Выбор редакции

Странный феномен, к которому привыкли

Теперь в системе образования измеряют ее валовой продукт в «компетенциях». Это, как считает начальство, повышает образовательный уровень российской нации. Однако эмпирически наблюдаются все новые патологии. Я за эти дни побывал на двух секциях Московского экономического форума и сидел на госэкзамене в МГУ (уже в третий раз). На МЭФ выступали самые компетентные экономисты и пр., но в большинстве выступлений удивляли странные разрывы в самой примитивной логике. Как будто инопланетяне прилетели и делают доклады об экономике неведомых нам планетах. Невозможно поверить, что это они нарочно. Что произошло?
Тогда же, 6 марта 2016 г. министр сельского хозяйства в интервью НТВ заявил: «Мы делаем ставку на фермерское движение. И я считаю, что это настоящее и будущее АПК России. И мы видим, как фермерские хозяйства, семейные фермы во многом как раз этот рост и обеспечивают. Фермеры дают 10% от товарной продукции. Это только начало… Я уверен, с каждым годом они будут прибавлять».
Он даже сделал прогноз о соотношении производства между «крупными холдингами, крупными комплексами» и фермерами: «примерно доля будет 70 на 30, может быть, 60 на 40».
Скорее всего, эти расчеты и прогнозы сделали экономисты министерства, а не сам министр. Но не сказано, какие индикаторы использовали и по каким критериям сделали вывод, что надо «делать ставку на фермерское движение»? Пока что из данных Росстата видно, что фермерский сектор достиг потолка своих возможности, и «делать ставку на фермерское движение» – утопия.
Простым и прозрачным индикатором может служить величина посевных площадей, на которой сельскохозяйственные организации, в которые были преобразованы прежние колхозы и совхозы, и фермеры производят одинаковое количество валовой сельскохозяйственной продукции. За единицу этого количества можно взять 1% совокупного валового продукта всех категорий хозяйств.
Например, в 2010 г. организации использовали посевную площадь размером 56 млн га, и с этой площади получили 44,5% всей продукции сельского хозяйства России. А фермеры в том году использовали 15,6 млн га посевной площади и получили 7,2% всей продукции сельского хозяйства. Таким образом, организации для производства 1% валовой продукции использовали 1,26 га посевной площади, а фермеры – 2,17 га. Эффективность использования земли (посевной площади) у сельскохозяйственных организаций была в 1,72 раза выше, чем у фермеров.
И после этого улучшений у фермеров не произошло. В 2014 г. организации с 55,3 млн га получили 49,5% продукции сельского хозяйства России, а фермеры с 19,73 млн га получили 10% продукции. То есть, эффективность использования земли (посевной площади) организациями была в 1,76 раза выше. Есть графики с 1992 по 2014 гг., лень их вставлять, и по двум точкам видно.
При этом фермеры в основном специализируются на производстве зерна, это менее трудоемкая и более рентабельная подотрасль, чем выполнять цикл производства кормовых культур и животноводства.
Начало фермерству было положено в 1992 г., стабильное производство было налажено к 1995 г. С тех пор тренд не меняется – колхозы и совхозы, пережившие разрушительные трансформации в ОАО и другие «организации», – используют землю гораздо более эффективно, чем фермерские хозяйства.
Зачем «делать ставку» на уклад, который за 24 года не встал на ноги, хотя получил значительную долю ресурсов, изъятых у колхозов и совхозов. Зачем это противопоставление элементов одной системы, вместо того, чтобы искать кооперативный эффект?
Но это привожу как пример, а главная тревога в том, что студенты, проучившиеся в МГУ 5 лет (а теперь 4 года) – отличники и со всеми «компетенциями» – отвечают на простые вопросы с разрывами логики того же типа, как у министра сельского хозяйства. Многие студенты прекрасно отвечают на вопрос билета, поражаешься их памяти и риторике. Но спросишь: как эти прекрасные концепции воплощаются в реальности – в данный период и в тех местах, которые нам все время показывают по телевидению? Полный ступор. Невозможно это объяснить – они все это знают, в принципе могут набрать десяток вариантов и эпизодов. Нет, не могут ничего выдавить – произошел разрыв между «теоретическим» знанием и здравым смыслом или обыденным опытом.
Тут не они виноваты и не преподаватели. Как будто с неба кто-то каким-то пыльным мешком нас треснул по головам. Я читал у одного философа, что такие разрывы и пр. возникали, когда у населения пропадал привычный «образ будущего».
Вот феномен!