Выбор редакции

Мемориал орлят и Святые ворота: Польша предъявила претензии на Львов и Вильнюс

Мемориал орлят и Святые ворота: Польша предъявила претензии на Львов и Вильнюс

Министерство иностранных дел Украины вызвало польского посла и вручило ему ноту протеста в связи с планами Варшавы разместить на страницах нового польского паспорта изображение часовни-ротонды. Данная часовня расположена на территории польских военных захоронений («Мемориала орлят») на Лычаковском кладбище в украинском Львове.

Паспорт раздора

Нынешний скандал между Киевом и Варшавой — отнюдь не первый в череде «исторических заявок», которые возникли в ходе обсуждения проекта дизайна нового польского паспорта.

Буквально за три дня до начала спора с Киевом, касающегося ротонды Лычаковского кладбища, аналогичный конфликт произошел между Варшавой и Вильнюсом. Литва выступила против использования на польских паспортах изображения достопримечательности литовской столицы — Святых ворот (Острая брама, ворота Аушрос).

Официальная позиция Варшавы в этом споре с Киевом и Вильнюсом пока что не определена. Фактически, Польша использует для взаимоотношений со своими восточными соседями известный принцип Vox populi vox Dei («Глас народа — глас божий»), выдвигая на первый план польское общественное мнение.

Связано это с тем, что официальную инициативу по размещению львовской часовни и вильнюсских ворот обратили в вид общепольского голосования. Ранее МВД Польши запустил голосование в интернете, разместив на специально созданном портале Zaprojektujpaszport 13 изображений будущего паспорта, где наряду с видными польскими историческими деятелями и архитектурными достопримечательностями присутствуют Острая брама и Мемориал орлят. Последний, к слову, посвящен польским подросткам, павшим в ходе польско-украинской войны 1918–19 годов.

Кроме этой, весьма спорной инициативы польского МВД, Варшава педалирует и другие нелицеприятные для Украины аспекты той войны. Так, уже в 2018 году Польша планирует начать публикацию подборки исторических документов, в том числе прежде секретных и неизвестных, приурочив событие к 100-летию со дня обретения Польшей независимости.

Мемориал орлят и Святые ворота: Польша предъявила претензии на Львов и Вильнюс

К настоящему времени в голосовании лидирует вильнюсский символ — его предпочли уже свыше 59 тысяч человек. Главная причина такой популярности литовской достопримечательности — чудотворная икона Божьей Матери, расположенная на Святых воротах. На протяжении длительного периода времени, когда Вильнюс (Вильно) находился в составе исторической Польши, эта икона для поляков была одной из главных национальных святынь.

Символ Мемориала орлят во Львове, который также воспринимается поляками как национальная святыня, пока входит в тройку лидеров голосования, набрав 45 тысяч голосов.

Читайте также: Петр Порошенко против американских катеров и прочие проблемы ВМСУ

Впрочем, не обошли вниманием в нынешнем польском «народном голосовании» и вопрос российско-польских взаимоотношений. На четвертом месте в голосовании сейчас находится фигура ксендза Игнацы Скорупка (больше 41 тысячи голосов). Он стал героем битвы с Красной армией под Оссувом, которая являлась частью Варшавского сражения лета 1920 года.

В Польше это сражение между частями польской и советской армий еще называют «Чудом над Вислой». Тогда Красная Армия отступила, а Польша обрела независимость.

«От можа до можа»

Вопрос «восточных претензий» Польши крайне неоднозначен. Историческая Польша «от можа до можа» («можа» по-польски означает «море», таким образом, речь идет о средневековой Речи Посполитой, погибшей еще в конце XVIII века) прекратила свое существование после Наполеоновских войн. Затем различные части Польши на протяжении целого века входили в состав Российской империи, Германии и Австро-Венгрии.

Нынешние границы государства возникли по результатам Второй мировой войны, в которой роль Польши, как минимум, была неоднозначной. Достаточно упомянуть, что вплоть до 1 сентября 1939 года, когда Польша подверглась нападению фашистской Германии, страна де-факто выступала на стороне Берлина. Например, поучаствовав в разделе Чехословакии в 1938 году и оккупировав Тешинскую область.

Мемориал орлят и Святые ворота: Польша предъявила претензии на Львов и Вильнюс

Тем не менее, на заключительном этапе Второй мировой войны Польша оказалась в числе стран антигитлеровской коалиции, а соединения Войска Польского даже приняли участие в разгроме Германии.

Итогом такого извилистого исторического пути Польши стал определенный политический компромисс: Польша признала права Чехословакии на Тешинскую область и заключила договор с СССР о новой границе, который фиксировал утрату Польшей территории Западной Украины, Западной Белоруссии и части Литвы, включая и Вильнюс.

Взамен этого Польша получала в свой состав значительные территории Восточной Пруссии (за исключением Кенигсберга, переименованного в Калининград) и Восточной Силезии (включая ее центр — город Бреслау, ныне переименованный во Вроцлав).

В силу этого нынешние реваншистские настроения в Польше, которые всячески инспирируются правыми и националистическими силами, опасны для самих поляков.

Читайте также: Время платить: Роман Носиков об участи Саакашвили и его примере для Украины

Стоит упомянуть и тот прискорбный факт, что реальная, а не декларируемая политика Украины также все в большей мере приобретает антипольский характер. Связано это с тем, что нынешний «пантеон национальных героев» Украины «прославился» в первую очередь в западной ее части и известен главным образом террором и расправами по отношению к польскому населению Западной Украины. Так что процесс «раскачивания исторической лодки» успешно подогревается усилиями как с польской, так и с украинской сторон.

Надо учитывать, что хрупкий консенсус касательно текущих границ Польши базируется на целом ряде исторических компромиссов, каждый из которых связан друг с другом. В силу чего попытка Варшавы (пусть и столь непрямая и осторожная), предъявить претензии на утраченные по результатам Второй мировой войны территории может «выйти боком» для самой Польши, вызвав лавинообразный процесс дальнейшего пересмотра итогов последней большой войны на континенте.

Ну а пересмотр итогов прошлой войны, к сожалению, — это обычно не что иное как еще одна война.

НОВОСТИ ПО ТЕМЕ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ