Выбор редакции

Что меняет референдум в Курдистане

Формально идея референдума воспринята отрицательно, но крест на независимости Иракского Курдистана никто не ставит. Из-за войны с ИГИЛ и экономических интересов внешние силы не могут однозначно выбрать между Багдадом и Эрбилем. А значит, референдум – это только начало долгого торга о статусе Иракского Курдистана

Чем ближе становится победа над ИГИЛ (запрещено в РФ), тем острее встает вопрос, как будут строиться отношения потом между победителями. Первые заявки уже звучат: иракские курды объявили, что 25 сентября проведут референдум о независимости этого региона от Ирака. Речь идет не только о территории, которая официально находится под юрисдикцией Эрбиля, но и о выходящих за ее пределы «спорных районах» вокруг Киркука, Мосула и Синджара. Курды уже взяли их под свой контроль, воюя против ИГИЛ в рядах антитеррористической коалиции.

Спор о будущих границах в этой части Ирака – это в первую очередь спор о судьбе одного из самых богатых нефтью районов страны. Запасы нефти на обозначенных курдами территориях оцениваются примерно в 45 млрд баррелей. Это примерно треть всех нефтяных богатств Ирака. Кроме того, регион имеет и стратегическое значение, связывая Ирак, Турцию, Сирию и Иран.

Решение иракских курдов уже вызвало негативную реакцию в регионе, особенно среди ближайших соседей – Турции, Ирана и Сирии, которые опасаются, что курдские меньшинства в их странах последует примеру собратьев в Ираке. Багдад предсказуемо выступил против любых односторонних действий Эрбиля. В неловкой ситуации оказались и западные союзники курдов, прежде всего США, а также Россия.

При этом большинство из упомянутых государств приложили немало сил для того, чтобы помочь Иракскому Курдистану стать политически и экономически самостоятельным. И всех внешних игроков вполне устраивала ситуация, которая складывалась вокруг иракских курдов в последние 14 лет, после того как в Багдаде пал режим Саддама Хусейна. Всех, но не самих курдов. И теперь они вынуждают международное сообщество сделать выбор.

Противоречия, годами существовавшие между Багдадом и Эрбилем, в очередной раз обострились еще в 2013–2014 годах. Тогда курды обвиняли центральное правительство Ирака в том, что получают меньше доходов от нефти, чем им положено по договору. А Багдад считал, что курды чересчур самостоятельны, в том числе в сотрудничестве с иностранными компаниями, которым они предлагают более выгодные условия работы, чем в других нефтеносных провинциях Ирака. Особенно болезненным шагом стало заключение Иракским Курдистаном соглашения с Турцией об экспорте нефти без санкции иракского правительства.

Неизвестно, чем бы закончилось противостояние, если бы летом 2014 года террористическая группировка «Исламское государство Ирака и Леванта» не заняла территории вокруг Мосула и не приблизилась к Киркуку. Под контроль террористов попали и нефтяные месторождения, и военные базы.

В борьбе с ИГИЛ курдские отряды были более боеспособны, чем иракская армия. Против ИГИЛ воевали и продолжают воевать иракские, сирийские и пришедшие им на помощь турецкие курды. В результате на их стороне впервые за долгое время оказались симпатии мирового сообщества. Самое время, чтобы отстаивать свои интересы. Сейчас ситуация уже не такая шаткая, ИГИЛ терпит поражение по всем фронтам. Курды не хотят ждать, когда их помощь перестанет быть нужной и им укажут на дверь, как это уже не раз бывало в прошлом.

Обманутые надежды

Севрский договор, подписанный в 1920 году по итогам Первой мировой войны странами Антанты и их союзниками с Османской империей, предполагал создание независимого курдского государства. Но уже в Лозаннском договоре 1923 года эта территория была поделена между Турцией, Ираком и Сирией (две последние страны были под протекторатом Великобритании и Франции). Курды боролись с турками за независимость с конца XIX века, но в итоге остались ни с чем.

Затем десятилетиями мировые и региональные державы использовали курдский фактор в своих интересах, обещая курдам если не независимость, то широкую автономию. Но обещания оставались пустыми. Война для курдов никогда не заканчивалась.

Курдский автономный район в Ираке был создан в 1970 году на территории трех иракских провинций: Дахук, Эрбиль и Сулеймания. Это была примерно половина исторических территорий Иракского Курдистана. В автономию не вошел Киркук. Это, а также ограничение прав курдов послужило причиной для начала одного из самых массовых курдских восстаний. В итоге с 1975 и до конца 1980-х годов в Ираке по приказу Саддама Хусейна проводилась политика арабизации курдских районов. Против курдов применяли химическое оружие, сотни тысяч были казнены, многие курдские города и деревни сровняли с землей. На помощь им никто не пришел, пока это не стало выгодно.

Ситуация резко изменилась в апреле 1991 года, когда после очередного потерпевшего крах курдского восстания СБ ООН объявил территорию Ирака к северу от 36-й параллели зоной безопасности. Это произошло спустя несколько месяцев после операции «Буря в пустыне», в ходе которой международная коалиция во главе с США впервые выступила против Багдада. Наказав режим Хусейна за попытку аннексировать Кувейт, Вашингтон решил не останавливаться, и к октябрю 1991 года международная коалиция во главе с США и курдские военизированные формирования пешмерга заставили иракские войска покинуть Дахук, Эрбиль и Сулейманию.

На 12 лет Иракский Курдистан был полностью оторван от Ирака и жил своей жизнью – политической и экономической. Выросло целое поколение, которое не знало арабского и ничем не было связано с Багдадом, разве что контрабандной торговлей. Представить воссоединение было практически невозможно. Но после свержения Саддама Хусейна курдам не дали отделиться от Ирака. Международное сообщество не могло допустить раскола страны, да и курды претендовали на гораздо большую территорию, чем та, что находилась под их контролем до 2003 года.

Речь шла о традиционных курдских землях, прежде всего нефтеносном районе Киркука, который еще в 1992 году курдский парламент объявил своей столицей, хотя город и находился под юрисдикцией Багдада.

После долгих споров и попыток учесть все интересы в 2005 году была одобрена Конституция Ирака, закрепившая за Иракским Курдистаном право самостоятельно распоряжаться нефтяными доходами и иметь собственное вооруженное ополчение – пешмерга. При этом статья 140 Конституции признавала наличие спорных территорий и предписывала провести референдум по их самоопределению не позднее 31 декабря 2007 года.

Курды

Разделение иракского Курдистана между партиями

Но этого не случилось. Поэтому в 2009 году Национальная ассамблея Иракского Курдистана в одностороннем порядке утвердила проект новой Конституции автономии, где включила Киркук в состав Курдистана. Это стало своеобразной декларацией о намерениях. Оставалось только ждать, когда курды попробуют эти намерения реализовать.

Война с ИГИЛ только укрепила позиции курдов. Еще в марте над Киркуком по инициативе губернатора провинции Наджм ад-Дина Карима был поднят курдский флаг. Примерно тогда же в Эрбиле объявили, что референдум о независимости пройдет до конца года.

Спорных территорий больше нет

Премьер-министр Иракского Курдистана Нечирван Барзани уже выразил надежду, что термин «спорные территории» исчезнет из политического словаря Эрбиля и Багдада. «У нас больше нет спорных территорий… Впрочем, эти районы никогда и не были спорными. Они часть курдского региона и были освобождены благодаря крови, пролитой мучениками и пешмерга. Все разговоры на эту тему не должны больше походить на те, что велись несколько лет назад», – заявил он.

Его дядя, президент Иракского Курдистана (официально – глава регионального правительства Курдистана) Масуд Барзани утверждает, что референдум о независимости предотвратит новое кровопролитие в Ираке. Во многом он прав. В сложившейся ситуации важно договориться с иракскими властями и раз и навсегда разграничить территорию. Иначе столкновения неизбежны. Но уступит ли так легко Багдад – большой вопрос. Очевидно, что потребуются длительные переговоры, в которые будут вовлечены и региональные, и мировые державы, в том числе США и Россия.

Курды - пешмерга в Ираке

В полном размере: Курды - пешмерга в Ираке

Впрочем, проведение референдума еще не означает, что сразу после него курды в одностороннем порядке объявят независимость. Они всего лишь рассчитывают получить юридическое обоснование для переговоров (а на самом деле торга) с Багдадом.

Барзани уже пообещал, что сохранит контакты с иракским правительством во всем, что касается борьбы с терроризмом, а курдские пешмерга будут сотрудничать с иракской армией. «Мы хотим решить вопрос путем диалога», – сказал он в интервью Foreign Policy, добавив, что премьер-министр Ирака Хейдар аль-Абади в разговоре с ним был настроен позитивно.

Такая оценка расходится с официальной реакцией Багдада, но, с другой стороны, премьер аль-Абади вполне мог быть доволен обещанием Барзани не делать резких шагов в одностороннем порядке.

В Эрбиле не все спокойно

Есть и еще один потенциальный источник рисков. Барзани сейчас может обещать что угодно, но нет гарантий, что он останется у власти после 6 декабря, когда в Иракском Курдистане должны пройти парламентские и президентские выборы. Семидесятилетний Масуд Барзани, чей срок полномочий истек еще в 2015 году, заявил, что не будет выставлять свою кандидатуру на пост президента. Сдержит ли он слово? А если да, то кто его заменит? Не вспыхнет ли очередной внутрикурдский конфликт? Опыт гражданской войны у иракских курдов уже был.

Даже решение провести референдум о независимости поддержали хоть и большинство, но не все политические силы Иракского Курдистана. Против выступили две партии: Движение за перемены («Горран») и Исламская группа Курдистана. Они считают, что подобное решение может принять только парламент, работа которого приостановлена с октября 2015 года из-за разногласий между «Горраном» и Демократической партией Курдистана (ДПК), возглавляемой Барзани.

Курды в контексте трубопроводов

Курдистан в контексте трубопроводов

Противники референдума опасаются, что он принесет дополнительные очки клану Барзани на предстоящих в декабре президентских и парламентских выборах.

Следует также учитывать, что на «спорных территориях» находятся курдские вооруженные формирования, неподконтрольные Эрбилю. Например, отряды турецкой Курдской рабочей партии – давнего врага и Анкары, и Барзани. С ними вопрос о референдуме Эрбиль не согласовывал.

Поэтому возникает еще один вопрос: кто же будет контролировать территорию, которую Барзани хочет официально включить в Иракский Курдистан? Особенно с учетом того, что у всех курдских сил разные зарубежные покровители. Так, Демократическая партия Курдистана Барзани всегда тяготела к Анкаре. А вот ее основному конкуренту в Иракском Курдистане – Патриотическому союзу Курдистана (ПСК), базирующемуся в Сулеймании, всегда благоволил Тегеран. Так же как и партии «Горран». Тегеран поддерживал контакты и с турецкой Рабочей партией Курдистана (РПК). Даже в самый разгар войны с ИГИЛ случались столкновения между отрядами Барзани и силами турецкой РПК.

Запутанные интересы

Соседи курдов были готовы смотреть на многосторонние контакты Эрбиля сквозь пальцы. Но референдум о независимости пошатнет статус-кво и может привести к переделу зон влияния, и не только в Иракском Курдистане.

В Тегеране и в Москве опасаются, что раскол Ирака станет прецедентом, который потом отразится на Сирии. Ситуация в других странах с курдскими меньшинствами – Турции и Иране – все-таки относительно стабильна, а вот тема раздела Сирии постоянно возникает в политической повестке дня. Кроме того, иранские власти связаны с Багдадом тесными союзническими отношениями и поэтому не могут открыто поддержать Барзани.

Курдистан

Анкару беспокоит активная деятельность на территории Ирака и Сирии отрядов турецкой Рабочей партии Курдистана. Заботит ее и потенциальный центробежный эффект. Но при этом и Иран, и Турция очень активны в экономике Иракского Курдистана, в том числе в нефтяных проектах, поэтому в конфликте с Эрбилем не заинтересованы.

Открыто дать согласие на раздел Ирака не сможет и Вашингтон. Свергнув Саддама Хусейна, США взяли на себя ответственность за реконструкцию Ирака и обязались сохранить его территориальную целостность. Но в то же время для Вашингтона важны военные контакты с иракскими курдами. Ведь противостояние с ИГИЛ все еще продолжается, да и в дальнейшем неясно, каким будет расклад сил в регионе. Работают в Иракском Курдистане и западные нефтяные компании.

Москва нуждается в поддержке курдов в Сирии. Что касается Иракского Курдистана, то здесь она наращивает в первую очередь экономическое сотрудничество. В феврале «Роснефть» подписала с Эрбилем контракт о покупке нефти на период с 2017 по 2019 год. А в июне в ходе визита в Россию Нечирвана Барзани была достигнута договоренность о монетизации проекта по эксплуатации экспортного нефтепровода на территории Иракского Курдистана. «Роснефть» получила доступ к управлению крупной региональной транспортной системой, мощностью 700 тысяч баррелей в сутки с планируемым расширением до 1 млн баррелей до конца 2017 года. Есть и другие проекты в сфере энергетики. Все они ориентированы на длительное сотрудничество и требуют стабильности.

В итоге однозначно выбрать Багдад или Эрбиль внешние силы не могут. Неслучайно так похоже расплывчаты официальные заявления Госдепа США и МИД РФ.

«Мы поддерживаем единый, стабильный и федеративный Ирак. Мы ценим и понимаем законные чаяния народа Иракского Курдистана, – заявили в Госдепартаменте. – Мы будем поощрять региональные власти к взаимодействию с правительством Ирака по целому ряду важных вопросов, среди которых будущее отношений между Эрбилем и Багдадом».

«Исходим из того, что все известные проблемы в отношениях между курдскими властями и федеральным центром в Багдаде, в том числе по вопросу формата их сосуществования, должны решаться путем конструктивных переговоров и с непременным учетом общих приоритетных задач, прежде всего борьбы с международным терроризмом», – назвала российскую позицию Мария Захарова.

То есть формально идея референдума воспринята отрицательно, но крест на независимости Иракского Курдистана никто не ставит. При этом официальной реакции глав США и РФ пока нет. По словам Барзани, американский президент Дональд Трамп просил его перенести референдум, но получил отказ. Президент России Владимир Путин пообещал выстраивать свою позицию по курдскому вопросу в рамках международного права.

Турция - этническая карта

Карта в полном размере: Турция - национальный состав

Эрбиль, конечно, заинтересован в международной поддержке – несмотря на браваду, курдские политики не хотят остаться в изоляции. Поэтому референдум – это только начало торга о статусе Иракского Курдистана. И исходы тут возможны самые разные. В конце концов, Палестина получила статус государства – наблюдателя в ООН, но по-прежнему зависима от Израиля, а статус многих территорий давно висит в воздухе. Переговоры можно вести годами, если бы не нефть и не постоянная угроза со стороны террористов в регионе.

По мере приближения даты рефередума в Иракском Курдистане, который должен будет зафиксировать распад Ирака, идет постепенное нагнетание военно-политической напряженности.

Иран предупредил курдов, что если они попробуют провести референдум 25 сентября, то их не ждет ничего хорошего.

Две главные правящие партии Иракского Курдистана проводят встречу в Эрбиле для обсуждения оппозиции Тегерана в отношении запланированного референдума о курдской независимости и для возобновления работы парламента Курдистана.

Высокопоставленный курдский чиновник назвал встречу "Демократической партии Курдистана" (ДПК) и "Патриотического союза Курдистана" (ПСК) "важной" и нацеленной на "оценку" официальной реакции Ирана на референдум, который пройдет 25 сентября. Хемин Хаврами, советник президента Курдистана Масуда Барзани, сказал, что на встрече будет также обсуждаться судьба парламента в свете последнего предложения ДПК реактивировать курдский законодательный орган без каких-либо предварительных условий.Хаврами также сказал, что на встрече будет вновь подтверждено, что проведение референдума состоится "вовремя".

Почему Турция обречена

В понедельник 17 июля делегация ПСК посетила Иран по приглашению правительства Исламской республики. На встречах лидеры Ирана предупредили делегацию о том, что Эрбилю не следует ожидать от Тегерана "хороших вещей", если курдский регион будет настаивать на проведении референдума.

Делегация ПСК сообщила, что представители ПСК заявили в Тегеране, что они остаются приверженными праву курдов на самоопределение как одному из основных лозунгов партии с момента ее основания.

ДПК выразила свою озабоченность в связи с визитом ПСК в Иран, но отметила, что ПСК остается приверженной запланированному референдуму.

Высокопоставленное должностное лицо ДПК и член недавно созданного Высшего совета референдума, Хошияр Зибари, сообщил в среду в интервью "Rudaw", что, кроме Ирана, ни одна другая страна прямо не выступила против курдских намерений создать независимое государство.

"Мы не видели ни одной страны, кроме Ирана, прямо и решительно выступающей против принципа референдума", - сказал Зибари, добавив, что право на самоопределение закреплено в международных принципах и законах, и поэтому должно соблюдаться.Зибари сказал, что другие страны выразили свое несогласие со сроками или механизмом референдума, но никто не выступил против этого процесса.

Как курды строят социализм на войне

"Мы полны решимости провести референдум 25 сентября", - сказал он, заявив, что отсрочки не будет.

ПСК и ДПК, которые разделяют стратегический альянс в течение десятилетия и практически правили регионом Курдистан с момента его основания после первой войны в Персидском заливе в 1991 году, вместе с "Исламским союзом Курдистана" (ИСК) и многочисленными меньшими партиями в июне договорились о проведении референдума 25 сентября этого года.

"Горран" и "Исламская группа Курдистана" (ИГК) - две курдские партии, являющиеся членами коалиционного правительства Курдистана, отказались присутствовать заседаниях, посвященных референдуму, заявив, что для решения любых вопросов о независимости должна быть возобновлена работа парламента Курдистана, который и примет закон о проведении референдума. Напоминаем, что работа парламента Курдистана была приостановлена осенью 2015 года из-за острых политических разногласий между "Горран" и ДПК.

На прошлой неделе ДПК отказалась от своего предварительного условия по активизации парламента, заявив о готовности согласиться на возвращение спикера парламента Юсифа Мохаммеда, члена "Горран".

Партия "Горран" сейчас занята своими внутренними выборами после смерти своего лидера и основателя Науширвана Мустафы, умершего от рака в мае этого года. Партия заявила, что собирается официально откликнуться на предложение ДПК после выборов нового лидера, которые должны состояться во вторник. Ранее "Горран" отвергала любые компромиссные предложения ДПК.
Сегодня в Сулеймании также проходит совместное заседание руководства ПСК и "Горран".

Три уклада экономики Рожавы

Тут курды несколько лукавят, так как помимо Ирана, открыто против референдума выступает и Ирак, который получив поддержку со стороны Ирана, перешел к прямым военным угрозам.

Официальный представитель сил пешмерга Регионального правительства Курдистана (КРГ) прокомментировал слова министра обороны Ирака, который заявил в Тегеране, что иракская армия откажется от того, что он назвал разделяющим Ирак, в возможной ссылке на референдум о независимости Курдистана.Время языка угроз истекло", - сказал в интервью "Rudaw" Сарбест Лазгин, заместитель министра пешмерга, в ответ на слова министра обороны Ирака Эрфана аль-Хияли. "Политика региона Курдистан ясна и открыта - мы всегда подчеркиваем, что проблемы с Багдадом должны решаться мирно и посредством переговоров".Как сказал курдский чиновник, "угрозы - это нехорошо. Но мы в регионе Курдистан защищаемся перед лицом любых возможных угроз из любых мест".

В воскресенье министр обороны Ирака, выступая в Тегеране, предупредил, что иракская армия выступит против любой "оккупации" или предложения разделить страну. Об этом сообщило государственное информационное агентство Ирана "IRNA". Иракская армия, независимая и основанная на опыте прошлых лет, выступит против любой враждебности или "оккупации" на своей земле, заявил министр обороны Ирака на встрече с Али Шамхани, секретарем Высшего совета национальной безопасности Ирана
.
Очевидно, в связи с готовящимся референдумом о независимости Иракского Курдистана, Хияли сказал, что Багдад запретит любые "незаконные меры" и "мятеж", направленные на разделение Ирака.

Сирийский Курдистан глазами анархиста

Как заявил представитель сил пешмерга, у курдской армии "хорошие отношения с иракской армией, находящиеся на высоком уровне, и эти отношения продолжатся, и мы отвергаем эти угрозы".

На встрече в Тегеране министр обороны Ирака также выразил признательность за военную поддержку Тегерана в борьбе с терроризмом в Ираке, назвав усилия Ирана решающими.

Со своей стороны, секретарь Высшего совета национальной безопасности Ирана заверил Багдад в том, что Тегеран поможет сохранить единство и суверенитет Ирака. Он также сказал, что "попытки, направленные на разделение Ирака", заложат основу для того, что он назвал ухудшением безопасности соседней страны.

Шамхани добавил, что территориальная целостность и национальное единство Ирака гарантируют стабильность, безопасность и интересы всех иракских сект и этнических групп.

Иран неоднократно выражал свое несогласие с референдумом в Курдистане. В ходе недавнего визита в Тегеран делегации курдской партии "Патриотический союз Курдистана" (ПСК), Шамхани предупредил делегацию ПСК, что референдум о независимости изолирует и ослабит Курдистан.

Турецкий вопрос и красный Курдистан

"Хотя этот вопрос может быть привлекательным по внешнему виду, но на самом деле он изолирует и окажет давление на иракских курдов и ослабит Курдистан и, наконец, весь Ирак", - сказал в понедельник Шамхани делегации ПСК.

Хошияр Зибари, высокопоставленный член "Демократической партии Курдистана" (ДПК) и член Высшего совета референдума, сказал в среду в интервью "Rudaw": "Мы не видели ни одной страны, кроме Ирана, прямо и решительно выступающей против принципа референдума".

Также в воскресенье иранское информационное агентство "IRNA" сообщило, что министр обороны Ирана Хосейн Дехган и министр обороны Ирака подписали меморандум о взаимопонимании, который позволит проводить совместные военные учения и операции.

Шиитский Тегеран и правительство в Багдаде, контролируемое шиитами, усилили свои связи после падения режима партии Баас Саддама Хусейна, возглавляемой суннитами, в 2003 году.

Все это создает предпосылки для активизации шиитско-курдского конфликта уже в ближайшие месяцы, где основной механизм, который попробует использовать Багдад для удержания северных районов страны в своем составе будет потенциальная угроза ввода иракских и иранских войск на территории контролируемыми режимом в Эрбиле, чтобы вынудить курдов отказаться от планов по отделению Курдистана от Ирака.

Революция в Курдистане

Важную роль в перспективах этой эскалации будет играть позиция Турции, которая в отличие от курдов Рожавы и Африна с которыми у нее непримиримый конфилкт, имеет более-менее рабочие отношения с режимом Барзани. У Эрдогана тут своеобразный выбор - проводить последовательную анти-курдскую политику и поддержать линию Багдада и Тегерана или же не препятствовать иракским курдам, в расчете на то, что они свернут поддержку РПК и ослабят влияние Ирана, что соответственно приведет к усилению роли Турции. Оба варианта имеют существенные плюсы и минусы для Турции, поэтому свою позицию в отношении происходящего в северном Ираке Анкара старается сохранять максимально гибкой, чтобы обеспечить себе максимально возможное пространство решений, когда придет пора делать окончательный выбор.

Куда проще линия США, которые недвусмысленно поддерживают устремления курдов и вероятный распад Ирака, при этом в свете обострения отношений США с Ираном, роль иракского Курдистана будет в числе прочего связана со сдерживанием иранского влияния на Ближнем Востоке, что может обеспечить Эрбилю поддержку не только США, но и Саудовской Аравии и Израиля, которые сейчас изыскивают средства для ограничения роста иранских возможностей в Ираке и Сирии.

Россия дежурно поддерживает территориальную целостность Ирака и пока прямо против референдума не высказывалась, продолжая отслеживать развитие событий. Иран и Ирак наверняка будут проводить консультации с РФ на предмет перспектив референдума 25 сентября, но Россия вряд ли будет стремиться любой ценой к сохранению территориальной целостности Ирака. за исключением тех сценариев, которые могут негативно повлиять на ход сирийской кампании.

Сирийский Курдистан глазами марксиста

Важную роль в формировании позиции России в отношении назревающего конфликта, будет играть уровень отношений с США к моменту начала полноценной эскалации в северном Ираке. Но как представляется, максимум российского участия в этом вопросе это дипломатическая поддержка Ирана и Ирака, а также поставки вооружений для иракской армии, что уже вылилось в свежий контракт на поставку большой партии новых танков Т-90, которые потенциально могут быть использованы как в продолжающейся кампании против Халифата, так и в гипотетическом конфликте в Иракском Курдистане.

Впрочем, стоит помнить, что Пешмерга также имеет внешних спонсоров, которые проводят системную кампанию по военной подготовке курдской пехоты и поставкам вооружений. В результате, ситуация носит взрывоопасный характер, так как стабилизирующий фактор совместной борьбы с Халифатом постепенно уходит и проявляются коренные противоречия сторон, которые могут привести к новой войне сразу после окончания предыдущей.

Перспективы же военного конфликта далеко не очевидны. Как представляется, иракская армия самостоятельно врядли сможет разбить Пешмергу, даже имея существенное превосходство в технике. У курдов достаточно неплохая пехота, которая в отличие от иракцев. не понесла тяжелейших потерь в боях за Мосул.

Народная демократия в Курдистане

Совсем другое дело, если в подобной гипотетической кампании, на территорию Курдистана по официальному запросу Багдада будут введены иранские войска, которые совместно с иракской армией, за счет численного и технологического превосходства, вполне могут решить задачу по физическому блокированию процессов отделения Курдистана от Ирака. Но тут уже слишком много переменных, связанных с позицией США, России, Турции, Саудовской Аравии, которые усложняют прогнозирование развития событий при реализации подобного сценария.

Все это возвращает к известной карте "Большого Ближнего Востока" опубликованной в 2007 году и отражавшей американское видение переустройства региона, для чего и была запущена "Арабская весна".

Спустя 10 лет, американцы вполне могут попробовать реализовать хотя бы некоторую часть своего видения, за счет разыгрывания курдского фактора. Как обычно, попытки реализации таких планов связаны с угрозой новых кровопролитных войн.

http://carnegie.ru/commentary/71408

http://kurdistan.ru/2017/07/23/news-29871_DPK_i_PSK_obsuzhdayu.html

http://colonelcassad.livejournal.com/3562064.html

НОВОСТИ ПО ТЕМЕ