Выбор редакции

Вот так-так, словно часы открутили на 10-летие назад_"Стратегия 31"

То ли я чего-то пропустил, то ли действительно дед Лимонов какое-то время отдыхал, а сейчас решил вспомнить было.
Оказывается митинги "Стратегия 31" еще существуют.

Это открытие даже чудеснее откровений Натальи Владимировны о Николае II


и в качестве дополнения стихи -- Бальмонт -- разжигали в ту пору мощно...(


НАШ ЦАРЬ

Наш царь - Мукден, наш царь - Цусима,
Наш царь - кровавое пятно,
Зловонье пороха и дыма,
В котором разуму - темно.

Наш царь - убожество слепое,
Тюрьма и кнут, подсуд, расстрел,
Царь-висельник, тем низкий вдвое,
Что обещал, но дать не смел.

Он трус, он чувствует с запинкой,
Но будет, - час расплаты ждет.
Кто начал царствовать - Ходынкой,
Тот кончит - встав на эшафот.


ЦАРЬ-ЛОЖЬ

Народ подумал: вот - заря,
Пришел тоске конец.
Народ пошел - просить царя.
Ему в ответ - свинец.

А, низкий деспот! Ты навек
В крови, в крови теперь.
Ты был ничтожный человек,
Теперь ты грязный зверь.

Но кровь рабочего взошла,
Как колос, перед ним.
И задрожал приспешник зла
Пред колосом таким.

Он красен, нет ему серпа, -
Обломится любой.
Гудят колосья, как толпа,
Растет колосьев строй.

И каждый колос - острый нож,
И каждый колос - взгляд.
Нет, царь, теперь не подойдешь,
Нет, подлый царь, назад!

Ты нас теперь не проведешь
Девятым января.
Ты - царь, и, значит, весь ты ложь
И мы сметем царя!


ЗВЕРЬ СПУЩЕН

Зверь спущен. Вот она, потеха
Разоблаченных палачей.
Звериный лик. Раскаты смеха.
Звериный голос: "Бей! Бей! Бей!"

И вдоль по всей России снова
Взметнулась, грязная всегда,
Самодержавия гнилого
Рассвирепевшая орда.

Удар могучий общей стачки
Их выбил вон из колеи.
Добычи нужно им, подачки
От их Романовской семьи.

Чужое нужно паразитам,
Свобода - гадам не под стать.
И вот они, своим синклитом,
Спустили Зверя погулять.

Но мы не спим, мы чётко видим,
Борцов восстания не счесть.
И тех, кого мы ненавидим,
В свой должный миг постигнет месть.

Гуляй же, Зверь самодержавья,
Являй всю мерзостность для глаз.
Навек окончилось бесправье.
Ты осужден. Твой пробил час,


БУДТО БЫ РОМАНОВЫМ

Ослабели Романовы. Давно их пора убрать.

Слова костромского мужика

Были у нас и цари, и князья.
Правили. Правили разно.
Ты же, развратных ублюдков семья,
Правишь вполне безобразно.

Даже не правишь. Ты просто бедлам,
Злой, полоумно-спесивый.
Дом палачей, исторический срам,
Глупый, бездарный и лживый.

Был в оны годы безумный Иван,
Был он чудовищно-ликим,
Самоуправством кровавым был пьян,
Все ж был он грозно-великим.

Был он бесовской мечтой обуян,
Дьяволам был он игрушка;
Этот, теперешний, лишь истукан,
Марионетка, Петрушка.

Был в оны годы, совсем идиот,
Ликом уродливый Павел,
Кукла-солдатик - но все же и тот
Лучшую память оставил.

Павла пред нынешним нужно ценить,
Павел да будет восхвален:
Он не тянул свою гнусную нить,
Быстро был создан им Пален.

Этот же мерзостный, с лисьим хвостом,
С пастью, приличною волку,
К миру людей закликает, - притом
Грабит весь мир втихомолку.

Грабит, кощунствует, ежится, лжет,
Жалко скулит, как щенята.
Вы же, ублюдки, придворный оплот,
Славите доброго брата.

Будет. Окончилось. Видим вас всех.
Вам приготовлена плаха.
Грех исказнителей - смертный есть грех.
Ждите же царствия страха!


НЕИЗБЕЖНОСТЬ

Убийства, казни, тюрьмы, грабежи,
Сыск, розыск, обыск, щупальцы людские,
Сплетения бессовестнейшей лжи,
Слова - одни, и действия - другие.

Романовы с холопскою толпой,
С соизволенья всех, кто сердцем низок,
Ведут, как скот, рабочих на убой.
Раз, два, конец. Но час расплаты близок.

Есть точный счет в течении всех дней,
Движенье в самой сущности возвратно.
Кинь в воздух кучу тяжкую камней,
Тебе их тяжесть станет вмиг понятна.

Почувствуешь убогой головой,
Измыслившей подобные забавы,
Что есть порядок в жизни мировой,
Ты любишь кровь - ты вступишь в сон кровавый.

Из крови, что излита, встанет кровь,
Жизнь хочет жить, к казнящим - казнь сурова.
Скорее, Жизнь, возмездие готовь,
Смерть Смерти, и да будет живо Слово!


ПРЕСТУПНОЕ СЛОВО

Кто будет говорить о слове примиренья,
Покуда в тюрьмах есть сходящие с ума,
Тот должен сам узнать весь ужас заключенья,
Понять, что вот - кругом - тюрьма.

Почувствовать, что ум, в тебе горевший гордо,
Стал робко ищущим услад хоть в бездне сна,
Что стерлась музыка - до крайнего аккорда:
Стена, стена и тишина.

Кто будет говорить о слове примиренья,
Тот предает себя и предает других,
И я ему в лицо, как яркое презренье,
Бросаю хлещущий мой стих.


=============
Российский бизнесмен, монархист по убеждениям и бывший депутат Госдумы Антон Баков собирается купить или арендовать три необитаемых острова в южной части Тихого океана, чтобы воссоздать на них империю Романовых и построить «альтернативную Россию».
На этой неделе, как сообщает британская газета The Daily Telegraph, бизнесмен собирается посетить крошечную Республику Кирибати — туда он был приглашён для обсуждения своего плана.
Столицу новой России Баков планирует разместить на необитаемом атолле Молден.
По его словам, он планирует инвестировать в курорты атолла ₤280 млн.
Будучи убеждённым монархистом, Баков хочет, чтобы восстановлением российской монархии занимался 64-летний немецкий принц Карл-Эмих Лейнингенский, являющийся праправнуком Александра II.
По словам Бакова, его идею поддерживают многие россияне, недовольные правлением Владимира Путина. «Таким образом, это желание не только наследника российского престола, но также огромного количества российских патриотов, недовольных путинским режимом и стремящихся возродить Романовскую империю — альтернативную Россию», — заявил российский бизнесмен.

Ранее Баков, основавший российскую партию монархистов, уже пытался возродить монархию на Островах Кука и в Черногории.
Однако только последнее его предложение было воспринято серьёзно — властями Кирибати.

Республике, будущему которой угрожает повышение уровня моря, требуются новые источники дохода, а также места, куда бы могли переехать 107 тыс. её граждан.
Поэтому власти Кирибати заявили, что комиссия по иностранным инвестициям изучает предложение Бакова.

По словам бывшего президента Кирибати Тебуроро Тито, этот план может дать государству столь необходимые ему денежные вливания и превратить его в туристическую достопримечательность, сравнимую с Мальдивами. Впрочем, некоторые полагают, что Антон Баков пытается таким образом создать налоговое убежище. Так, академик Ситивени Халапуа находит план Бакова «довольно странным» и даже «пугающим».


ВЫБОР РЕДАКЦИИ