Выбор редакции

Что будет делать «Алроса» после потери рудника «Мир» в Якутии

Поисково-спасательные работы на руднике «Мир» в Якутии прекращены. Таким образом руководство корпорации «Алмазы России» («Алроса») признало невозможность спасти восемь шахтеров, судьба которых осталась неизвестной. Не исключено, что не удастся спасти и сам рудник, который подарил России алмазы и столицу алмазного края - город Мирный, названный так в честь шахты.

Невозможность продолжения поисково-спасательных работ на руднике «Мир» признал президент «Алросы» Сергей Иванов. Он выразил соболезнования родным шахтеров. Помимо соболезнования семьи пропавших горняков получат денежную компенсацию - до 7,5 млн рублей.

Поиски шахтеров продолжались около трех недель. Авария случилась 4 августа, когда в шахту прорвалась вода, в этот момент там находился 151 человек. 142 шахтера были подняты в тот же день, еще один смог самостоятельно связаться со спасателями и оказался на поверхности на следующий день. Остальные восемь сотрудников остались под землей. По мере того как вода заполняла новые горизонты шахты, все более четкой становилась общая картина «Мира». Картина серьезных проблем самого месторождения, ошибок в его освоении, сделанных в последние годы, и отсутствие перспектив дальнейшего использования гигантской кимберлитовой трубки.

На дне карьера
Собственно, шахта находится на дне огромного карьера (его глубина достигает 535 метров), в котором добыча велась открытым способом с 1957 по 2001 годы. Руду наверх вывозили огромные самосвалы, поднимая по дорожному серпантину до 10 млн. тонн в год. Общая сумма добытых за время открытых разработок алмазов составляет 17 млрд. долларов.

Все это время добытчики боролись с водой, которая заполняла карьер. В 1988 году Советский Союз прекратил горные работы и отключил системы водоотлива. История с остановкой добычи оказалась крайне несвоевременной - в этот момент все, от Кремля до новых управленцев и бенефициаров алмазной индустрии, нуждались в увеличении объемов добычи и поставок на экспорт. А значение служб технического надзора стремительно катилось к нулю в ситуации, когда ставка была сделана на то, что рынок все сам расставит по местам.

В 1992 году карьер стали готовить к возобновлению добычи. Для того, чтобы решить проблему с водой, вокруг пробурили 300 скважин, в которые закачали раствор глины с цементом. Таким образом удалось не ликвидировать, но ограничить приток воды - до 1200 кубометров в час. С этим объемом могли справиться насосы. Тем не менее соленая вода, постоянно прибывавшая на дно карьера, размывала горную породу и разъедала оборудование, а также все резиновые изделия.

Пять лет ушло на откачку воды и подготовку к возобновлению открытой добычи. С 1997 года самосвалы вновь стали наматывать 8 километров серпантина по краям кимберлитовой трубки, но продолжалась эта история недолго. В 2001 году карьер закрыли, на этот раз навсегда. Тем не менее перспективы алмазных копи продолжали будоражить сознание влиятельных людей. Тем более геологи с уверенностью прогнозировали богатую жилу на глубине более километра. Эти ожидания вполне оправдались: сегодня значение «Мира» для «Алросы» определяется одной цифрой - 38,4%. Такова доля алмазов, получаемых из руды, поставляемой на Мирнинский ГОК, в общем портфеле компании.

Таким образом нет ничего удивительного, что в 2009 году добыча алмазов возобновилась. На этот раз ее стали вести закрытым способом. На дне карьера построили рудник с шахтами, защиту от воды сделали методом «сухой консервации». Для этого на дно карьера была уложена многослойная подушка общей толщиной 50 метров, которая состояла из щебенки (30 метров), и глины, в середине находилась водонепроницаемая геомембрана. Скапливавшуюся на дне воду (рассол) закачивали обратно в землю с помощью насосов и скважин. На случай «проскока» воды в шахте был создан небольшой дренажный комплекс мощностью 240 куб./час. Кроме того, горняки сохранили 20 метров нетронутой породы - так называемый горный «целик».

Человеческий фактор
Но все эти разработки и ухищрения оказались бессильны перед человеческим фактором. В 2011 году, когда произошел очередной прорыв, насосы, установленные на дне карьера, вышли из строя, а новые «задержались» на таможне. В результате вода, скопившая на дне карьера, прорвала защитную подушку. Жертв не было, но сама модель сухой консервации оказалась скомпрометирована. В результате разработчики решили не задерживать воду сверху, а пропустить ее и собрать на одном из горизонтов горной выработки. Для это были пробиты около 200 шахт на поверхности, а еще три крупных - в самом 20-метровом целике. В 2016 году новая конструкция заработала и стала объектом корпоративной гордости «Алросы», хотя в видеосюжете, подготовленном в 2015 году, производит впечатление кустарной разработки.

О том, что новое решение опасно, в свое время много и жестко говорил вице-президент «Алросы» Юрий Дойников. 24 июня 2013 года, за четыре года до катастрофы, выступая на заседании Государственного собрания (Ил Тумэн) он призвал закрыть шахту и «всех гнать оттуда»: «Не дай бог произойдет еще один случай. А если не поменять сегодня проекты, идти дальше и так отрабатывать, я вам откровенно говорю, завтра при сложившейся ситуации будет столько смертей, что мало не покажется».

Пафос заявлений Юрия Дойникова объяснялся тем, что в момент выступления на заседании парламента он уже имел на руках предупреждение о своем предстоящем сокращении.

«Местный» Юрий Дойников категорически выступал против политики сокращений, которую затеял тогдашний президент «Алросы» Федор Андреев. В день своего исторического выступления Дойников обратился с открытым письмо к своим коллегам -депутатам якутского парламента, в котором призвал их потребовать от российского президента снять Федора Андреева с должности.

В этом же письме Юрий Дойников обращал особое внимание на неправильное, по его мнению, решение Федора Андреева избавиться от МАК-банка как непрофильного для «Алросы» актива. В настоящее время МАК-банк стал центром внимания оперативников ФСБ, которые уже не первый раз проводят там обыски.

Борьба Юрия Дойникова (за которым, скорее всего, стояли интересы местной администрации) с Федором Андреевым закончилась, как известно, скоропостижной смертью второго 30 января 2015 года. Сейчас бывший вице-президент «Алросы»в своих интервью продолжает отстаивать линию о вине столичных юристов и финансистов, которые никогда и не были на своих предприятиях, и руководствуются риторикой «меньше затрат, больше алмазов».

Тем не менее, как видно из истории «Мира», подобная стратегия эксплуатации рудника происходит с 90-х годов, когда он был впервые расконсервирован после затопления.

Помимо очевидных и вполне понятных финансовых мотивов, которые вступают в противоречие (и побеждают) правила безопасности, в деле «Мира» могут появиться совершенно новые обстоятельства. Дело в том, что администрация самой «Алросы» в качестве вероятной причины аварии называет неконтролируемое поступление воды в результате резкого ухудшения горно-геологических условий.

В переводе на обычный русский язык это означает чрезвычайное происшествие, вызванное внешними факторами. Никаких природных катаклизмов на территории «Мира» 4 августа зарегистрировано не было. Но бдительные местные наблюдатели обратили внимание на появление в столичных лентах новостей мнения анонимного источника, который указывал, что в системе предотвращения водопротока на «Мире» произошел сбой, причины которого не ясны.

Таким образом, в деле «Мира» появляется пресловутый человеческий фактор. По статистике именно он становится причиной львиной доли всех происходящих в мире аварий. Как правило, это просто ошибка, но иногда это бывает сознательное вмешательство. Пока такую версию раскручивать не спешат по вполне понятным причинам - она может привести к еще большему обострению в отношениях столичных и местных бенефициаров алмазного бизнеса Якутии. Но, учитывая сложную и богатую на самые разные события историю бизнеса «Алросы» в постсоветское время, ничего исключать нельзя. Также может оказаться, что любое серьезное расследование неминуемо приведет к вскрытию всех – каких только возможно - нарушений в работе рудника и шахты.

Компенсировать потери
Очевидно, что «Мир» скорее всего остановится – если не насовсем, то надолго. «Алросе» придется столкнуться с потерей 11% своих алмазов, которые она получала с этой трубки. Предполагается, что «Алроса» сможет компенсировать потери прежде всего за счет увеличения добычи на соседнем руднике «Интернациональный», куда будут переброшены работники «Мира».

Но куда более важным для Якутии как центра алмазной индустрии Российской Федерации может стать решение монополиста нарастить объемы добычи в других перспективных регионах - прежде всего в Архангельске, на ОАО «Севералмаз», а также на Удачнинском ГОКе. У компании есть и другие перспективные дочерние структуры - «Алроса-Нюрба», «Алмазы Анабара» и «Нижне-Ленское». И это если не принимать во внимание африканский бизнес «Алросы», у которого большие перспективы. В этой ситуации авария на «Мире» может стать поводом для сокращения производственной активности компании в Якутии, что нанесет удар не только по интересам республики, но и конкретных людей, вовлеченных этот бизнес.

https://versia.ru/chto-budet-delat-alrosa-posle-poteri-rudnika-mir-v-yakutii
НОВОСТИ ПО ТЕМЕ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ