Выбор редакции

Не забывайте о красном лебеде

С учетом нескончаемого безумия, связанного с именем Трампа, мы продолжаем верить в то, что цвет летящего к нам лебедя – рыжий. Но если приближение этого лебедя не несет опасности, как полагают покупатели дна, то тогда, возможно, скорое прибытие красного лебедя заставит их хотя бы задуматься.

График, приведенный внизу, стоит тысячи слов. Этот график полностью опровергает утверждения представителей Уолл Стрит о том, что глобальная экономика ускоряется, и что рост корпоративных прибылей оправдывает недавний взлет рынков.

Все что происходит на рынках связано с короткоживущим кредитным импульсом, рожденным Китаем. Пикин запаниковал в начале прошлого года и открыл краны капитальных расходов в компаниях, принадлежащих государству (SOEs), испугавшись, что экономика страны резко затормозила в самое неподходящее время.

Девятнадцатый съезд Коммунистической партии Китая запланирован на осень 2017 года. Это предстоящее событие, повторяющееся каждые пять лет, имеет особую важность для Пекина. В этот раз должна состоятся коронация Си Цзиньпина в роли второго пришествия Мао.

Пекин не мог допустить возникновения проблем в экономике до этого съезда. Однако угроза уже явно видна на горизонте, о чем недвусмысленно намекает темно зеленая линия на графике, обозначающая общий объем капитальных инвестиций.

Эти инвестиции являются главным драйвером бума в китайской экономике, но их темп годового прироста снизился с 22% в момент прихода Мистера Си к власти в 2012 году до 10% к началу 2016 года.

На графике отчетливо виден резкий подскок коричневой линии. Капитальные инвестиции вдруг более, чем удвоились в трети китайской экономики, которая к тому времени уже страдала от переизбытка производственных мощностей. Предприятия, находящиеся в государственной собственности, производящие алюминий, сталь, автомобили, суда, химию, строительное оборудование, пережили период бума.

Этот подскок был вызван решением самого Мистера Си, и к середине 2016 года рост капитальных инвестиций у компаний, находящихся в государственной собственности, вернулся к отметке 25%, что позволило росту общего объема капитальных инвестиций удержаться у отметки 10%.

Однако вы не можете обеспечивать экономический рост, постоянно строя пирамиды и прочие сооружения, которые имеют низкую отдачу, либо не имеют ее вовсе.

В конце концов иллюзия, порождаемая кейнсианскими тратами, исчезает, а все те неэффективные инвестиции и излишки производственных мощностей сдавливают экономику в удушающих объятиях.

Если инвестиционный бум финансируется за счет безрассудной кредитной экспансии, как это произошло в случае с Китаем, в котором долг вырос с $1 трлн. по состоянию на 1995 год до $35 трлн. по состоянию на сегодняшний день, то такие объятия особенно тесны. По-другому это называется депрессией.

Китайский импульс, направленный на оживление глобальных рынков товаров и сырья, был искусственен и краткосрочен. Он был задан для того, чтобы власти Китая смогли провести 19-й съезд Коммунистической партии.

Теперь, когда желаемые цифры роста ВВП были получены, китайские планировщики и бюрократы уже пытаются найти способы, которые позволят обуздать вышедший из-под контроля кредитный рост и укротить непомерно раздувшуюся экономику, пока та не рухнула.

Неприятные сюрпризы от Китая неизбежны

Срок годности последнего китайского кредитного импульса закончился, как видно на графике, приведенном ниже. По состоянию на первый квартал текущего года темп роста общего социального финансирования (банковские кредиты плюс кредиты теневой банковской системы) достиг невероятных $4 трлн. в год. Это почти треть от ВВП Китая.

Эта цифра до смерти напугала китайских лидеров, и они решили во чтобы то ни стало взять долговую машину под контроль.

Ну а далее нас ждет Великое Китайское Сокращение, которое, скорее всего, начнется, как только Мистер Си консолидирует свою власть на девятнадцатом съезде партии.

Предстоящие изменения в экономике Китая значительно ослабят глобальную экономику – и не следует недооценивать влияние этих изменений на корпоративные прибыли.

Красный лебедь сходит с ума

Половина прироста глобального ВВП, начиная с 2008 года, была заслугой Китая. И этот прирост покупался самым стремительным кредитным расширением за всю историю человечества.

Номинальный ВВП Китая более, чем удвоился с $4,6 трлн. по состоянию на 2008 год до $11,2 трлн. по состоянию на 2016 год. Отношение общего размера долгов страны к ее ВВП увеличилось со 175% до 300% менее, чем за десять лет.

И есть очень серьезные сомнения в возможностях Пекина организовать своей схеме Понци мягкую посадку. В то же время Китай уже не может увеличить свое долговое бремя в 4 раза в течение следующих восьми лет, а значит его дни в роли машины стимулирования глобальной экономики подошли к концу.

С исчезновением импульса, заданного Китаем в 2016 году, мы узнаем, что большинство стран – если использовать известную метафору Уоррена Баффетта – купались голыми с фискальной точки зрения. Мир накроют новые волны финансового кризиса в то время, когда ЕЦБ и прочие центральные банки попытаются начать нормализовать свою монетарную политику.

Короче говоря, в последние 19 месяцев Китай обеспечил фальшивый рост глобальной экономики, и теперь этот рост выдохся. И это происходит в момент, когда центральные банки крупнейших развитых стран наконец останавливают работу своих печатных станков.

Управляющие этих центральных банков в конце концов осознали, что размер агрегированного баланса монетарных регуляторов в $22 трлн. стал слишком велик. Китай же находится в эпицентре двадцатилетнего эксперимента центральных банков в сфере монетарных махинаций. Они деформировали и дестабилизировали каждый сектор глобальной экономики.

Так что, да, рыжий лебедь на всех парах мчит к Белому Дому с заседающим там Дональдом Трампом, а прямо за ним легко угадывается лебедь красного цвета.

Опубликовано 18.08.2017 г.

Источник: Don’t Forget About The Red Swan

НОВОСТИ ПО ТЕМЕ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ