Выбор редакции

Сечин как Путин нефтяного мира

Дональд Трамп лучше Клинтон, потому что против увлечения солнечной энергией; перспективы нефтяной отрасли Саудовской Аравии туманны и только Россия – это «плодоносная земля». Глава «Роснефти» Игорь Сечин произнес на ПМЭФ-2016 свою «Мюнхенскую речь».

Президенту «Роснефти» Игорю Сечину удалось собрать на форуме ударный состав топ-менеджеров западных нефтедобывающих компаний: вместе с ним на публике согласились выступить глава английской BP, итальянской Eni, французской Total и американской ExxonMobil. И он выступил перед дискуссией с большой программной речью о судьбах нефтяного рынка. Наблюдатели отмечают: это была калька поведения Владимира Владимировича Путина: за столом с фигурами равными по рангу наговаривать миру тезисы о том, как жить дальше.

«Произошла деформация механизмов функционирования отрасли. Причиной этого являются пресловутые санкции, манипулирование рыночными механизмами в ущерб долгосрочного развития. Даже статистика перестала быть надежным ориентиром для нас при принятии решений. На рынке отмечается беспрецедентно высокая волатильность», – с таких масштабных и апокалиптичных красок начал свое выступление Игорь Сечин в рамках панельной сессии с названием «Мировой рынок нефти на развилке».

 

Ксения Потеева


Для просмотра в полный размер кликните мышкой

 

Старый и добрый мир нефти уже никогда не будет прежним. Аналитические службы смотрят в разные стороны: Международное энергетическое агентство обслуживает интересы потребителей, Агентство энергетической информации США публикует отчет без привязки к конкретным ценам, а ОПЕК делает заявления, которые идут вразрез с позициями стран, входящих в картель. Между тем, продолжал Игорь Сечин, из-за колебаний цен компании уже потеряли 350 млрд долларов, риски по новому витку нестабильности вновь высоки, а резкие перепады в стоимости одной «бочки» могут закончиться только в 2017 году.

При этом Сечин призывает не надеяться на то, что нефть заменят ветряные электростанции и солнечные батареи. «Искаженно подается роль доли альтернативной энергетики. Даже не обсуждая вопросы строительства дорогой инфраструктуры, я бы просто обратил внимание на выпадающие доходы бюджетов стран, которые субсидируют их работу», – критически отозвался президент «Роснефти». И привел цифры, призванные подтвердить рост спроса на «черное золото» в таких странах, как Индия, Индонезия, Вьетнам. Более того: по его мнению, в среднесрочной перспективе мир столкнется с дефицитом предложения, благодаря чему цены окончательно стабилизируются.

"Энергетические агентства единодушно высказывают уверенность в росте», – озвучил он прогноз, который, безусловно, должен греть душу и ему, и всему экономическому блоку правительства, прибывшему на форум. Хотя еще несколько минут назад сам же Сечин заявил, что доверять аналитикам не стоит. Последний прогноз, который приглянулся президенту «Роснефти», принадлежит Citigroup и выглядит так: 2016 год – свыше 50 долларов за баррель, 2017 – 60 долларов, 2018 – 64 доллара. Что касается мнения о том, что цены, наоборот, пойдут вниз, то им Сечин предлагает не верить.

«На мой взгляд, такая оценка связана с необходимостью формировать финансовые резервы. Все хотят реализовать собственные интересы», – намекнул он.

Выступление президента «Роснефти» все больше напоминало знаменитую Мюнхенскую речь Владимира Путина. Правда, оно касалось не всего спектра геополитических отношений, а лишь одной нефти. «Итогом нынешнего кризиса стало переосмысление той роли, которую играют основные игроки. Происходит их кристаллизация. Это США, Саудовская Аравия и Россия», – обозначил он.

Правда, у первых двух есть проблемы. В США материковые ресурсы «в значительной степени» выработаны, а динамика будущей добычи будет определяться прогрессом в освоении сланцевых месторождений и доступом к шельфам. Добыча этой нефти, несмотря на качественные технологии, потребует серьезных затрат, которые компании могут позволить себе только при высоком уровне цен. Помимо проблем с ресурсной базой, продолжал Сечин, есть и политические риски.

«Сегодня нефтяная отрасль США оказалась на перепутье из-за кардинально различных представлений о ее развитии, которые присутствуют в программах кандидатов в президенты США», – заметил президент «Роснефти». Так, Дональд Трамп, по его словам, выступает за активное развитие собственной добычи и отказ от активного увлечения борьбой против изменения климата. А вот Хиллари Клинтон, наоборот, активно выступает за использование солнечной энергии и снижение парниковых выбросов. Судя по критическим отзывам о ветряных электростанциях, всем понятно, кого поддерживает Игорь Сечин.

В нефтяной промышленности Саудовской Аравии тоже все неспокойно. С учетом того, что внутреннее потребление минимально, успех саудитов будет зависеть от возможностей выйти на новые внешние рынки. «И эту способность еще предстоит протестировать», – критически заметил Сечин. Пока же Саудовская Аравия опирается на своего главного геополитического партнера – США.

«Вызвав потрясения на мировом рынке, американский рынок мог позволить себе такие риски, только имея за спиной Саудовскую Аравию с ее богатейшей ресурсной базой», – дал оценку Игорь Сечин. И грустно резюмировал, что эти потрясения повлияли и на саму арабскую страну: «резкое падение доходов», «дефицит бюджета в 85 млрд долларов».

А что же Россия? Говоря про родную страну, Игорь Сечин перешел от сложных терминов нефтяного рынка к более поэтическим сравнениям. «Россия – это земля плодоносная. Мы обладаем огромным ресурсным потенциалом. Наши нефтяные проекты рентабельны даже при низких ценах. Я бы отметил высокое качество наших углеводородов, развитую инфраструктуру, многолетние традиции подготовки кадров, хорошую инженерную школу. На основе этих предпосылок российские нефтяные компании обеспечивают минимальный уровень удельных расходов на разработку запасов», – рисовал он оптимистичную картину. Наконец, несмотря на кризис, компании не сократили добычу.

«До 2030 года она будет стабильной», – заверил он присутствующих.

Правда, не стал раскрывать, почему нефтедобывающие холдинги в целом не сильно снизили финансовые показатели, несмотря на резкое падение цен. За него эти факторы раскрыли глава «Газпром нефти» Александр Дюков и его коллега, президент ЛУКОЙЛа Вагит Алекперов. В рамках другой сессии ПМЭФ, также посвященной нефти, они напомнили, что теряют прибыль в долларовом выражении, но получают неплохую выручку в рублях благодаря девальвации.

«Рубль и цена на нефть – это сообщающиеся сосуды», – так охарактеризовал эту взаимосвязь Александр Дюков.

После программного выступления наступила очередь коротких комментариев от западных топ-менеджеров. Однако никто из них не стал спорить с оценками Игоря Сечина. Редко спорят и с Владимиром Путиным мировые лидеры, которые приезжают на ПМЭФ: в унисон с ним говорил на ПМЭФ-2015 премьер Греции Алексис Ципрас, вряд ли вступят в жаркие дискуссии премьер Италии Маттео Ренци и президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, которые станут главными гостями на пленарном заседании ПМЭФ-2016.

«Мой друг господин Сечин все очень детально описал, – сразу же согласился главный исполнительный директор BP Роберт Дадли. – У энергетического сектора России есть большая жизнеспособность, добыча нефти растет уже семь лет подряд, ситуация в отрасли здоровая благодаря девальвации рубля, хотя и приходится работать в условиях санкций».

Поддержал оценку российского потенциала и главный исполнительный директор французской Total Патрик Пуянне, чья компания участвует в проекте «Ямал СПГ». «Мы продолжаем инвестировать в Россию, несмотря на все санкции. Волатильность всегда будет, а проект на Ямале рассчитан на 25-30 лет. За это время разные вещи случатся: цены упадут, а потом опять вырастут, санкции отменят, а потом опять введут», – заметил господин Пуянне. Сечин, по наблюдению корреспондента «Фонтанки», в этот момент довольно улыбался.

Председатель совета директоров американской ExxomMobile Рекс Тиллерсон и вовсе позволил себе антиамериканскую шутку. «А есть тут кто-то в зале от правительства США? Я бы ему передал слово, чтобы тот прокомментировал вопрос санкций!» И Сечин вновь довольно улыбнулся.

Топ-менеджеры нефтяных компаний поддержали даже скептическое отношение главы «Роснефти» к возможностям возобновляемых источников энергии полностью заменить нефть и газ. «А в Африке 600 млн человек по-прежнему используют биомассу, – по-научному назвал дрова и тростник директор итальянской Eni Клаудио Дескалци. – Нам нужно вернуться на землю: ископаемое топливо никуда не уйдет, нам нужно будет обеспечить энергоносителями миллионы людей».

«Нефть и газ есть, технологии есть. При условии достаточного финансирования никаких рисков не будет», – заключил Игорь Сечин, позвав своих коллег работать в страну, в которой большая часть сельских поселений по-прежнему отапливается «биомассой». Или, говоря простым языком, дровами.

Андрей Захаров, «Фонтанка.ру»

http://www.fontanka.ru/2016/06/16/205/

ВЫБОР РЕДАКЦИИ