Выбор редакции

20 век в цвете. Улицы мира 75 лет назад

Сегодня в нашем проекте 20 век в цвете улицы мира в 1942 году. Какими они были три четверти века назад.
Зарево Второй мировой уже достигло своего апогея, меняя привычную жизнь сотен и тысяч городов. Но где-то она продолжает идти своим повседневным чередом — не только у нейтралов, но и в воюющих США. На американских снимках едва ли можно найти признаки военного времени.

Краснознамённая Пятая авеню в Нью-Йорке, на север от 42-й стрит, май 1942 года:


ОЧЕНЬ КРУПНО

На Манхэттене ещё ходя трамваи (до 1946 г.) и двухэтажные автобусы. Автомобилизация в городе практически достигла своего пика, пропускной способности улиц, но при этом уличная инфраструктура всё ещё соответствует первому этапу автомобилизации: нет признаков физического разделения пешеходного и автотранспортного потоков. Отсутствуют не только подземные переходы, но даже "зебра"!

Нижний Манхэттен 42-го:


Для нас эти улицы-автостоянки давно стали повседневностью, но в то время такое можно было увидеть лишь в США, где ежегодное производство превысило миллион машин в год ещё в 1916 году.

Своеобразный колорит старым улицам Нью-Йорка придали пожарные лестницы на фасадах домов и эстакадное метро:


Удивительно, но в самом автомобильном городе мира тогда ещё можно было встретить гужевой транспорт!

А ещё для Нью-Йорка было характерно не встречавшееся тогда почти нигде больше в мире понятие "улицы-ущелья":


Хотя высотная застройка занимала (и занимает) лишь доли процента "Большого Яблока", которое в массе своей малоэтажное.

Woodward Avenue в Детройте, автомобильной столице США, 1942 год:


ОЧЕНЬ КРУПНО

Обычный автотраффик в Детройте 42-го:


Жизнь американской глубинки в 1942 году также являла картину полнейшего благополучия и безмятежности.

Небольшой провинциальный городок Саутингтон в округе Хартфорд, штат Коннектикут, отмечает какой-то праздник, 1942 год:


КРУПНО

Небольшой городок Диллон в штате Монтана, 1942:


Город Линкольн в штате Небраска, 1942 год:


Многие страны смогут достичь такого уровня автомобилизации лишь в 21 веке.

Перенесёмся теперь в Европу.

Значительная часть центра центра Лондона уже лежала в руинах после двух лет налётов люфтваффе:


В самой гитлеровской Германии в 1942 году некоторые города впервые узнали, что такое ночные ковровые бомбардировки. Но весь ужас тотального разрушения был ещё впереди.
Вид немецких улиц на снимках 42-го не сильно отличается от довоенного, разве что машин стало поменьше.

Берлин, 1942 год:

КРУПНО

Уже совсем скоро Курфюрстендамм, как и другие берлинские улицы, превратится в руины:


Для берлинских даблдеккеров в 42-м бензина ещё хватало:


Столице Восточной Пруссии до гибели оставалось до года.
Здание Северного вокзала Кенигсберга, 1942 год:


От главной торговой улицы Кёнигсберга, Штайндамма, не останется почти ничего. Кто-то успел сделать в 42-м прощальное цветное фото на память:


Столице Саксонии до катастрофы оставалось три года.
Площадь Старый рынок в Дрездене, 1942 год:



Столица союзной Гитлеру Румынии в 1942 году выглядела довольно безмятежно:


Наверное, многие теперь думают, что эти помпезные серые здания и широченные проспекты построены при коммунистах.

Бульвар Bratianu в Бухаресте с автопотоком, о котором Париж 1942 года мог только мечтать:


Если судить только по фотографиям, то по количеству автомобилей на улицах социалистический Бухарест догонит довоенное время только где-то к концу 1960-х, а то и в начале 1970-х.

Наверное, довоенный Бухарест всё же не зря называли "Парижем Балкан", иногда сразу и не отличишь:


В столице ещё одного гитлеровского сателлита, хортистской Венгрии, жизнь в 1942 году била ключом:


Глядя на этот кадр в очередной раз убеждаешься, что Будапешт не зря называют одной из "трамвайных столиц" мира.

Собственно, на трамваях там и держался весь траффик:



Теперь посмотрим, как жили в 1942 году города, оказавшиеся под нацисткой оккупацией.

Париж, как известно, избежал разрушений и вёл при немцах относительно спокойное существование. Трудности военного времени сказались главным образом на автотранспорте, который остался без дефицитного бензина и практически исчез с улиц.
Французам пришлось идти на всякие ухищрения.

Автомобили, топливом для которых служил древесный уголь (вверху) и сжиженный газ (внизу). Париж, 1942 год:


Парижский автобус, работающий на альтернативном топливе, 1942 год:


Междугородние автобусы на автовокзале в Париже. Кажется, они работали на дровах:


В ход пошёл велосипедный и гужевой транспорт:


Велотакси перед рестораном "Максим" на улице Мира, Париж, 1942 год:


До войны парижане не особо жаловали велосипеды, однако к 1942 году их город стал похож на Копенгаген:


Конечно, на парижских улицах можно было заметить и другие признаки оккупации: немецкие патрули, нацистские флаги, наглядную агитацию.
Установленный оккупантами баннер приглашал парижан посетить международную выставку "Большевизм против Европы":


Но в целом парижане вели довольно спокойный образ жизни. Молодёжь развлекалась как могла:


В Дании до 1943 года режим оккупации носил вообще условный характер и на фотографиях вряд ли вообще можно заметить какие-либо её признаки.

Попавшая в кадр повозка с немецкими солдатами на улице города Оденсе 1942 года скорее исключение:


КРУПНО

Даже картина массового велосипедизма была не следствием дефицита горючего, как во Франции, а вполне обычным для Дании тех времён способом передвижения.

На этом снимке мы видим центральную площадь Копенгагена 1942 года, заполненную людьми, мирно протестующими (!) по поводу второй годовщины оккупации:


В оккупированной Праге 1942 года на улицах, кажется, не было никакого другого транспорта, кроме трамваев:


Зато трамваи попадаются практически в каждом кадре!


Получается, что этот экономичный вид транспорта оказался лучше других приспособлен к трудным условиям военного времени.

Совсем другую картину являли оккупированные советские города. Их полуразрушенные улицы были заполнены в основном немецкой военной техникой.

Ростов-на-Дону во время второй оккупации, лето 1942 года:


Смоленская улица 1942 года:


Улица в центре Смоленска около 1942 года:


Несколько более пристойно на фотографиях выглядит жизнь городов на оккупированной территории Украинской ССР.

Житомир в 1942 году:


Харьков, фотограф Hermann Hoeffke, 1942 год:


Но за этими видами относительно нормальной жизни оккупированных городов скрывалась атмосфера террора, постоянный страх местных жителей перед облавами, показательными казнями и угоном в Германию. Это было существование на грани.

Харьков, площадь Розы Люксембург, фотограф Hermann Hoeffke, 1942 год:


Трамвай на этот снимке создаёт иллюзию нормальной городской жизни, однако работал в оккупированном Харькове он недолго, ровно три месяца: с 13 июня до 12 сентября 1942 года, причём часть этого времени обслуживал только немецких военных и трудившихся на немецкие нужды рабочих.

Местное население передвигалось почти исключительно пешком:


Велосипед был редкостью, а перевозка товара местными жителями выполнялась на ручных тележках:


Оккупанты разрешили местному населению заниматься мелкой торговлей и другим мелким предпринимательством:


Главная площадь Харькова, фотограф Herbert Achenbach, 1942 год:


Совсем адской была жизнь в тех советских городах, которые оказались на долгое время в зоне боевых действий и подверглись тотальному разрушению.

Чудом уцелевшие последние жители Сталинграда ютились в землянках посреди руин своего города, осень 1942 года:


Хотя я не встречал цветных снимков блокадного Ленинграда, но в нашем кратком обзоре невозможно не затронуть эту тему. Величайшая гуманитарная катастрофа, пережитая этим великим городом, имела и свою транспортную составляющую. Но жизнь ленинградских улиц 42-го была не только историей трагедии, но также историей подвига.

Как известно, после нескольких месяцев непрерывных обстрелов и бомбёжек 3 января весь электротранспорт Ленинграда был остановлен.

Замерзшие троллейбусы на набережной Фонтанки, февраль 1942 года:


Казалось, что в тех нечеловеческих условиях осады об общественном транспорте можно забыть. Но уже в марте 1942-го было восстановлено грузовое, а с апреля - и пассажирское трамвайное движение.
В Ленинграде из 900 блокадных дней трамвай трудился восемьсот одиннадцать.

Все серии проекта "20 век в цвете":
1901, 1902, 1903, 1904, 1905, 1906, 1907, 1908, 1909, 1910, 1911, 1912, 1913, 1914, 1915, 1916, 1917, 1918, 1919, 1920, 1921, 1922, 1923, 1924, 1925, 1926, 1927, 1928, 1929, 1930, 1931, 1932, 1933, 1934/1934-36-улицы, 1935, 1936, 1937, 1938, 1939, 1940, 1941-война/1941-улицы, 1942, 1943, 1944, 1945 война, 1945 мир, 1946/1946-улицы, 1947/СССР-1947/1947-улицы, 1948, 1949, 1950/СССР-1950, 1951, 1952/СССР-1952, 1953/СССР-1953/США-1953, 1954/СССР-1954, 1955/СССР-1955/1955-улицы, 1956/СССР-1956/1956-улицы, 1957, 1958, 1959, 1960, 1961/СССР-1961, 1962, 1963/СССР-1963, 1964, 1965/СССР-1965, 1966/СССР-1966/1966-улицы СССР/1966-улицы мира, 1967, 1968, 1969, 1970, 1971, 1972, 1973/СССР-1973, 1974, 1975, СССР-1975, 1976/СССР-1976/1976-улицы СССР/1976-улицы мира, 1977/СССР-1977/1977-улицы, 1978, 1979, 1980, 1981/СССР-1981, 1982, 1983, 1984/СССР-1984, 1985, 1986/СССР-1986/1986-улицы, 1987/СССР-1987, 1988, 1989/СССР-1989, 1990/СССР-1990, 1991/СССР-1991, 1992/СНГ-1992/1992-улицы, 1993, 1994/РФ-1994, 1995/РФ-1995, 1996/РФ-1996/1996-улицы, 1997, 1998, 1999/РФ-1999.