Выбор редакции

Два года операции России в Сирии: Нам предрекали «второй Афганистан». И просчитались

Оригинал взят у diana_mihailova в Два года операции России в Сирии: Нам предрекали «второй Афганистан». И просчитались



30 сентября 2015 года российская военная авиация неожиданно для всех появилась на Ближнем Востоке и начала громить ИГИЛ. Подведем итоги - что из этого вышло

«Неминуемый провал»

30 сентября 2015 года российские ВКС нанесли первые удары по террористам на территории Сирии. К этому моменту я уже неделю находился в Дамаске, с ужасом наблюдая за тем, как угасала жизнь некогда бурной и озорной столицы. Внешний мир подпитывал ее по единственной артерии из Ливана - по ней на свой страх и риск можно было добраться до Дамаска из Бейрута. Впрочем, большинство сирийцев пользовались ею в обратном направлении.


Весь город был изрезан белыми швами бетонных блоков с множеством контрольных постов. Однако здесь не было привычных шумных пробок, а отчаяние было осязаемым. Я мог сравнивать, потому что был в Сирии за два года до этого. В 2013-м в разгар «химического скандала» мы ждали американских ударов по Дамаску. И даже тогда город жил так, словно дипломатические баталии мировых держав его не касаются... В сентябре 2015-го все было иначе. Боевики «Исламского государства» уже практически входили в город. А до линии фронта из центра города можно было доехать на такси... за пять минут. И я отлично помню тот скептицизм, с которым западная пресса оценивала начало российской операции. Вот некоторые цитаты:

«Скажем, каким-то чудом россияне нанесут поражение ИГИЛу, - писал обозреватель The New York Times Томас Фридман. - Единственный способ, чтобы держать ИГ побежденным, будет замена их умеренными суннитами. Но какой умеренный суннит станет мириться с Россией».


The Guardian цитировал министерство обороны США: «Поддержка Россией Асада приведет к усугублению гражданской войны в Сирии и дестабилизации ближневосточного региона в целом».

Журнал Economist под заголовком «Новые зрелища для масс» утверждал, что «бомбардировка Сирии - это новый спектакль, особенно необходимый в тот момент, когда война на Украине начала покидать телевизионные экраны, а эйфория по поводу аннексии Крыма - угасать».Аналитики рассыпались в предсказаниях: «Москва сдаст Асада и проиграет войну!» И даже президент США не удержался от прогнозов:

- Это будет очень дорого. Если посмотреть на состояние российской экономики, это, очевидно, не лучшая идея для России, - резюмировал тогда США Барак Обама. - Россия рискует увязнуть в Сирии, как в Афганистане. Аналитики рассыпались в предсказаниях: «Москва сдаст Асада и проиграет войну!» И даже президент США не удержался от прогнозов:

- Это будет очень дорого. Если посмотреть на состояние российской экономики, это, очевидно, не лучшая идея для России, - резюмировал тогда США Барак Обама. - Россия рискует увязнуть в Сирии, как в Афганистане. Сегодня же ясно, что Россия смогла показать всему миру, что способна эффективно и высокотехнологично воевать в современных условиях. Многомиллирадные контракты на поставку вооружений - лучшая оценка экспертов. Но это была не просто рекламная кампания российского ВПК. Благодаря усилиям Москвы, политическое урегулирование в Сирии уже не кажется утопией - к процессу примирения ежедневно присоединяются все новые и новые оппозиционные силы. А от ИГИЛа на оперативной карте осталась небольшая «клякса», размером с провинцию Дейр-эз-Зор.

«Опасность остается»

- «Исламскому государству» нанесено военное поражение в крупных центрах - это факт, - поделился с «КП» директор Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии Семен Багдасаров. - Если в ближайшие месяц-два курды на Севере Сирии закончат с Раккой, то ничего крупного у ИГИЛа не останется. Как, кстати, и в Ираке, где были взяты Мосул и Тель-Афар. Но говорить об окончания войны в Сирии, думаю, преждевременно. Вы же помните военную операцию США в Ираке 2003 года. Буш, выступающий на авианосце, заявляет о победе и говорит, что война закончена. И казалось, что так и было. Все крупные города контролировали, позже поймали Саддама Хусейна. Но в 2006-2007 годах началась партизанская война. Тогда об ИГИЛе даже речь не шла. Боевые действия велись радикальными суннитскими группами и разного рода шиитскими формированиями, ориентировавшимися на Иран и Сирию. Поэтому говорить о том, что с разгромом ИГИЛ закончится война нельзя. Все зависит от того, найдет ли сирийское правительство приемлемую формулу сосуществования с населением, которое поддерживало «Исламское государство». Сможет ли оно с ними договориться, дать соответствующее место во власти, создать необходимые условия для жизни. А как быть с зонами деэскалации, в том же Идлибе, где в некоторых районах до сих пор сильны позиции Фронта аль-Нусры? Как быть с присутствием турецких войск в приграничных сирийских районах? Как быть с Федерацией северной Сирии, которая контролирует до 20 процентов территории страны, значительную часть водных ресурсов Евфрата, гидроэлектростанции? С ними-то правительственные силы не столкнутся? Вы же видите, что сейчас все на грани. Поэтому до окончания войны в Сирии еще далеко.
- А может ли «Исламское государство» мигрировать куда-то в более комфортные для него условия? Средняя Азия, Афганистан?

- Мы иногда преувеличиваем возможности ИГИЛ, хотя и слышим об их деятельности в Северной и Центральной Африке, в Центральной Азии. Да, некие отряды, исповедующие аналогичную идеологию, есть в Афганистане. Но они не контролируют никакую территорию. Денежки закончились, военное поражение на лицо, и перекупить талибов они уже не смогут. Поэтому на дальнейшее существование «Исламского государства» я смотрю скептически. То есть оно конечно может существовать в виде терактов, за которые каждый идиот будет брать ответственность от лица ИГИЛ. Но говорить о воссоздании государственного образования не приходится. Ну, по крайней мере, в ближайшие два-три года. При этом значительная часть боевиков ИГ возвращается по домам, увеличивая угрозу терактов. Идеология джихадизма себя не исчерпала, и эта опасность будет существовать еще долго.





ВЫБОР РЕДАКЦИИ