Выбор редакции

"Донбасс" и "Крым" на западе Украины?

Увеличение доли преподавания в старших классах на украинском, то есть государственном языке, как норма нового Закона " Об образовании " вызвало бурную реакцию среди политиков Венгрии, чуть меньше — Румынии, Болгарии, Греции и даже в какой-то степени Польши. Хотя, как известно, эта норма вовсе не противоречит Конституции Украины, а законодательство и политика в языковой сфере в нашей стране относятся к очень толерантным. Смею заверить, что они не менее толерантны, чем в упомянутых (озабоченных принятием в Украине нового закона) странах. 
Так в чем же дело? Тем более что министр образования Лилия Гриневич четко объяснила: новая норма закона направлена на то, чтобы поставить в равные условия всех выпускников школ при поступлении в вузы и, соответственно, при вхождении в общественную жизнь страны — этнических украинцев и представителей нацменьшинств. Но, возможно, именно этого и не желают некоторые политики упомянутых (и, предполагаю, других) стран?
Все мы знаем, какую огромную роль играет информация в современном мире. Соответственно, и роль сетей информационных коммуникаций в этом мире трудно переоценить. Как показали исследования Николая Чебоксарова и Сергея Арутюнова (Россия), Славоя Шинкевича (Польша) и ученых из других стран, все человеческие сообщества (национальные, этнические, политические и т.д.) создаются соответствующими сетями коммуникаций по принципу "одна такая сеть — одно сообщество". Если на территории какого-то сообщества образуются две, да еще и отдельно локализованные сети информкоммуникаций, в дальнейшем это сообщество разделится на два. Именно поэтому так важно, чтобы территория страны охватывалась одной общенациональной сетью информкоммуникаций, обычно на государственном языке или приравниваемых к нему. Отступления от этого правила лишь подтверждают его. Вспомним, например, случай с референдумом среди франкоканадцев в Квебеке, который едва не привел к разделению Канады на две страны. И Бельгия тоже не раз страдала от существования там франкоязычной и фламандскоязычной отдельно локализованных сетей информкоммуникаций. При этом франкоязычная Валлония постоянно подвергается своеобразному культурному всасыванию, как пылесосом, более сильной Францией (например, Жорж Сименон, которого все знают как французского писателя, не только родился в Бельгии, но и начинал там свою карьеру). Но главное, что мы это уже тоже проходили, и в Украине все зашло гораздо дальше, чем в Канаде или Бельгии. Именно ситуация, когда Крым и Донбасс оказались фактически вне сферы действия всеукраинской сети информкоммуникаций на государственном языке, да еще и были включены в сферу неограниченного влияния собственно общероссийской сети, и между ними не оказалось языкового барьера, который призван создавать государственно-официальный язык, и привела к тому, что сейчас имеем в этих регионах. Это — во-первых, но есть еще и во-вторых. Именно включенность Донбасса и Крыма в общероссийскую сеть информкомуникаций создала условия для фактически беспрепятственного вмешательства России в ситуацию там. И разве не того же добиваются упомянутые политики Венгрии, Румынии, Болгарии, а возможно и других стран, подняв такой шум вокруг нового Закона "Об образовании" в Украине? Ведь именно венгерское, румынско-молдавское и болгарское меньшинства ныне весьма многочисленны и проживают компактно на территории ряда западных областей Украины. И, скажем, венгерское меньшинство очень ориентировано на Венгрию, где у него есть свои интересы в виде заработков и разного рода поддержки и где большое количество украинских венгров получает высшее образование. Венгерское меньшинство, проживая компактно на юге Закарпатья, имея собственную информационную сеть и систему образования на венгерском языке (97 школ и 5 вузов), в значительной степени отделено от общественной жизни Украины и ничем не отграничено от влияния Венгрии, которая в последние годы проводит политику вложения сюда серьезных средств. А премьер-министр Венгрии Виктор Орбан в 2010 году заявил: "Венгры, живущие в Карпатском регионе, имеют право на двойное гражданство, на права национального сообщества и на автономию". Аналогичное заявление он сделал и в мае 2014-го. Все это создает для политиков Венгрии возможность практически почти неограниченно влиять на венгерское меньшинство в Закарпатье, и, следовательно, на ситуацию в Украине, то есть фактически вмешиваться во внутренние дела нашей страны. Нечто подобное наблюдается в Украине и в случае с румынами и, в меньшей степени, с болгарами, практическое знание государственного языка которыми очень ограничено. Они живут главным образом в собственном, довольно слабо интегрированном в общественную жизнь Украины мире, который, особенно в случае с венграми и, в меньшей степени, с румынами и болгарами понемногу управляется из-за рубежа.
На днях в теленовостях на канале 1+1 показали учителя-румына из Черновцов, который выражал недовольство по поводу нового Закона "Об образовании", заявляя, что румыны, мол, раньше составляли большинство в Северной Буковине и что они являются коренным народом края.
Эти идеи, возникшие у него не без влияния из-за рубежа и прививаемые им своим ученикам, никак нельзя назвать правдивыми: румыны никогда не составляли большинства населения Северной Буковины, тем более они не являются не только коренным, но даже автохтонным народом (коренными, по нормам международного права, считаются народы, изначально проживающие на территории страны, которые подверглись европейской колонизации и сохраняют элементы племенного образа жизни, как, например, индейцы США). Аналогичные настроения распространены и среди венгров украинского Закарпатья. Лично мне все это очень напоминает ситуацию в информационной сфере Крыма и Донбасса накануне активизации там созданных Россией сепаратистских движений и прямого российского вторжения.
Известно, что некоторые политики Венгрии грезят "Великой Венгрией", а среди политиков Румынии есть мечтающие о мифической "Великой Румынии". Видимо, подобные настроения существуют и среди политиканов других соседних стран. При этом наши западные соседи, которых сейчас Украина прикрывает от российской агрессии, почему-то не хотят понимать, что если они будут "вытирать ноги" об украинцев, то это обязательно сделает и Россия. А в таком случае ее западная граница пройдет не в районе Северского Донца, а по Тисе, Днестру и Западному Бугу. В Будапеште, очевидно, уже забыли о событиях 1956 года, а в Бухаресте — о том, что именно Россия в свое время, забрав себе восточную Молдову, помешала консолидации восточнороманских земель в единое Румынское государство. Полякам тоже не стоит забывать о том, что всего сто лет назад Варшавой владела Россия. И Болгарии, которая еще недавно была "большим другом" России, российские имперские круги вряд ли простят переориентацию на Запад. Недаром упомянутые действия политиков соседних с Украиной государств так нравятся официальному Кремлю.
Пока об открытом сепаратизм ни в Будапеште и Бухаресте, ни в Закарпатье и Северной Буковине никто якобы не заявляет. Однако неизвестно, что будет дальше. Ведь чем могут обернуться такие политические игры, наша страна знает не понаслышке.
НОВОСТИ ПО ТЕМЕ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ