Выбор редакции

Погоня в Москве, обед в Одессе. Где и как снимали «Операцию "Ы"»

«АиФ» вместе с киноведом Татьяной Воронцовой изучает московские места легендарной комедии «Операция «Ы» и другие приключения Шурика», состоящей из трёх новелл.

«Влип, Очкарик!»

Первоначально главного героя «Операции «Ы» звали Владик. Но цензура приказала имя изменить. Владик - это Владимир, а Владимир - Владимир Ильич...

Первые две новеллы - «Напарник» и «Наваждение» - снимали в Москве и Одессе. Как вспоминают коллеги, Гайдай доказывал кино­начальникам - такой-то эпизод надо снять вне столицы - и выбивал командировку на море.

В «Напарнике» гигантская территория «Мосфильма» сама является декорацией (Мосфильмовская ул., 1) (1). Здесь снимается отделение милиции, где суровый милиционер (Владимир Басов) зачитывает наряды, куда нужно направить задержанных на исправительные работы.

Велико­возрастного верзилу-хулигана Федю (Алексей Смирнов) за драку в автобусе отправляют на строительство, где подрабатывает пострадавший в этом инциденте - студент Шурик (Александр Демьяненко). Съёмки проходят в районе будущей станции метро «Свиблово», на ул. Седова (2). В 1960-м к столице были присоединены большие территории: подмосковные города, деревни, колхозные поля со временем превращались в новые городские микрорайоны. Как раз такой жилой квартал с 5- и 8-этажными строящимися зданиями фигурирует в картине. Там герои произносят ставшие крылатыми фразы. Федя говорит: «Если я встану, ты у меня ляжешь», «Влип, очкарик!» А Шурик в финале учит верзилу розгами: «Надо, Федя, надо!»

Когда хулигану везут обед, машина проносится по перекрёстку Вражских и 7-го Ростовского пер. (3). Граждане переходят улицу, стоит милиционер-регулировщик. Ничего из того, что мы видим в кадре, не сохранилось на сегодняшний день в районе Плющихи. А вот обедают герои Демьяненко и Смирнова уже в Одессе - похожие кварталы строили тогда во многих городах.

Новелла «Наваждение» - о студентах и экзаменах. Шурик и Лида (Наталья Селезнёва) учатся в Политехническом институте. В роли этого учебного заведения выступает Институт элементоорганических соединений им. Несмеянова РАН (ул. Вавилова, 28) (4). Лида бежит по ступенькам с мороженым, размахивая сумочкой, радуясь, что сдала экзамены на «отлично». А дальше - монтаж. Шурик видит выплывающую из здания вуза героиню, но сам при этом стоит в парковой зоне киностудии «Мосфильм».

Во время «штурма знаний» Шурик пытается заглянуть в книгу, которую держит каменный студент, стоящий у главного здания МГУ (Ленинские горы, 1) (5).

В трамвай персонажи садятся в районе ВДНХ, в 1-м Сельскохозяйственном проезде, рядом с трамвайным депо им. Баумана (6) .

1965 и 2017 гг. Во второй части трилогии «Операция «Ы» и другие приключения Шурика» «Наваждение» персонажи садятся в трамвай в районе ВДНХ, в 1-м Сельскохозяйственном проезде, рядом с трамвайным депо им. Баумана. На этом самом месте Глеб Жеглов и Владимир Шарапов поймали Кирпича в «Месте встречи изменить нельзя».

Фото: Кадр из фильма; АиФ / Эдуард Кудрявицкий

С ВДНХ герои моментально пере­мещаются на площадь Борьбы - в окрестности теперешней станции метро «Менделеевская» (7). Это площадка треугольной формы с уютным сквером, опоясанная трамвайными путями. Сегодня место практически не изменилось и сохраняет старомосковскую атмосферу.

Когда Шурик и Лидочка на ходу читают конспекты, перешагивая через люки, мы видим Комсомольский проспект (8) . Эти места облагородили только в ­1950-е гг. До 1958 г. там была улица с соот­ветствующим названием - Большие Кочки.

А вот «жила» Лида в Одессе, там снимали эпизоды с собакой, которую герои пытались накормить доктор­ской колбасой, превратив её с помощью снотворных таблеток в любительскую.

«Налетай, торопись!»

В последней части трилогии «Операция «Ы» в Москве снимались только сцены, где жулики Трус (Георгий Вицин), Бывалый (Евгений Моргунов) и Балбес (Юрий Никулин) торгуют кошками-копилками и ковриками с русалками. Видим деревянные ряды на старом Тишинском рынке (Тишинская пл., 1) (9). Все помнят знаменитую вицинскую фразу: «Налетай, торопись, покупай живопись!» Тишинку показывают со всех ракурсов. Это уже кино­документ. Сегодня там торговый центр с блошиным рынком, но это уже совсем другая история.

«Операция «Ы» и другие приключения Шурика» стала в СССР лидером кинопроката 1965 г. Фильм посмотрели 69,6 млн человек. Но у самого Гайдая к комедийному жанру было отношение сложное.

«Лёня мне говорил: «Всё, не буду больше снимать комедии - это так тяжко. Возьму мело­драму», - рассказывает «АиФ» вдова режиссёра актриса Нина Гребешкова. - А потом через какое-то время: «Господи, люди так тяжело живут. Пусть посмеются». Думаю, Гайдай понимал свою исключительность.

Когда Лёню спрашивали, как его объявить, он отвечал: «Ничего не надо. Скажите: «Режиссёр-постановщик Гайдай». Я возмущалась: «Ты разве звания по блату получил?» - «Нинок, народных СССР - как собак нерезаных, а Гайдай один». А знаете, как он с цензурой боролся? Мог в финале комедии «приклеить» атомный взрыв. Приёмная комиссия Госкино смотрела фильм и записывала: «Бутылки в кадре - нельзя, пьяных - нельзя». Кончилась картина, и вдруг... атомный взрыв. «А это что такое?» - «Всё предыдущее было сказкой, пародией. А это наша современность». - «Но это ни с чем не вяжется. Ладно, бутылки пусть остаются. Но отрежьте взрыв». - «Нет. Это принципиально». - «Тогда на полку». Через три дня Гайдай говорит директору картины: «Скажите в Госкино: я скрепя сердце согласился отрезать взрыв». Так он спасал собственное дитя».


ВЫБОР РЕДАКЦИИ