Выбор редакции

Испанцы просят Россию снова спасти их души

80-летие гражданской войны в Испании. Как там опять производят советскую военную технику? Что за замечательные энтузиасты-антифашисты занимаются этим делом? В Испании была война и коммунистов с коммунистами, но почему там ставят новые памятники с красными звездами? Уроки Западной Европы для Восточной.

Что же это такое фашизм? На самом деле этим летом мы, европейцы, совершенно зря пропустили такую дату, как 80-летие начала гражданской войны в Испании. То, что отобразил на одной из своих картин Герника Пабло Пикассо, — первые в истории массовые бомбардировки жилых кварталов. Вот где фашизм впервые показал свой оскал, именно в Испании, когда на помощь мятежному генералу Франко пришли фашистская Италия и, конечно, гитлеровская Германия. Но, с другой стороны, где Испания 30-х годов и где мы сегодняшние? Вот тут интересная вещь. Какую чужую войну мы вспоминаем несколько раз в году? Как раз испанскую гражданскую, когда смотрим фильм "Офицеры", где есть как раз четко выраженный испанский эпизод.

Герой Юматова вылезает из советского танка Т-26 — такие действительно поставлялись республиканскому правительству вместе с экипажами и инструкторами. И все-таки у нас есть ощущение, что консультантами при съемке этой сцены были не советские ветераны той войны, а оказавшиеся потом в эмиграции в СССР испанские коммунисты, которые эту сцену довели до нужного им градуса.

Откуда такое ощущение? На стене павильона киностудии имени Горького, где снимался этот фильм, впервые мелькает очень важная надпись Partido Comunista de Espaсa, понятная без перевода. Дальше — больше. На стене мелькает: "Да здравствует республика!". И опять надпись Partido Comunista de Espaсa — Коммунистическая партия Испании. И нет ни одной другой партии.

На самом деле малюсенькой тогдашнюю Коммунистическую партию Испании, конечно, тоже не назовешь, но в целом на республиканской стороне было много партий. Более того, коммунистических партий в Испании в тот момент было две. Вторая называлась POUM и была коммунистической партией троцкистов, с которой, надо сказать, коммунисты-сталинцы расправлялись даже где-то пожестче, чем с франкистами. Но, естественно, в советском фильме про это молчок. Зато в нем есть другой очень показательный эпизод.

Когда персонаж Юматова начинает помогать раненому, тот ему говорит merci. Но ведь по-испански спасибо" будет не merci, а gracias. Merci — это по-французски. На первый взгляд одно логическое объяснение этому есть — на раненом — каска французского образцы.

На самом деле никаких французских военных в Испании не было. Каски французского образца были закуплены для всех республиканцев. Но почему же тогда все-таки звучит не gracias, а французское merci? Ответ прост: так испанские коммунисты-эмигранты, в данном случае совершенно справедливо, внедрили в советский фильм республиканца-каталонца. В Каталонии в ходу как раз не gracias, а именно merci. А под фашистскими бомбежками воевали тогда каталонцы. Воевали до последнего. В том числе за право говорить на своем языке. Вот какая оказывается необычная подноготная у этой сцены, казалось бы, в наизусть знакомом фильме "Офицеры".

То, что мы узнали про советский взгляд на историю гражданской войны в Испании, будет нам совсем не лишне, а пока — сама Испания, Каталония и "красавица Барселона". Это фраза советского сценариста Всеволода Вишневского, который в 1939 году писал текст для документального фильма на кадры легендарного советского фронтового кинооператора Романа Кармена.

Барселона — крупнейший порт и город Испании — встречает первый советский пароход "Зырянин". Что еще кроме танков везли тогда советские корабли? Спросим об этом вот у этих двух каталонцев-ветеранов той войны. Их уже трудно узнать по их юношеским фотографиям. Одному уже сто лет, другому – 102! Но память — отменная.

- Какие русские слова вы помните?

- Samolet, — говорит Кристобаль Флоридо, в 1936-1939 годах — механик советского самолета И-15.

При ближайшем рассмотрении видно, что самолеты Испанской Республики — советские. Это они сбивали фашистские бомбардировщики, не подпуская их к жилым кварталам.

Пусть и в не самом сегодня богатом квартале Барселоны располагается совершенно поразительная организация — Ассоциация авиаторов-республиканцев. Сейчас это чаще уже не сами те летчики, а их потомки. Но разбираются они в советской технике 30-х так, как будто до сих пор ее сами и обслуживают. Впрочем, в том-то и дело, что, как их отцы и деды, называют они те самолеты не по их советским сериям, а их испанским прозвищам: И-15 – Курносый, И-16 — Мошка.

"Мой отец летал на самолете, который у нас был Катюшка, хотя официально это, конечно, был скоростной бомбардировщик "Туполев-СБ-2", — рассказал Акилино Мата, президент Ассоциации авиаторов-республиканцев Испании.

И кто бы думал, но в Каталонии такие бомбардировщики до сих пор производят! В одном из каталонских гаражей вовсю идет работа над воссозданием того самого Ту-2-СБ в масштабе 1:1. Один в один стараются реконструировать и атмосферу тех дней — есть целый клуб таких реконструкций.

Катюшка — это советский бомбардировщик, Поликарпов — советский истребитель, который эти бомбардировщики прикрывает. Члены военно-исторического клуба в Каталонии показывают, как бойцы республиканских ВВС готовились к боям с франкистами. И не случайно их форма тоже похожа на советскую. В Каталонии за углом истории вообще очень много исторических совпадений.

Самый центр Барселоны, так называемый апельсиновый дворик в резиденции каталонского правительства. На башне — до сих пор следы фашистских обстрелов. А вице-президент всей Каталонии Неус Мунте сегодня — племянница одного из авиаторов-республиканцев.

- Почему надо помнить о той эпохе?

- Ради уважения собственного достоинства. Мы говорим, что народ, забывший о корнях, уже и не знает, что она за народ такой. Это — главное, — уверена Мунте.

Мануэль и Нелли — не русские, а испанцы. Но, конечно, наши испанцы. Мануэль родился в Москве. Окончил советскую десятилетку. Но всегда думал, что он — испанец.

Но они и не вполне те испанцы, о которых сразу хочется подумать. Многие знают про испанских детей, которых в годы войны в Испании принимали в советских детдомах. Но приезжали тогда в Союз не только дети, но и молодежь. Про них, тогда уже сильно повзрослевших, первый и, кажется, последний полноценный отечественный документальный фильм вышел в теперь уже далеком 1984-м. Там были Хайме Мата, Франсиско Мероньо, Леопольдо Моркильяс. Все — выпускники специальной летной школы, которую для испанцев в СССР организовали в Азербайджане, в Кировобаде. Наши новые знакомые — дети тех курсантов. Отец Нелли погиб, воюя в составе уже наших ВВС весной 1945 года в Венгрии.

Среди тех, кто продолжил службу в СССР, был Хосе Браво — тот , кто осуществил авиаприкрытие самого Сталина, когда в Тегеран в 1943-м тот добирался как раз через Азербайджан.

Помимо сыновей и дочерей в Испании память о тех героях-испанцах хранят и внуки. И таких энтузиастов-антифашистов в Каталонии какое-то просто фантастическое множество.

Вот, например, идешь по подвалу завода каталонской кавы, местного шампанского, а тебе объясняют: как раз в таких подземельях в этих местах в 30-е годы ВВС республики хранили свой боезапас. А когда спускаешься в одно из подземелий, местные историки-энтузиасты показывают фото испанских летчиков-республиканцев с нашими легендами — Александром Осипенко, Анатолием Серовым. 

По всей Испании — 99 могил наших летчиков. И правильно, что в памятные дни над ними играют первый советский гимн — 0 "Интернационал".

А еще здесь продолжают рыться в архивах. Дело в том, что в интересах конспирации советских летчиков часто хоронили в Испании под чужими именами или вообще в безымянных могилах.

И когда потомки тех летчиков встают рядом с фотографиями отцов словно в один строй, а еще приносят погоны предков с красными звездами, даже как-то неудобно спрашивать: как это сегодня и красная звезда? "Так ведь у тех других была свастика", — говорят каталонцы.

Вот в сегодняшней Испании в честь тех летчиков и ставят новые памятники с красными звездами. Один из поставивших такой памятник — мэр города под Барселоной, где был республиканский аэродром.

- Если бы вы возвели нечто подобное в Восточной Европе, вас бы обвинили в предательстве национальных интересов. Как думаете, когда в Европе закончится этот идиотизм?

- Думаю, нам еще работать и работать над тем, чтобы историю знали такой, какой она была, в том числе с красными звездами.

- Знали бы даже те из нас, кто не являются коммунистами.

- Да.

Если бы все было так просто. Есть вещи, о которых европейцы-демократы-идеалисты и не задумываются.

"Как это может быть? Это же только подумать?! Только у нас в Испании такой диктатор, как Франко, был похоронен со всем почестями и до сих пор покоится в самом почетном месте! В ХХ веке больше такое не полагалась никому: ни Гитлеру, ни Муссолини, ни Пиночету Просто стыд какой-то", — считает Даниэль Ламас, внучатый племянник пилота И-15 Мигеля Ламаса Кеведо.

Мало кто знает, но в сегодняшней Испании реконструируют не только атмосферу, но и аппараты. На И-16 республиканская авиация продолжала воевать до конца гражданской войны. Что до кадровой политики, то потом в составе испанских республиканских ВВС оставались только испанцы — либо те, кого обучили их советские товарищи, либо те, кто возвращался из летной школы в Кировобаде. А вот советские летчики все уехали в 1938 году. И дальше следы многих из них теряются. Почему? Это очень интересный и часто печальный вопрос.

После возвращения из Испании многие погибли в сталинских репрессиях, например, товарищ Дуглас, дважды Герой Советского Союза, главком ВВС СССР Яков Смушкевич и Герой Советского Союза летчик Эрнст Шахт. Не за то ли их уничтожил Сталин, что именно в Барселоне они стали свидетелями войны еще и коммунистов с коммунистами — сталинцев и троцкистов?

"Дикая вещь, но и Коммунистическая партия Испании приложила свою руку к этому", — Нелли знает, о чем говорит, она ведь испанка по отцу, а ее дед по маме был одним из основателей Компартии Аргентины.

И вот теперь — первый удивительный парадокс. Прибытие в 30-е годы на родину фламенко в Каталонию, в Испанию, в Европу! советских военных и, честно говоря, некоторое преувеличение своей роли местными коммунистами, конечно, здорово напугало тогда Запад. Там решили, что Советы и Испанию ведут к коммунизму

Но дело не только в геополитике. В университете Барселоны историки нам объясняют: дело и в идеалах — не социализма или капитализма, а прав человека.

"Фашизм — это отрицание любого мнения, которое не твое. А каталонские республиканцы воевали тогда за право говорить на своем языке, за самоуправление, за хоть какую-то автономию", — отметил один из историков, исследователь Ассоциации авиаторов-республиканцев.

"Мы воевали, понимая, что если мы проиграем войну здесь, то Германия пойдет на другие страны. Когда в конце войны мы были вынуждены уходить из Каталонии во Францию, то на французской границе один солдат при мне сказал французскому таможеннику: "Забирай мой пулемет, но оставь его себе, он скоро пригодится, когда фашисты придут уже и к тебе". И он был прав", — рассказал Кристобаль Флоридо.

- Когда началась война демократии и фашизма в Испании, западноевропейские демократии — Англия, Франция — решили, мягко говоря, воздержаться. И возник удивительный парадокс: испанскую демократию, в том числе ее будущее, защищала кровавая коммунистическая сталинская диктатура.

- Парадокс, который продолжается до сегодняшнего дня. Опять спасите наши души. Когда, например, начинают говорить поляки, что их завоевали, я не понимаю, о чем они говорят, — признается Нелли.

- Часто так бывает, что Европа не понимает настоящих намерений России?

- Часто, — признался Ферран Мата, внук пилота ВВС Испанской Республики.

- До сих пор?

- Да.