим у истоков сингапурской государственности, получила 83 из 89 мест в парламенте  страны. В данный момент премьер-министром Сингапура является Ли Сяньлун, старший сын Ли Куана Ю. Лидирующая оппозиционная партия, придерживающаяся либеральной идеологии, получила оставшиеся 6 мест. Иными словами, сингапурское общество продемонстрировало единодушие в приверженности традиционным ценностям, заложенным основателями современного государства.

Выборы в Мьянме: победа либералов

Выборы в Мьянме, напротив, продемонстрировали противоположную Сингапуру тенденцию: на парламентских выборах победила «Национальная лига за демократию». Хотя это не означает немедленное отстранение от управления страной военного руководства, тренд на постепенную смену режима в этоq стране очевиден.

Государство, граничащее одновременно с Индией и Китаем и имеющее собственный выход в Индийский океан, имеет важное значение для многих игроков. В первую очередь для США. Поражение консервативной «Партии солидарности и развития союза» на выборах может свидетельствовать об активизации проамериканских сил и спецслужб США на этом направлении.

С другой стороны, лидер «Национальной лиги за демократию» Аун Сан Су Чжи незадолго до выборов посетила Китай, где встретилась с высшим политическим руководством этой страны. Учитывая непростые китайско-мьянманские отношения последних лет, многие аналитики не исключают, что Пекин также оказал поддержку оппозиционной партии в пику правящей Мьянмой военной хунте.

В региональной конкуренции между Индией и Китаем Мьянма выбрала в качестве приоритета ориентацию на Дели. В 2013 году Индия предоставила Мьянме кредит на 500 млн.долларов. В 2016 году должно завершиться строительство транспортного коридора, который свяжет Индию и Тайланд через Мьянму.

В немалой степени то, как дальше будут развиваться события в стране и в регионе в целом, зависит от Китая. Индо-китайские противоречия могут использовать внерегиональные силы, нацеленные на ослабление многополярной альтернативы однополярной гегемонии США. Политический поворот Мьянмы может послужить толчком к эскалации нестабильности в регионе, главным бенефициаром которой станут транснациональные либеральные элиты, заинтересованные в дестабилизации полюсов многополярного мира (в данном случае – Индии и Китая).

Милитаризация региона

Вьетнам получил в распоряжение шесть российских подлодок класса «Кило». Помимо этого, Ханой в 2015 году делал ряд заявлений о намерении развивать военное и, в частности, военно-морское, сотрудничество с Вашингтоном. Другой региональный игрок, Индонезия, также заявила о том, что в ближайшем будущем планирует приобрести несколько подводных лодок российского производства с тем, чтобы усилить свое военное присутствие. Аналогичные намерения озвучивало и руководство Тайланда. Помимо этого, свои военные бюджеты наращивают и такие крупные игроки, как Австралия и Япония.

В немалой степени это связано с неразрешенным конфликтом относительно принадлежности островов Спратли в Южно-Китайском море. Возведение на них китайской военной инфраструктуры толкает страны региона в сторону более тесного сближения с США.

Япония: милитаризация и национализм

Токио в минувшем году продолжил линию на военное сближение в США. В 2015 году был подписан новый договор о военном союзе между Японией и США (по сути, первое серьезное изменение договора 1960 года, подписанного Нобусукэ Киси - дедом нынешнего японского премьер-министра Синдзо Абэ), по которому Япония получила право защищать региональных союзников, которые подверглись нападению. Благодаря такой формулировке теперь японские оборонные системы смогут перехватывать ракеты, выпущенные по территории США. Очевидно, что в качестве потенциального противника в данном сценарии выступает Северная Корея и, возможно, Китай. Важно отметить, что одобрение японским парламентом этого соглашения фактически означает пересмотр всей военной доктрины государства. Летом 2015 года соответствующие поправки в законодательство страны были приняты парламентом. Если раньше Токио мог только обороняться, отвечая на агрессию извне, то теперь военная сила может быть применена для защиты «союзников». Помимо этого, японское правительство приняло решение интенсифицировать участие в миротворческих операциях по всему миру. Также в 2015 году был одобрен рекордно высокий военный бюджет (42,1 млрд. долларов). Продолжилось укрепление южных рубежей, где у Токио есть территориальные споры с Пекином. Также продолжается строительство субмарины типа «Сорю» - одной из крупнейших в мире.

Милитаризация страны была негативно встречена многими кругами населения. По опросам общественного мнения большинство жителей Японских островов выступают против этого решения. Одной из движущих сил протеста стало студенческая структура SEALD (Students Emergency Action for Liberal Democracy). Показательно, что ряд черт сформированного в ходе манифестаций протестного движения – опора на молодежь, ультралиберальная риторика, обвинение Абэ в национализме, перенесение внимания с опасности использования японских вооруженных сил в интересах США на размытый «пацифизм», широкое использование клише и методов характерных для цветных революций в других регионах планеты, свидетельствуют о том, что атлантисты пытаются контролировать ситуацию в стране, управляя, в том числе, и протестным движением.

Абэ, который в определенный момент может стать слишком самостоятельным, атлантисты шантажируют угрозой цветной революции.

Радикальный ислам в Индонезии и на Филиппинах

Индонезия и Филиппины продолжили борьбу с группировками исламских экстремистов, скрывающихся в джунглях островов. Особое значение рост влияния исламского радикализма имеет для Индонезии, самой крупной исламской страны мира. Напомним, что в 2014 году Индонезия стала единственной страной мира за пределами самопровозглашенного Халифата, где прошли открытые демонстрации в поддержку ИГИЛ. Индонезийские боевики сделали в прошлом году несколько заявлений. Деятельность индонезийских спецслужб свидетельствует, что они опасаются серьезных терактов под знаменем ИГИЛ в будущем году.

Миграционный кризис

В 2015 году страны региона столкнулись с миграционным кризисом, связанным с переселением нескольких десятков тысяч представителей народности рохинья (Rohingya people) из Мьянмы и Бангладеша. Мусульмане рохинья являются гражданами второго сорта в буддисткой Мьянме, их стараются переселить в другие страны, прежде всего, в Тайланд, Малайзию, Индонезию и на Филиппины. Предполагается, что за несколько месяцев 2015 года нелегальные перевозчики переправили более 25 тысяч рохинья и присоединившихся к ним других мигрантов. Точная цифра мигрантов переселившихся за год неизвестна. Только в Бангладеш прибыло более 32 000 рохинья, которых власти страны решили поселить на отдаленном острове. Несколько сотен утонули в Малаккском проливе и Андаманском море.

Прибытие иностранцев вызвало массовые митинги протеста местного населения и способствует дестабилизации обстановки в странах Юго-Восточной Азии. Как и в Европе, Соединенные Штаты настаивают на принятии беженцев странами региона, однако большинство государств отказываются предоставить мигрантам из Мьянмы долговременное убежище.

Австралия при Тони Эбботе в 2015 году продолжила политику «остановки лодок» (stop the boats) с мигрантами, преимущественно из стран Океании и Юго-Восточной Азии. Их отлавливали вблизи австралийского побережья и отправляли в специальные лагеря в соседних странах, прежде всего, на Папуа-Новую Гвинею.

Австралия

Австралия является ключевым государством в южной части Азиатско-тихоокеанского региона. Будучи частью англо-саксонского мира, это государство, безусловно, является союзником США и проводит проамериканскую политику по всем основным вопросам, в 2015 году эта тенденция сохранилась. Был подписан крупный торговый договор с Японией, снижающий ввозные пошлины на высокотехнологичную продукцию. Токио, со своей стороны, сделал то же самое для австралийской сельхозпродукции. Помимо этого, отмечались попытки интенсификации торговых отношений с Китаем, однако давление со стороны Вашингтона и тенденциозность большинства СМИ не давали развиться этой тенденции. Летом 2015 года руководство Австралии объявило о планах развития и укрепления ВМФ и ВВС страны. В частности, было объявлено о программе строительства новых военных судов. Военный бюджет страны вырос до 32 млрд. долларов. Многие члены армейского руководства Австралии с помощью СМИ сделали ряд заявлений о том, что австралийская армия нуждается в численном увеличении личного состава и модернизации вооружения.

В 2015 году обозначилась тенденция ослабления связей между Австралией и ее соседкой Новой Зеландией с одной стороны, и Великобританией с другой. 15 сентября 2015 года премьер-министром Австралии стал Малкольм Тернбулл. Он сменил на этом посту и на должности лидера либеральной партии Тони Эббота, известного своей радикальной антироссийской позицией. Нынешнее руководство Австралии более сдержано в заявлениях, хотя в целом проводит ту же самую политику.

В отличие от сторонника конституционной монархии Эббота (формальным главой государства до сих пор является английская королева), Тернбулл в прошлом был известен как сторонник превращения Австралии в республику, хотя и не настаивает на немедленном осуществлении своих планов.

Новая Зеландия начала в 2015 году процесс по смене флага страны. На референдуме в ноябре-декабре 2015 года была выбрана альтернатива существующему флагу, в верхней левой части которого расположен флаг Великобритании. Предполагается, что в 2016 году жители страны должны выбрать между флагом с британской колониальной символикой и знаменем, где указание на прежнюю принадлежность страны Великобритании отсутствует.

Прогноз на 2016 год

Дихотомия Китай - США

В наступившем году страны региона еще сильнее почувствуют на себе рост противоречий между Вашингтоном и Пекином. Несмотря на то, что китайское руководство, в свете ослабления экономики, вряд ли будет предпринимать резкие шаги в текущем году, оно продолжит укреплять свои позиции как в Юго-восточной Азии, так и в Австралии и Океании. Этот процесс будет встречать противодействие со стороны Вашингтона, считающего этот регион одним из ключевых для удержания статуса гегемона. Государствам, замешанным в этом многоуровневом противоборстве двух сверхдержав, все труднее будет лавировать и сохранять видимость нейтралитета. Оформление многополярного мира продолжит усиливаться, а значит и странам региона нужно будет выбрать, какой полюс силы считать приоритетным.

Милитаризация региона

Рост военных бюджетов основных региональных игроков, продолжение конфронтации Пекина и Вашингтона, а также усиление милитаристских настроений в Японии стимулируют военные траты в 2016 году. Множество территориальных конфликтов также будет способствовать усилению милитаристских настроений в странах данного региона. Важно отметить, что подавляющее большинство государств не обладает необходимой производственной базой для создания современных типов вооружений. А значит в 2016 году в регионе усилится конкуренция лидеров оружейного рынка, в первую очередь России и США за право вооружить те или иные страны.

Азиатский банк инфраструктурных инвестиций

В январе 2016 года пройдет первое заседания совета управляющих Азиатского банка инфраструктурных инвестиций, призванного стать альтернативой Международному валютному фонду. Китай, Россия и Индия являются тремя крупнейшими акционерами нового финансового института. По сути, данное событие будет означать реальные шаги по деконструкции финансовой гегемонии Запада. Подавляющее большинство региональных игроков также приняли участие в создании АБИИ, а значит финансовые реалии этих государств изменятся в первую очередь. Это будет означать новый виток оформления многополярного мира.

Усиление радикального исламизма

Продолжится тренд усиление радикальных исламистских организаций. В первую очередь, речь идет об отделениях ИГИЛ. Стоит ожидать терактов на Филиппинах, Индонезии, Малайзии, Таиланде, Австралии.

Миграционный кризис

Продолжится миграционный кризис. Проблема с рохинья не решится, а к ней добавятся новые волны переселенцев. Это вызовет националистическую реакцию, в первую очередь, в немусульманских странах, таких как Тайланд, где мусульманские переселенцы, прежде всего, уйгуры, уже угрожают безопасности страны. В частности уйгурами были произведены теракты в Бангкоке 18 августа 2015 года. Кроме этого на юге страны традиционно действуют мусульманские радикальные группировки.

Республиканские тенденции в Австралии и Новой Зеландии

Австралия и Новая Зеладия продолжат политику по отдалению от Великобритании. Новая Зеландия в 2016 году окончательно уберет Юнион Джек с национального флага. Австралия уменьшит активность в рамках Британского Содружества Наций, сосредоточившись на лавировании между США и Китаем. Вероятно, что впервые за долгое время снова будет поставлен вопрос о форме правления в Австралии.

Послесловие

Главным глобальным трендом 2016 года станет ослабление гегемонии Соединенных Штатов на фоне усиления кризисных процессов во всей мировой системе. Смена прежней однополярной модели на многополярную не произойдет в одночасье. Этот сложный процесс будет сопровождаться усилением нестабильности в мире, борьбой региональных держав за сферы влияния, новыми войнами и конфликтами.

Главный вызов Соединенным Штатам будет брошен на ближневосточном направлении, прежде всего в Сирии. Эта страна останется в центре глобальной политики в 2016 году. Именно Ближний Восток и в целом весь исламский мир станут наиболее конфликтной зоной, где произойдет наложение друг на друга глобальных и региональных противоречий, таких как: борьба между США и их союзниками и блоком стран БРИКС и Ираном, саудовско-иранские и шире суннитско-шиитские противоречия, ведущие к глобальной межисламской гражданской войне (фитна), оформление новых сетевых субьектов мировой политики, сочетающих трайбалистское, премодернистское, национальное модернистское и транснациональное постмодернистское измерения (ИГИЛ). Глобальный исламистский террористический фронт вновь заявит о себе. На этот раз под флагом ИГИЛ. Как правило, его действия будут соответствовать глобальной цели США на усиление хаотизации в мировой системе.

В стремлении сохранить собственную гегемонию, Соединенные Штаты продолжат реализацию стратегии управляемого хаоса. Наиболее вероятные кандидаты на дестабилизацию – Ближний Восток, периферийные зоны Римланда Евразии (Балканы, Украина, Северный Кавказ и Закавказье, Средняя Азия, Афганистан и Пакистан), Бразилия, Индия и Южная Африка. В последних трех государствах наиболее вероятно использование стратегий цветных революций в сочетании с вооруженными действиями паравоенных формирований.

Китай, несмотря на усиление соперничества с США, ожидают меньшие трудности, чем другие страны БРИКС. В значительной степени это связано с устойчивостью китайской государственной системы. США попытаются использовать индийско-китайские противоречия для ослабления обеих держав.

Второй после исламского мира регион с наибольшим конфликтным потенциалом – Черная Африка. Сохранение старых и возникновение новых войн и конфликтов, рост исламского экстремизма приведут к усилению миграционных потоков в сторону Южной Африки и европейских стран, что еще сильнее скажется на усилении межэтнических противоречий в странах Европы и на росте антилиберальных настроений в этих странах.

Главной проблемой американской гегемонии в настоящее время является дефицит смыслов. Соединенные Штаты не могу предложить ни себе, ни миру новый и положительный образ будущего. То, что ранее являлось преимуществом США, ныне слабое звено ее внешней политики. Все внешнеполитическая риторика США в целом негативна, построена на отрицании существующих режимов, трендов и процессов, но взамен американцы не предлагают ничего. В результате в зонах конфликта смысловой вакуум заполняется паразитическими структурами типа ИГИЛ.

Смысловой кризис американской гегемонии открывает окно возможностей для других мировых цивилизаций. Борьба за смыслы станет главной составляющей геополитики будущего. Предложение альтернатив глобального развития, равно как и мировоззренческих и идеологических альтернатив либерализму со стороны различных цивилизационных центров будет в большей степени определять мировую политику, нежели борьба за ресурсы и территории.