Выбор редакции

Звезда "Скрытых фигур": Вам захочется поднять тост за этих женщин

— Что вам больше всего понравилось в этой невероятной истории — "Скрытые фигуры"? Не понимаю, почему я раньше ничего о ней не слышала.
— Вот именно, вы попали в самую точку. Именно это меня и привлекло: замечательные женщины, сыгравшие решающую роль в нашей победе в космической гонке, соревновании в области космических исследований, которые остались неизвестными. Я не говорю только об американках африканского происхождения, я говорю о женщинах вообще, чёрных и белых. Мы много говорим о той роли, которую играют компьютеры, но забываем о том, что именно люди разработали программы и технологии, чипы для этих компьютеров. И эти люди парадоксальным образом были забыты. Поэтому мне захотелось быть причастной к тому, чтобы рассказать об этих замечательных женщинах, чтобы воздать им должное, вспомнить о них с благодарностью. Я очень рада, что участвовала в этом.
— Как вы готовились к своей роли Дороти Вон — одной из трёх математиков, делавшей вычисления для подготовки первой космической миссии?
— Важно осознать, что человек, которого ты играешь, — это реальный человек, который жил среди нас. Поэтому актер берёт на себя обязательства, выходящие за рамки кинематографа. Он должен быть очень избирательным и аккуратным. Режиссёр фильма Тед Мелфи сделал очень многое, чтобы помочь нам найти нужный материал.
Мы много времени провели в Интернете, но проблема в том, что об этих женщинах очень мало информации. Чтобы найти хоть какой-то материал, нужно было иметь доступ к архивам НАСА. Поэтому мы доверились книге Марго Ли Шеттерли "Невидимые цифры. История афроамериканских женщин, которые помогли выиграть космическую гонку", которую она дала Теду. Потом я стала искать информацию, непосредственно касающуюся Дороти Вон. Кроме того, я люблю математику, хотя больше меня привлекает тригонометрия.
— У нас сейчас неверное представление, что в середине прошлого века женщины, особенно африканского происхождения, были, как правило, плохо образованы? 
— Да, это не совсем так. На самом деле образованных женщин было много. Другое дело, что выбор у них в то время был ограниченный и им было трудно себя реализовать. Несмотря на это, большое количество женщин выбрало для себя путь получения высшего образования. Им, правда, не давали работу или не продвигали на должности, где требовалось такое образование, но тем не менее большое количество женщин работало.
Эта была тема моего исследования. Я тоже думала, что из-за политики в отношении чёрного населения, которая существовала сотни лет, мало кто из женщин был образован и работал, но это не так. Оказалось, что немало чёрных женщин были образованы, и они могли либо работать школьными учительницами, которые получали гроши, либо гувернантками, которые тоже получали гроши, но в течение всего года, в то время как школьная учительница зарабатывала только во время учебного периода, а в другое время ей приходилось подрабатывать. 
Дороти Вон тоже была школьной учительницей и преподавала в старших классах. Именно благодаря ей восприятие женщин в обществе радикально изменилось. Мне понравилось, что книга Марго Ли Шеттерли "Невидимые цифры" как будто специально написана для того, чтобы её экранизировали в Голливуде.
— Однако никто заранее не мог предвидеть, что благодаря трио афроамериканок в исследовании космоса произойдёт невероятный скачок вперёд?
— Мне нравится, что для Эла Харрисона, руководителя космической программы НАСА, которого играет Кевин Костнер, важна прежде всего наука, а всё остальное второстепенно. Он решил, что разум и интеллект не зависят от половой идентичности. Разум и интеллект не признают расовых разграничений. Я очень благодарна ему за то, что он разглядел огромный потенциал этих женщин.
— Расскажите про своего персонажа, Дороти Вон?
— Фильм повествует о событиях, которые происходили на протяжении двух лет. Дороти Вон очень инициативный человек — она сама находила нужную информацию, разбиралась в ней и впитывала её как губка. Она сама научилась программировать IBM. Она, несомненно, инициатор и застрельщик.
— Кто в вашей жизни был для вас образцом для подражания?
— В детстве мне хотелось подражать моей маме. Она была очень практичным человеком, ей приходилось кормить семерых детей, и для этого она работала на нескольких работах. Она была для меня абсолютным образцом для подражания, и я восхищалась ей как женщиной. В дальнейшем, по мере того как я росла и думала о своей карьере в киноиндустрии, у меня стали появляться кумиры среди актёров. Но единственный человек, который до сих пор является для меня образцом, — это моя мама. У неё я научилась мужеству и тому, как справляться одновременно с большим количеством дел.В фильме "Прислуга" я играла служанку. Она была представительницей той многочисленной категории людей, которые играли в обществе существенную роль, но оставались для этого общества невидимками. В новом фильме я играю женщину-математика, которую можно отнести к разряду таких людей. Мне очень сложно, по-настоящему тяжело играть в исторических фильмах, потому что я бенефициар всех тех женщин, которые были в обществе невидимками. Я считаю, что то, что я сейчас такая заметная фигура, является в некоторой степени парадоксом. Тяжело погружаться в то время, потому что менталитет был совсем не такой. Нелегко прыгать из одного мира в другой, и я не делаю этого. Я должна сохранять менталитет женщины из 1962 года, и, признаюсь вам, удовольствия в этом очень мало.
— Вы, наверное, часто проводили параллели между "Прислугой" и "Невидимыми цифрами", а также думали о различиях?
— Да, это так. Очень сильная сторона фильма "Невидимые цифры", если сравнивать с "Прислугой", состоит в том, что его главные герои — сильные женщины. Женщины в "Прислуге" тоже сильные, каждая из них является главой своей семьи, и они сочетают семейную жизнь с работой. Это совсем другой фильм. В "Невидимых цифрах" женщины трудятся в мире, в котором доминируют мужчины, однако же этот фильм не о мужчинах. Впервые это фильм о той роли, которую все эти женщины, чёрные и белые, играли в космической отрасли. Это фильм о женщинах и их борьбе — их личной борьбе.
Кэтрин Джонсон, роль которой сыграла Тараджи П. Хенсон, — одна из талантливейших людей-компьютеров. Она рассчитала траекторию для полёта Алана Шепарда — первого американца, запущенного в космос. И это в обществе, где все знали, что у цветных женщин огромные ограничения в том, что они могут делать. Это поразительно! Её пример окрыляет, потому что он показывает, что нас ничто не ограничивает. Важно лишь иметь личную решимость и дерзновение. На самом деле я рада тому, что мне не приходится быть первопроходцем, что кто-то до меня сделал всю тяжёлую работу. Но я благодарна им за это и думаю, что это сказалось на моей игре.

— Как вам работалось с режиссёром фильма Тедом Мелфи?
— Тед Мелфи — замечательный режиссёр, потому что у него тонкое чутьё к деталям. И если мы чего-то не дотягивали, то он подходил и говорил, чего не хватает для достижения оптимального варианта, и это так прекрасно. Он окружил себя потрясающими людьми: от художников по костюмам до художников-модельеров по причёскам и специалистов, отвечающих за декорации. Всё это очень изощрённо и прекрасно.
Но если бы меня попросили описать этот фильм одним словом, я бы выбрала слово "окрыляющий". Это очень точная его характеристика. Вы посмотрите "Скрытые фигуры", и вам захочется поднять тост за этих женщин и их вклад. При этом вы не будете очень уж злиться на мужчин. Может быть, позже, но сейчас у меня очень праздничное настроение.
— Да, это точно великие женщины.
— Этим женщинам пришлось очень нелегко, но они имели решимость, они хотели лучшей жизни для своих детей, они хотели, чтобы их дети пожинали плоды их тяжёлой работы, чтобы они не были унижены и чтобы у них не было менталитета людей, находящихся в бесправном положении. Когда вы видите эту решимость, вы понимаете, насколько легче нам с вами. Когда думаешь о том, что пережили они, как-то неудобно жаловаться на свои проблемы. У них ведь ещё и семьи были. У моего персонажа было четверо детей в то время, как она участвовала в космической программе, у другой героини — шесть. Они были мамами, учителями, руководителями, они делали всё это, и их пример не может не вдохновлять.
— Что больше всего вам понравилось в работе над этим фильмом?
— Костюмы выглядели на нас сногсшибательно! (Смеётся.)
Во время съёмок этого фильма было много смешных моментов. У Мэри Джексон, которую играет Жанель Монэ, на самом деле великолепное чувство юмора. Собственно, у всех персонажей этого фильма хорошее чувство юмора, хотя и разное. У Мэри, самой младшей из нас, оно очень переменчивое. Я старше остальных, и мой юмор отличается, например, от юмора Кэтрин Джонсон — она немного застенчивая, в то время как Мэри очень самоуверенная. Мы представить себе не могли, как Жанель преобразится в этой роли. Она просто чудо!
Читайте также: Актриса "Скрытых фигур": Если бы не моя героиня, история Америки была другой
ВЫБОР РЕДАКЦИИ