Выбор редакции

Запретные работы К. Маркса и Ф. Энгельса. Часть 10. Англия



Из тома №8. Прекрасно раскрыта политика англосаксов в XIX веке.
I

Английским вигам решительно не везет. Не успел еще Пальмерстон получить отставку за то, что он «оставил Англию без единого союзника, без единого друга на европейском континенте», не успел еще улечься первый скандал, вызванный этой отставкой, как вся печать подняла шум о войне и извлекла в связи с этим на свет божий целый ворох примеров плохого управления военным и морским ведомствами, вполне достаточных, чтобы погубить не одно министерство.

Уже начиная с 1846 г., различные военные авторитеты обращали внимание страны на возможность вторжения в Англию в случае войны с Францией. Однако опасность такой войны в то время была слишком далека, а донкихотская манера выступления этих первых алармистов вызывала только смех. Особенно выделялся генерал Хед, создавший себе в то время не очень завидную славу своими постоянными воззваниями к нации об усилении средств национальной обороны. При этом, конечно, не следует забывать, что старик Веллингтон также считал существующие береговые укрепления совершенно недостаточными.

Государственный переворот Луи-Наполеона неожиданно придал, однако, этим дебатам новое значение. Джон Буль тотчас же сообразил, что французская военная диктатура, пародия на Консульство, по всей вероятности, втянет Францию в войну и что при этих обстоятельствах весьма возможна попытка взять реванш за Ватерлоо. Последние геройские подвиги английских вооруженных сил были не особенно блестящи: в Капской земле кафры беспрестанно одерживали победы, и даже на Невольничьем берегу предпринятая англичанами попытка высадки была, несмотря на европейскую тактику и пушки, отражена безоружными неграми, нанесшими врагу весьма чувствительный удар. Что сталось бы с английскими войсками, если бы им пришлось столкнуться с гораздо более опасными «африканцами», прошедшими алжирскую школу? И кто может поручиться за то, что такой беззастенчивый авантюрист, как Луи Бонапарт, не прибегая к скучным формальностям объявления войны, не появится в одно прекрасное утро у берегов Англии с десятью-двенадцатью паровыми судами, нагруженными до отказа войсками, в сопровождении дюжины линейных кораблей и не предпримет похода на Лондон?

Дело во всяком случае было серьезным. Правительство немедленно издало приказ о сооружении новых батарей у входа в крупные гавани на южном и юго-восточном побережье. Но и публика серьезно отнеслась к этому делу и притом в такой форме, которая грозит оказаться чрезвычайно неприятной для правительства. Были, прежде всего, наведены справки о состоянии наличных вооруженных сил, и оказалось, что в данный момент, если даже совершенно оголить Ирландию, для защиты Великобритании имеется не более 25000 солдат и 36 орудий с запряжками; что же касается флота, то в настоящее время в гаванях нет ни одного сколько-нибудь крупного корабля, готового к отплытию, чтобы помешать высадке. Было обнаружено, что экипировка британских солдат, как это доказала уже война с кафрами, чрезвычайно ограничивает их подвижность и абсолютно непрактична, что их оружие решительно не может сравниться с оружием других европейских армий, что ни один солдат в Англии не имеет ружья, которое хоть в отдаленной степени могло бы сравняться с прусским игольчатым ружьем или с винтовкой французских стрелков и егерей. В интендантстве флота были обнаружены колоссальнейшие скандальные злоупотребления и халатность, и все это было еще невероятно преувеличено алармистами и всякого рода карьеристами.

Это дело, казалось, прежде всего затрагивает лишь английских аристократов, рантье и буржуа, которые в первую очередь пострадали бы от вторжения французов и возможного завоевания. Но не надо забывать, что независимое развитие Англии, медленное, но основательное разрешение путем борьбы развившегося здесь в полной мере противоречия между буржуазией и пролетариатом, имеет первостепенное значение для всего развития Европы. Если даже это своеобразное методическое развитие Англии иной раз и служило временной помехой для побеждавших в отдельные моменты революционеров на континенте, как в 1848 и ранее в 1793 г., все же в основе его гораздо больше революционного содержания, чем во всех этих преходящих потрясениях на континенте, вместе взятых. В то время как завоевание Европы привело к крушению великую французскую революцию, Англия посредством паровой машины революционизировала общество, завоевала мировой рынок, все более и более оттесняла от власти все исторически отжившие классы и подготовляла почву для великой решающей битвы между промышленными капиталистами и промышленными рабочими. Для всего европейского развития имело величайшее значение то обстоятельство, что Наполеону не удалось перебросить из Булони в Фолкстон армию в 150 000 человек и с помощью ветеранов республиканских армий завоевать Англию. В период Реставрации, когда континент был отдан на милость так метко изображенных Беранже мирмидонян легитимизма, в Англии, в старой реакционной партии тори, благодаря уже весьма буржуазному министерству Каннинга, произошел первый большой раскол и началось то постепенное подкапывание под английскую конституцию сначала Каннингом, а затем Пилем, которое беспрерывно продолжается с тех пор и в самом скором времени должно привести к тому, что все гнилое здание с треском обрушится. Это подкапывание под старые английские учреждения и лежащее в основе его постоянное революционизирование английского общества крупной промышленностью спокойно продолжаются, независимо от того, побеждает ли в данный момент на континенте революция или контрреволюция, и это развитие совершается, хотя и медленно, но зато верно и без малейшего попятного движения. Поражение чартистов 10 апреля 1848 г. было исключительно поражением и решительным устранением иностранного политического влияния; не политические потрясения на континенте, а всеобщие торговые кризисы, прямые материальные удары, угрожающие существованию каждого индивида, являются великими двигателями английского развития. И теперь, когда промышленная буржуазия окончательно устраняет от политической власти все традиционные классы и когда вследствие этого обнаруживаются бесспорные симптомы приближения дня решающей битвы между ней и промышленным пролетариатом, — теперь задержка этого развития, покорение, хотя бы и временное, Англии алчными преторианцами 2 декабря имели бы самые печальные последствия для всего европейского движения. Только в Англии промышленность достигла таких размеров, что в ней концентрируются интересы всей нация, все условия жизни всех классов.

Но промышленность — это, с одной стороны, промышленная буржуазия, с другой — промышленный пролетариат, и вокруг этих противостоящих друг другу классов все более группируются все другие составные части нации. Поэтому здесь, где дело идет только о господстве либо промышленный капиталистов, либо промышленных рабочих, именно здесь имеется — коль скоро она уже где-либо существует — та почва, на которой классовая борьба в ее современной форме может быть доведена до конца и где промышленный пролетариат, с одной стороны, обладает силой для завоевания политической власти, а с другой стороны, находит материальные средства, производительные силы, дающие ему возможность произвести полную социальную революцию и окончательно устранить классовые противоречия. И пролетарская партия во всей Европе, разумеется, в высшей степени заинтересована в том, чтобы это направление английского развития, ведущее к крайнему обострению противоречия между обоими промышленными классами и к конечной победе угнетенного класса над господствующим, не было изменено установлением иноземного гнета, чтобы энергия этого развития не была ослаблена и решительный бой не был отложен на неопределенное время. Но каковы возможности вторжения?




Прежде всего, такой страной, как Великобритания, насчитывающей без Ирландии 22 миллиона, а вместе с Ирландией 29 миллионов жителей, нельзя завладеть посредством внезапного нападения. Алармисты приводят пример Карфагена, военно-морские силы и армии которого были распылены по самым отдаленным владениям и который дважды терпел поражение в результате внезапного нападения римлян. Но, не говоря уже о совершенно изменившихся условиях ведения войны, африканская высадка римлян во время второй Пунической войны стала возможной лишь после того, как был уничтожен цвет карфагенской армии в Испании и в Италии, а карфагенский флот был изгнан из Средиземного моря; внезапное нападение было отнюдь не внезапным нападением, а очень солидной военной операцией, которая явилась вполне естественным завершением продолжительной и в конце концов в течение длительного времени успешной для Рима войны. Третью же Пуническую войну едва ли можно назвать войной; это было простое покорение слабейшего противника в десять раз сильнейшим, что-то вроде конфискации Наполеоном Венецианской республики. Но теперь ни Франция не находится в таком положении, в каком она была в 1797 г., ни Англия не похожа на дряхлеющую Венецию.

Наполеон считал необходимым иметь по крайней мере 150000 человек для завоевания Англии. Хотя Англия в то время имела гораздо больше пригодных солдат, чем в настоящее время, но зато у нее было гораздо меньше населения и промышленных ресурсов. Поэтому, как бы ничтожны ни были силы, которыми в данный момент располагают англичане, в настоящее время нужно по крайней мере столько же людей, чтобы завоевать Англию. Одного взгляда на карту достаточно, чтобы увидеть, что любая высадившаяся в Англии армия вторжения должна продвинуться по крайней мере до Тиса, Тайна или даже до Твида. Если она остановится на более близком рубеже, то все ресурсы промышленных округов останутся в руках обороняющихся и ей придется занять против непрерывно возрастающих сил последних позиции, имеющие чрезвычайно мало преимуществ с военной точки зрения и слишком растянутые для тех средств, которыми она располагает. Местность, находящаяся к югу от вышеупомянутых рек, т. е. собственно Англия, насчитывает 16 миллионов жителей, и для обеспечения коммуникаций, для осады, а также оккупации береговых крепостей, для предотвращения неизбежного национального восстания потребуется такое количество войск, что их останется слишком мало для активных операций на границе Шотландии. Нельзя и предположить, чтобы при самом лучшем командовании для завоевания Англии, для подавления восстания внутри страны и ведения регулярной войны в Шотландии и Ирландии потребовалось бы войск меньше, чем 150000 человек.

Допустим, можно стянуть посредством новых наборов и умелого сосредоточения 150000 человек в каком-нибудь пункте северного побережья Франции, но для этого потребуется, по крайней мере, один-два месяца. За это время Англия может частично путем переброски флота Тахо[101] и пароходов из других ближних стоянок, частично путем приведения в боевую готовность находящихся в гаванях разоруженных кораблей сконцентрировать в Ла-Манше довольно внушительные морские силы, а еще через месяц могут прибыть на место все пароходы и часть парусных судов из атлантических стоянок, а также из Мальты и Гибралтара. Следовательно, десантные войска должны были бы высадиться, если и не сразу, то по крайней мере несколькими большими партиями, так как рано или поздно их коммуникации с Францией будут прерваны. Нужно было бы сразу переправить по меньшей мере 50000 человек, а следовательно, всю армию в три приема. При этом для перевозки войск можно было бы лишь в ограниченном количестве или вообще нельзя было бы использовать военные корабли, так как им пришлось бы отражать нападение английского флота. Франция же не сможет в течение шести недель собрать в своих гаванях в Ла-Манше транспортные средства, достаточные для перевозки 50000 человек с необходимой артиллерией и боевыми припасами, даже если она наложит арест на нейтральные суда. Но каждый день промедления с экспедицией является новым преимуществом для Англии, которой нужно только время для концентрации своего флота и для обучения своих рекрутов.

Но если, принимая во внимание английский флот, нельзя высадить 150-тысячную десантную армию более чем в три приема, то, принимая во внимание английские сухопутные силы, никакой серьезный военный деятель не рискнет высадиться в Англии с количеством войск, не превышающим 50000 человек. Мы видели, что даже при благоприятных для вторжения обстоятельствах у англичан остается один-два месяца для подготовки. Надо плохо их знать, чтобы предположить, что за это время они не организуют сухопутную армию, которая без труда сбросит в море авангард в 50000 человек, прежде чем к нему подоспеет помощь. Следует учесть, что посадка на корабли возможна только между Шербуром и Булонью, а высадка только между Островом Уайт и Дувром, т. е. на прибрежной полосе, которая ни в одном месте не отстоит от Лондона настолько, чтобы это расстояние нельзя было пройти за четыре дня хорошего марша. Следует учесть, что посадка и высадка зависят от ветра и приливов, что английский флот в Ла-Манше окажет сопротивление и что между первой и второй высадкой должно будет, вероятно, пройти восемь-десять дней, во всяком случае не меньше четырех дней, так как основная масса войск должна быть перевезена на парусных судах и эти войска надо собирать на всем побережье от Шербура до Булони; ведь не создашь же экспромтом «Булонский лагерь»! При таких условиях едва ли французы рискнут что-нибудь предпринять, пока не будет возможно сразу перебросить по меньшей мере 70000—80000 человек, а для этого надо еще раздобыть транспортные средства, на что опять-таки требуется время. Но так как средства обороны Англии с каждой неделей отсрочки экспедиции будут расти быстрее, чем транспортные средства и средства морской войны неприятеля, то положение нападающих будет становиться все более неблагоприятным; дело очень скоро может дойти до того, что они ничего не смогут предпринять до тех пор, пока не будут в состоянии сразу перевезти 150000 человек, но и эти последние встретят тогда такое сопротивление, что без посылки вслед за ними резерва примерно в 100000 человек их безусловно в конечном счете будет ожидать уничтожение.

Одним словом, завоевание Англии не может быть осуществлено посредством внезапного нападения. Если бы весь континент объединился для этого, то понадобился бы целый год только для создания и доставки транспортных средств — больше времени, чем нужно Англии, чтобы сделать обороноспособными свои берега, чтобы сконцентрировать военно-морские силы, которые превзошли бы все флоты континентальных стран, взятые вместе, и сделали бы невозможным их объединение, чтобы, наконец, собрать такую армию, которая никакому врагу по позволила бы оставаться на английской земле.

Национальное чувство англичан именно в настоящее время сильнее, чем когда-либо после 1815 г., и серьезная опасность вторжения способствовала бы новому, особому подъему этого чувства. К тому же население Великобритании вовсе не чуждо воинских качеств, как его изображают; буржуазия, мелкая буржуазия и пролетариат больших городов, конечно, гораздо хуже умеют обращаться с огнестрельным оружием и поэтому менее приспособлены к гражданской войне, чем соответствующие классы на континенте. Но население в целом в немалой степени проникнуто воинственным духом и в его составе имеются весьма пригодные военные элементы. Нигде нет такого количества охотников и браконьеров, т. е. наполовину подготовленной легкой пехоты, и стрелков; 40000—50000 механиков и рабочих, занятых в машинном производстве, лучше подготовлены для работы в оружейных мастерских, для службы в артиллерии и инженерных войсках, чем такое же количество отборных людей в любом государстве на континенте. Самая местность чуть ли не до самой шотландской границы почти совершенно не приспособлена для военных кампаний крупного масштаба; она носит чрезвычайно пересеченный характер и точно создана для малой войны. И если до сих пор партизанская война сопровождалась успехом только в сравнительно мало населенных странах, то именно Англия, в случае серьезного нападения, могла бы дать доказательство того, что в очень густо населенных местностях, например в почти сплошном лабиринте домов Ланкашира и Западного Йоркшира, эта война может принести еще более значительные результаты.

Что же касается внезапного нападения с целью разграбления богатых портовых городов, разрушения складов и т. д., то в настоящий момент Англия, разумеется, вполне может ему подвергнуться. Об укреплениях едва ли даже стоит говорить. Пока в Спитхеде нет кораблей, можно совершенно спокойно проникнуть до самого входа в Саутгемптонскую гавань и высадить достаточное количество войск, чтобы взыскать с Саутгемптона какую угодно контрибуцию. Вулидж также, по-видимому, может быть в настоящий момент захвачен и разрушен, хотя для этого потребуются большие силы. Ливерпуль защищен только жалкой батареей из 18 железных морских орудий без прицельных приспособлений; эти орудия обслуживаются восемью или десятью артиллеристами и полуротой пехоты. Однако, за исключением Брайтона, все значительные английские приморские города расположены в глубине морских заливов или довольно высоко по течению рек и имеют естественные укрепления в виде песчаных отмелей и скал, с которыми знакомы только местные лоцманы. Кто попытается без лоцмана проложить себе путь по этим узким каналам, через которые большие корабли обыкновенно могут пройти только во время прилива, тот рискует потерять там больше, чем он может рассчитывать вывезти оттуда, и подобные экспедиции, в случае если они встретят некоторое сопротивление и самое незначительное непредвиденное препятствие, могут окончиться так же плачевно, как датская экспедиция против Эккернфёрде в 1849 году. Наоборот, быстрая высадка 10000—20000 человек с пароходов в какой-нибудь сельской местности и непродолжительная, но несомненно обещающая мало положительных результатов грабительская экспедиция против мелких провинциальных городов бесспорно легко осуществима; в настоящее время ей абсолютно невозможно помешать.




Но все эти опасения отпадут сами собой, как только флот Тахо, североамериканская эскадра и часть пароходов, занимающихся преследованием невольничьих кораблей между Бразилией и Африкой, будут отозваны обратно в Англию и в то же время будут приведены в боевую готовность находящиеся в военных гаванях разоруженные корабли. Этого было бы достаточно, чтобы сделать невозможным внезапное нападение и заставить отложить всякую более серьезную попытку вторжения на такой срок, в какой Англия будет иметь время для принятия дальнейших необходимых мер.

Тем не менее тревога будет иметь те хорошие последствия, что прекратится та смешная политика, в силу которой Англия держит в Средиземном море 800, в Атлантическом океане 1000, в Тихом и Индийском океанах по 300 корабельных орудий, в то время как дома ни один корабль не защищает побережья, — политика ведения бесконечных и бесславных войн с неграми и кафрами в то время, когда войска крайне необходимы на родине. Неуклюжая, тяжелая и во всех отношениях устарелая экипировка, а также устарелое вооружение армии; безграничная беззаботность и халатность в военном и морском управлении; принявший угрожающие размеры непотизм, взяточничество и мошенничества в этих ведомствах будут более или менее устранены. Промышленная буржуазия избавится, наконец, от пристрастия к конгрессам и обществам мира, пристрастия, которое дало повод к заслуженным насмешкам над нею и причинило столько ущерба ее политическому прогрессу, а вместе с ним и всему развитию Англии. А если все-таки дело дойдет до войны, то по известной, особенно сверкающей сейчас иронии всемирной истории очень легко может случиться, что гг. Кобден и Брайт в их двоякой роли членов Общества мира и — в ближайшем будущем — министров должны будут вести жестокую войну, возможно, со всем континентом.

Манчестер, 23 января 1852 г.


НОВОСТИ ПО ТЕМЕ