Выбор редакции

Стратегическое давление на Китай



Просто факты:

1. Трамп в ходе предвыборной кампании обещал бороться с торгово-экономическим и политическим влиянием Китайской Народной Республики.
2. Во время первой встречи с председателем Си Цзиньпином в Маро Лаго, показательно был атакован аэродром Шайрат в Сирии.
3. Спустя месяц после инаугурации Трампа начинает раскручиваться кризис вокруг Северной Кореи, которую с помощью учений провоцируют на форсирование испытаний своих ракет. От КНР США ультимативно требуют надавить на своего союзника.
4. На территории Южной Кореи размещаются системы ПРО, создающие определенную угрозу для ракетно-ядерного потенциала Китая.
5. Американские корабли 7-го флота США начинают с 2017 года намного более активно появляться с Южно-Китайском море, а с недавнего времени они и вовсе переводятся в режим постоянного патрулирования, несмотря на протесты МИД КНР.
6. После нормализации отношений Филиппин с Китаем и изменением позиции Дутерте по территориальному спору в Южно-китайском море, на Филиппинах резко активизируется ИГИЛ, что выявляет в том числе и более тесные связи Дутерте с КНР.
7. После того, как Талибан начал вести переговоры с Китаем и Россией, а китайские военные были замечены в восточных районах Афганистана, США показательно сбрасывают "мать все бомб" и увеличивают военный контингент в Афганистане.
8. Участие Пакистана в переговорах об урегулировании с Талибаном и контакты с Китаем в этом вопросе, приводят к требованию со стороны США прекратить контакты с Талибаном и следовать в русле политики США в регионе.
9. Активизировался конфликт Китая и Индии вокруг плато Доклан, где США скорее поддерживали позицию Индии, с которой США активно проводили учения.
10. Под предлогом ядерных испытаний КНДР, США анонсировали увеличение своего военного присутствия в регионе и размещение в Южной Корее дополнительных ударных вооружений (ракет, бомбардировщиков, кораблей).
11. Летом были анонсированы торговые ограничения против Китая, направленные на "защиту американских производителей". Администрация Трампа и министерство торговли ведут разработку санкционного пакета.
12. США продолжают косвенно поддерживать уйгурский и тибетский сепаратизм, как наиболее болезненные точки государственной конструкции КНР.
13. Давление на Венесуэлу поставило под удар не только российские, но и китайские вложения в нефтянную промышленность и инфраструктуру этой страны. В случае Китая это десятки миллиардов долларов.
14. Начавшийся недавно кризис в Мьянме бьет по одному из союзников КНР в регионе. Си Цзипьин в мае этого года заявил, что "Китая и Мьянма - это кровные братья". В августе возобновилась этнорелигиозная резня буддистов и мусульман.

В целом, буквально за год, значительная часть китайской сферы влияния подверглась серьезному воздействию, так же как и ряд зон повышенного экономического и политического интереса КНР, не говоря уже давно существующих механизмах противодействия расширению китайского стратегического влияния на Ближнем Востоке и северо-западной Африке. Выглядит так, что США последовательно ведут борьбу против КНР, используя для этого как стандартные вопросы американо-китайских отношений, так и активизируя различные конфликты по периметру границ Китая, создавая целую серию кризисов порождающих нестабильность. Давлению подвергаются и страны, экономически и политически связанные с КНР - Пакистан, Мьянма, Филиппины, да и таже Россия наконец, но с ней у США отдельный разговор.

Кризис вокруг КНДР в этой связи лишь один из поводов для дальнейшего давления на Китай, которое является не просто риторикой администрации Трампа, а является отражением стратегических устремлений той части американского военно-политического истеблишмента, которая рассматривает Китай как главную угрозу американской гегемонии. Это своеобразная "стратегия сдерживания", в значительной степени калькирующая поведения США в отношении России, где культивируя конфликты по периметру России, они ведут агрессивную информационную войну против РФ, направленную на прикрытие размещения военной инфраструктуры у границ России, а также на ограничение ее экономического влияни в Европе и странах СНГ.
В этом отношении, такой подход США будет неизбежно толкать РФ и КНР навстречу друг другу, что и выражается в участившихся встречах Путина и Си Цзинпина, военных учениях, различных экономических форумах и достаточно тесной связке дипломатических позиций РФ и КНР. Политика РФ и КНР в том или ином виде ведет к подрыву текущего мироустройства, поэтому США будут предпринимать различные меры как против РФ, так и против КНР, хотя формально Китай всячески уклонялся от того, чтобы бросать прямой вызов США. Но как и в случае с РФ, простое желание занимать несколько иное место в вашингтонской системе координат, воспринимается как ересь, которая должна быть наказана. Поэтому мы и видим нарастающее военно-политическое напряжение вокруг Китая.
 

Доп.: Саммит в Сямэне

Прошедший в китайском Сямэне форум БРИКС, достаточно наглядно показал, что Китай не намерен отказываться от своей долгосрочной стратегии нацеленной на расширение своего политического и экономического влияния без вступления в прямую конфронтацию с США. Несмотря на многочисленные недружественные жесты в адрес Китая, китайцы достаточно спокойно комментировали возникшие проблемы, указывая на то, что существенных проблем в отношениях с Индией на самом деле нет. Что КНДР они конечно осуждают, но военного решения у проблемы нет, а путь санкций не эффективен. И так далее в том же духе. Скорее китайцы сосредоточены на реализации своих козырей связанных с активно развивающейся экономикой, которая обеспечивает укрепление военно-политических и экономических позиций как в сфере традиционного влияния Китая, так и в более далеких регионах, где концепция глобальной свободной торговли с снятыми протекционистскими барьерами, рассматривается Китаем как один из способов расширения своего экономического влияния. Вложения в инфраструктуру развивающихся стран, проект "Великого Шелкового Пути" и экономическое партнерство с Россией, демонстрируются как альтернатива экономическому диктату Вашингтона. А продвижение концепции "свободной торговли" в интересах китайских компаний, выглядит как завуалированный ответ американцам, которые пытаются продвинуть протекционистскую политику.
В США по этому поводу в прессе наблюдался весьма симптоматичный поток желчных комментариев, так как до недавнего времени, именно США активно педалировали тему "фритрейда". Но времена изменились и теперь уже Китай, как растущая мировая держава, использует то самое экономическое оружие, которое на этапе роста использовали Британская Империя и США, разрушавшие экономические барьеры в других странах в интересах собственной экономики.

При этом Китай не торопится форсировать события, продолжая выбирать между концептами "Шелкового Пути", в которых заинтересованы различные страны, включая Россию (тем самым он рассчитывает на дополнительные экономические и политические выгоды при утверждении окончательного проекта), а также не спешит торопиться с отказом от доллара в межгосударственных расчетах. Китайцы играют в долгую, поэтому по отношению к США общая тональность форума получилась не слишком конфликтной, гегемона скорее старались упоминать пореже, да и то с посылом, что времена изменились, гегемон уже не тот и ему придется смириться с новыми экономическими реалиям создаваемыми БРИКС и новой ролью ключевых государств БРИКС в международных делах. Вероятно, более конкретно Китай обозначит свою позицию по ключевым вопросам после предстоящего съезда китайской компартии, который сыграет важную роль в организации предстоящих внутренних реформ в Китае анонсированных Си Цзинпином, а также формализации принципов внешней политики Китая в свете усиления напряженности в его сфере влияния.

Для России такая позиция Китая достаточно удобна, так как она позволяет РФ наглядно демонстрировать провал политики дипломатической изоляции, которую с 2014 года пыталась проводить администрация Обамы и которая очевидно с треском провалилась, когда стало понятно, что изоляция от США и ЕС, это не изоляция от остального мира, что весьма уязвила евроатлантических гегемонистов привыкших ассоциировать свои решения со всем миром, что теперь очевидно не так.
Во-вторых, экономическое сотрудничество с Китаем, позволяет России рассчитывать на реализацию крупных инфраструктурных проектов,а также на долгосрочное сотрудничество с китайской экономикой, которое не зависит от произвольных санкций принимаемых Вашингтоном и Брюсселем. Все потери от санкций данное сотрудничество конечно не компенсирует, но даже в нынешнем виде оно являет собой существенную опору для отечественной экономики пребывающей под грузом собственных структурных проблем тянущихся еще с начала "десятых" (когда правительство никак не могло определиться - у нас уже рецессия или пока только стагнация) и санкционного давления со стороны Запада. Разумеется, это подспорье не бесплатное и Китай сам получает от этого сотрудничества существенные экономические бонусы.



Для России, как и для Китая, БРИКС является удобной площадкой, где они могут наглядно демонстрировать самостоятельность своего курса связанного с подтачиванием гегемонии США. Все эти идеи с отказом от доллара, крупные торгово-экономические проекты не учитывающие, а то и вовсе антагонистичные "национальным интересам" США, декларации о новой роли ключевых стран БРИКС в мире, являют собой пример своеобразной глобальной фронды, что не удивительно для стран, против которых США проводят агрессивную дипломатическую и экономическую политику, стремясь ограничить их возможности по ведению активной внешней политики. Заявленные цели администрации США - лишить РФ субъектной внешней политики и ограничить расширение экономического влияния Китая, создают соответствующий бэкграунд для таких встреч как в Сямэне, где стороны выступают по принципу "собака лает, караван идет". БРИКС конечно не является тесно-интегрированным блоком государств, а скорее клубом относительных единомышленников (тем более, как показал пример Бразилии, достаточно уязвимых для внешнего воздействия с целью коррекции курса), где есть совпадение экономических, а в случае с РФ и Китаем, и политических интересов, так как в сухом остатке, противник у них один и тот же, даже если Китай уклоняется от прямой борьбы, а российские чиновники периодически радуют заявлениями, что "новой холодной войны нет". За этой смягчающей риторикой, существует достаточно конкретный набор шагов со стороны обеих стран, которые за последние годы вели к подрыву американской гегемонии, что и обуславливает недовольство Вашингтона нынешним поведением России и Китая. Но вернуться на 10-15 лет назад, когда у этих стран было строго отведенное место в всемирном разделении труд (Россия мировая бензоколонка и поставщик ресурсов, Китай - мировая фабрика с дешевой рабочей силой и огромный потребительский рынок), уже не получится. Проект американского глобализма благополучно отдал концы, а на смену ему идет эпоха региональных блоков, претендующих на заполнение вакуума силы (экономической, политической, военной) там, где США уже не могут поддерживать прежний уровень контроля. Впрочем, как не трудно заметить по заявлениям и действиям Вашингтона последних месяцев, с этими изменениями США просто так не смирятся, поэтому давление на Россию как минимум сохранится, а в случае с Китаем, скорее всего будет нарастать. Что в свою очередь будет вести к более тесному взаимодействию КНР и РФ на различных площадках.

В этом плане, очередной саммит БРИКС, довольно промежуточный по результатам, примечателен скорее тем, что он еще раз обозначил ориентиры, к которым двигаются региональные "смутьяны", которых США хотят, но не могут наказать. И если уж говорить о российских перспективах, то с учетом институционального и в какой-то мере экзистенциального конфликта РФ с Западом, подобное сотрудничество в рамках БРИКС всяко лучше попыток выпросить место в "золотом миллиарде" и наивных надежд на то, что политические или экономические уступки США, позволят избавиться от санкций и снова стать рукопожатными в "лучших домах Европы". В отличие от "дорогих западных партнеров", с Китаем РФ может партнерствовать без кавычек, хотя многие отечественные западники продолжают надеятся на то, что этот вектор носит временный характер и проект "Европы от Лиссабона до Владивостока" еще вернется на повестку дня. Но как представляется, если Россия будет проводить самостоятельную внешнюю политику, "золотого миллиарда" и "Большой Европы", ей точно не видать. Но так уж исторически сложилось и на мой взгляд по этому поводу не следует слишком уж расстраиваться.

ВЫБОР РЕДАКЦИИ