Выбор редакции

Свободный Курдистан вызовет хаос на Ближнем Востоке

Москва, 27 сентября - "Вести.Экономика". Во время референдума иракские курды проголосовали за независимость, чтобы начать воплощать мечту 30 млн курдов, населяющих Ирак, Турцию, Сирию и Армению. Мечту, которая начинается с создания независимого государства в Иракском Курдистане.

Несмотря на объявление курдского лидера Масуда Барзани о том, что референдум является лишь началом переговоров с центральным правительством в Багдаде, а не "разводом" с Ираком, он надеется (и, скорее всего, знает), что независимость будет признана международным сообществом, рано или поздно.

Конечно, этот референдум, если его результат будет реализован, может привести к переписыванию карты Ближнего Востока, Ирака и Сирии, если учитывать то, что курды в обеих странах контролируют достаточно энергетических ресурсов для поддержания своего "государства".

Во время войны в Сирии лидеры со всего мира заявили, что Ближний Восток никогда не будет прежним, таким, каким был до 2011 г., вероятно, имея в виду оккупацию ИГИЛ значительной части Сирии и Ирака. Но сегодня их предсказание может сбыться благодаря курдам, хотя проект ИГИЛ (террористическая организация, запрещенная в России) не смог достичь своей цели по расколу Сирии и Ирака.

Таким образом, курдское стремление к созданию независимого государства дает большую власть Турции, которая получит ключ от будущего государства курдов и раздела Ближнего Востока.

Фактически в Ираке Анкара будет играть решающую роль в ближайшие месяцы или годы в перестройке Месопотамии и Леванта. Курдистан экспортирует свои основные доходы от нефти через Турцию, ставя Эрбиль в зависимость от Анкары.

Поэтому, если Турция посчитает независимость Курдистана угрозой своей национальной безопасности, она без колебаний отправит войска в Курдистан, вызвав эффективную реакцию со стороны Багдада.

Незадолго до референдума в понедельник курдская делегация из Эрбиля посетила Багдад, чтобы провести переговоры с центральным правительством о переносе голосования. Они представили ряд условий, которые Багдад считает неприемлемыми, настаивая на будущем курдском независимом государстве.

Премьер-министр Ирака Хайдар Абади не проявил никакой гибкости и начал угрожать Эрбилю. Абади объявил о закрытии воздушного пространства над Эрбилем и попросил соседние страны предпринять этот шаг, на который Тегеран и Анкара отреагировали положительно.

По словам Навзада Адхама, генерального директора курдского министерства торговли и промышленности, объем деловых сделок Курдистана с Турцией и Ираном превышает $10 млрд в год. Курдистан импортирует 95% своих ресурсов в сельском хозяйстве из Турции и Ирана и зависит от Турции в части экспорта своей нефти.

Курдистан избежал большей части разрушений, вызванных первой войной в Персидском заливе в 1991 г., иракской оккупацией в 2003 г. и войной против ИГИЛ в 2014 г.

Курды занимают более 40 тыс. кв. км, они контролируют более 20% иракской нефти, в Ираке добывается около 4,35 млн баррелей в день и 900 тыс. баррелей в Курдистане. Энергетические запасы оцениваются примерно в 45 млрд баррелей нефти и 150 трлн куб. м газа, через Турцию экспортируется около 600 тыс. баррелей в сутки.

Нефть уже давно является источником спора между Багдадом и Эрбилем: в октябре 2011 г. курды подписали соглашение о проведении разведки с американским нефтяным гигантом Exxon Mobil, соглашение касалось шести разведочных блоков и было подписано без одобрения Центрального правительства, что вызвало первую официальную конфронтацию с Региональным правительством Курдистана.

С тех пор Курдистан не согласовывает вопросы, связанные с финансовым контролем, с министерством финансов, связанным с нефтяными (и телекоммуникационными) доходами, получаемыми Эрбилем. Следовательно, Багдад воздержался от выплаты 17% общих доходов от нефти, поскольку 25% доходов от добычи нефти Ирака, по-видимому, оседают в карманах курдских лидеров.

Многие западные чиновники считали курдов единственным серьезным партнером США против ИГИЛ. Однако именно Барзани высоко оценил действия ИГИЛ в Мосуле в июне 2014 г., поскольку он предоставил возможность для раздела Ирака. Кроме того, иракские силы потеряли более 10 тыс. человек и восстановили большую часть территории, контролируемой ИГИЛ, в то время как курды Эрбиля потеряли около 1300 человек и забрали Синджара через несколько часов после разрешения ИГИЛ покинуть иракский город.

Барзани рассчитывает на международное признание, чтобы защитить свое "новое государство" в будущем, независимо от отрицательной позиции многих стран, включая США, Великобританию и ООН. Курдский лидер не является политически самоубийцей и никогда не будет настаивать на таком противоречивом шаге, не имея достаточной международной политической поддержки.

Курды в Ираке считают, что референдум является исторической возможностью, которую нельзя упустить, а Багдад считает, что это огромная ошибка, о которой курды будут сожалеть в будущем. Фактически иракский премьер-министр Абади принимает поэтапные меры против Барзани.

Ожидается, что эти меры поставят под угрозу будущее иракских курдских предприятий и общин во многих частях Ирака, в которые входит более 1,5 млн курдских сотрудников в различных министерствах и официальных учреждениях Ирака, и вполне может привести к военной конфронтации в основных оспариваемых районах, особенно в богатом нефтью северном городе Киркук.

В Сирии будущая курдская "федерация" - а курды в Сирии, как ожидается, начнут с просьбы о создании федерации, прежде чем перейти к государству, - окажет давление на Дамаск-Анкару, заставив Сирию закрыть глаза на турецкие силы, присутствующие на севере страны, и отложить требование о возвращении своей территории на некоторое время.

Богатая курдская федерация в Сирии и "государство" в Ираке определенно создадут серьезную угрозу для Турции, в которой находится большая часть курдского населения - более 16 млн человек.

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган находится в привилегированном положении, но он также должен умело использовать свои карты, чтобы избежать последствий на своей собственной территории: как только курды Ирака проявят волю к созданию государства, остальные решат последовать их примеру.

Фактически сирийские курды составляют около 8% населения, но контролируют под командованием и руководством США сегодня 25% территории и 40% нефтегазовых ресурсов. Предполагается, что они контролируют богатую нефтью и газом провинцию Дейр-эз-Зор на северо-востоке Сирии. Курды уже инициировали выборы в местные общины и планируют провести выборы в совет ближайшие месяцы, в следующем году ожидаются выборы на северо-востоке Сирии.

Снижение контроля ИГИЛ территорий в Сирии и Ираке не будет достигнуто к 2018 г. Однако также очевидно, что Ближний Восток вступает в новый период хаоса, ставя под вопрос свои границы и оказывая влияние на стабильность региона.
ВЫБОР РЕДАКЦИИ