Выбор редакции

В мире: Удар по Сирии в момент встречи Трампа и Си Цзиньпина не является совпадением

      

Трамп заявил, что встреча с Си Цзиньпином позволила продвинуть вперед американо-китайские отношения. Но так ли это?

Попытка унизить – или знак уважения? Востоковеды обсуждают, как именно воспринял Китай тот факт, что сенсационный удар ракетами «Томогавк» по Сирии США предприняли именно в тот момент, когда лидер КНР встречался с Дональдом Трампом. В чем они солидарны – это точно не было случайным совпадением.

«Наш президент сообщил о происходящем китайскому лидеру в тот момент, когда удары наносились», – заявил журналистам в пятницу официальный представитель Белого дома, которого цитирует ТАСС. Трамп, принимающий председателя КНР Си Цзиньпина «на своем поле», за ужином просто сообщил китайскому гостю, что «предпринимается эта акция», и пояснил, «что ей предшествовало».

Си оказался первым из мировых лидеров, которого Трамп поставил в известность о ракетной атаке на сирийскую базу Шайрат – причем сделал это лично. При этом позиция Пекина известна, и она не менялась. О ней в пятницу напомнил официальный представитель МИД Китая Хуа Чуньин: КНР уважает выбор сирийского народа, сделанный в пользу Башара Асада.

Сами американо-китайские переговоры, начатые накануне в поместье Трампа «Мар-а-Лаго» во Флориде, президент США назвал «замечательными». Трамп заявил, что встреча с Си Цзиньпином позволила продвинуть вперед отношения Вашингтона и Пекина.

С другой стороны, еще в конце марта Трамп анонсировал встречу с лидером КНР как очень сложную. А накануне прилета Си во Флориду США озвучили список жестких требований к Китаю – как экономических, так и политических. В частности, Вашингтон заранее дал понять, что не откажется от размещения ПРО в Южной Корее, что крайне нервирует Китай.

Атака на Сирию, пришедшаяся на финал ужина Трампа и Си, оказалась как нельзя кстати.

Демонстрация мощи и создание барьера

«Трамп попытался показать, что США сохраняют свои позиции. Вопрос – специально ли к встрече с Си Цзиньпином приурочен этот удар, или были какие-либо иные причины. Это важный вопрос, ответ на который хотелось бы знать», – отметил в беседе с газетой ВЗГЛЯД директор Центра экономических и социальных исследований Китая, замдиректора Института Дальнего Востока РАН Андрей Островский.

Трамп специально объявил об атаке именно в период визита Си Цзиньпина, – считает эксперт Центра анализа стратегий и технологий Василий Кашин, указывающий на это в публикации портала Defence.Ru.

Президент США «дал понять Си Цзиньпину, кто в доме хозяин, и тем самым диктовать условия на переговорах», – полагает Островский. Таким образом, подчеркивает собеседник, новый американский лидер намерен создать барьер на пути претензий Пекина.

Эксперт сравнивает поведение Трампа с поведением Гарри Трумэна – в 1945 году президент США сообщил Сталину о бомбе, сброшенной на Хиросиму. Советский же лидер сделал вид, что не понял, о чем идет речь. Китай, по мнению Кашина, воспримет атаку на Сирию в момент визита Си как преднамеренное унижение. Китайцы «сделают хорошую мину», а «потом отомстят».

Такое демонстративное бравирование силой грозит похоронить наметившееся улучшение отношений с Китаем. Но существует мнение, согласно которому Трамп ведет более тонкую игру.

Демонстрация уважения и создание безвыходной ситуации

«Трамп показал свое уважение к Китаю, сообщив новость именно лидеру Китая, а не лидеру какой-либо из своих стран-союзниц», – полагает профессор факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ Алексей Маслов.

Послание, связанное с бомбардировкой Сирии, связано с политикой Трампа в отношении Азии вообще, а не только по отношению к Ближнему Востоку, отметил востоковед в беседе с газетой ВЗГЛЯД. Маслов отмечает: если немного «отмотать назад», то можно обратить внимание, что буквально неделю назад в интервью газете Financial Times Трамп по сути дела поставил Китай в безвыходную ситуацию.

«Он сказал буквально следующее: господин Си должен помочь нам с Северной Кореей, иначе наш ответ будет unilateral – «односторонним», – полагает эксперт. – Сначала был намек на то, что Китай должен сильнее нажать на КНДР. Китай не отреагировал на это более активным образом, как показалось Трампу», – отмечает Маслов.

Бомбардировкой Сирии американцы показывают, что нечто подобное может произойти и в регионе Восточной Азии, считает собеседник. «Именно поэтому Трамп первым сообщил эту новость именно Си Цзиньпину», – делает вывод он.

С точки зрения собеседника, речь идет сугубо о двусторонних отношениях Вашингтона и Пекина. В данном случае Трамп вообще не принимал во внимание позицию Москвы.

Россия вне повестки?

«Представление о том, что Трамп пытается вбить клин между Россией и Китаем или «притянуть» Китай к США – несколько упрощенный взгляд», – отмечает Маслов. Для Трампа сегодня российская повестка не очень важна, или как минимум не первостепенна, полагает собеседник. «Более важна сугубо китайская повестка», – считает он.

Главный вопрос в отношениях с Китаем, по мнению Маслова, это разделение зон ответственности в мире. Это касается и военной сферы, и торговых отношений.

Но, добавляет Маслов, Трамп сделал «несколько несуразных шагов» как во время предвыборной гонки, так и сразу после выборов. «Тогда он в основном озвучивал мнение ультраправых китаистов – своих советников. Они убеждали, что Китай является основной экономической и даже военной угрозой для США. В результате по сути это возвело непреодолимый барьер между Трампом и Си Цзиньпином», – поясняет собеседник. Так было в январе-феврале. Но потом, отмечает Маслов, президент США изменил саму систему подхода к Китаю.

Два шага навстречу Китаю

Во-первых, китаисты-фундаменталисты были отключены от принятия экспертных решений, указывает Маслов. В основном связи между китайской стороной и Трампом идут через зятя Трампа Джареда Кушнера и вообще семейных связей Трампа, указывает Маслов. По сведениям New York Times, именно Кушнер (который уже достаточно давно налаживает бизнес-контакты с деловыми кругами Китая) был инициатором встречи Трампа и Си во Флориде. Зять нового президента рассматривается в Пекине как прагматик и перспективный партнер.

Во-вторых, Трамп, казалось бы, вынужденно, признал идею «одного Китая», отмечает Маслов. Ранее, в рамках демонстрации «жесткости» по отношению к Пекину, Трамп демонстрировал готовность более тесно сотрудничать с Тайванем. Но состоявшийся в феврале первый телефонный разговор лидеров КНР и США стал ходом Трампа навстречу Китаю.

«Это был «кивок» в сторону Си Цзиньпина. Но был и показательный момент: после телефонного разговора в американском и китайском пресс-коммюнике имелись расхождения, – отмечает Маслов. – В американском коммюнике было сказано: господин Трамп согласился с политикой «одного Китая» по просьбе Си Цзиньпина. В китайском коммюнике слов «по просьбе» не было. США показали, что они пошли навстречу Китаю».

Особых плюсов по итогам встречи Трампа и Си ждать не придется – учитывая реальное состояние отношений Вашингтона и Пекина, считает Андрей Островский. «По логике вещей они не должны договориться ни о чем, – предполагает эксперт. – Ни по корейскому вопросу, ни по Южно-Китайскому, ни по попыткам Трампа ограничить объем экспорта и объем китайских инвестиций в Америку».

Но, вне зависимости от итогов встречи, Трамп уже продемонстрировал, «кто в доме хозяин». Впрочем, вряд ли Пекин считает Поднебесную и в целом восточноазиатский регион частью американского «дома».

Текст: Михаил Мошкин

Доп.: Трамп встретил Си… бомбежкой Сирии

Переговоры о намерениях. США и Китай договорились поддерживать контакты и создавать новые механизмы диалога. Таков главный итог саммита во Флориде

НОВОСТИ ПО ТЕМЕ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ