Выбор редакции

«Жигули»-трансформер. За что каскадёры любят отечественный автопром?

По дорожке вокруг стадиона едет обыкновенная на первый взгляд легковушка. Вдруг она натурально выворачивается наизнанку, встаёт на дыбы и за 2-3 секунды превращается в страхолюдного робота из фильма «Трансформеры». На арене — российский театр спортивных и зрелищных представлений «Каскадёр». Его художественный руководитель Геннадий Кочерга сегодня в гостях у «АиФ».

«Жигули»-трансформер

Сергей Осипов, «АиФ»: Геннадий Иванович, где вы это чудо взяли?

Геннадий Кочерга: Сами сделали на основе десятой модели «Жигулей». Правда, кроме кузова, ничего не осталось, да и тот пополам распилен. Двигателя спереди нет — для баланса пришлось изъять, капот ведь наверх уходит. Из него потом голова появляется. Так что мотор у нас сзади. Причём не родной, а от «Оки». Внутри раму сварили, на которой всё держится. Когда трансформер начинает работать — вообще красота: крыша в одну сторону, крылья в другую...

А в следующем сезоне трансформер будет уже на базе грузовика. Я каждый год придумываю что-то новое. Мы с сыном Сергеем и самолёты строили, и лодки на воздушной подушке. У нас дом как музей. Какое компьютерное моделирование? Я и чертежи-то не всегда делаю!

— А как с законом? У нас же на каждый изобретательский чих приходится по дюжине технических регламентов...

— А мы на наших трюковых машинах по дорогам общего пользования и не ездим. Документы, которые положены транспортным средствам, им, конечно, никто не выдаст. Все наши изобретения стоят на балансе театра и проходят как реквизит. Как то самое чеховское ружьё, которое висит, висит, но в последнем акте должно выстрелить. А вот как раз со стрельбой иногда случаются проблемы.

Выступали как-то раз на гастролях, тренировались на местном стадионе. Прогон со стрельбой, генеральная репетиция... Тут на стадион врывается группа захвата и устраивает маски-шоу. Кто-то из бдительных граждан вызвал ОМОН! А начальник полиции всерьёз решил нас к ответственности привлечь. Велел своим подчинённым собрать стреляные гильзы для открытия уголовного дела. А гильз-то нет! Я накануне в Америке купил Gas Shooting — это такое устройство для имитации стрельбы. Вспышки выстрелов, «пороховой дым», звуки очередей — всё воспроизводится идеально. А работает всего-навсего на кислороде и пропане.

Страна мала

— Ваш театр проехал на колёсах всю нашу большую страну...

— Врут нам в школе на уроках географии, что страна наша большая! Карта большая, а страна маленькая! С запада на восток на две дороги подвешена — на Транссиб и шоссе до Находки. За почти 30 лет существования (мы с 1989 г. выступали как «Группа А», с 2000 г. — как театр «Каскадёр») мы объехали на самом деле всю страну. И не по одному разу.

— Из чего состоит ваш «бродячий цирк»?

— В этом году автопоезд состоял из 5 автовозов, но этого мало. В следующем году будет 7 — довольно большая колонна.

Мы не зря театром называемся — каждый сезон по новому сценарию работаем. То по Великой Отечественной войне, то по мотивам «лихих девяностых», то вообще научная фантастика. Ну и реквизит соответствующий. Есть, например «Котопёс» — автомобиль на двух водителей. Чтобы никому не было скучно, каждому положено по собственному двигателю, баранке и набору всех нужных педалей. Придумали лет 10 назад, сделали из двух «девяток». Прикольная машина. Может ездить боком и вертится на пятачке, как волчок. Хотя я так считаю: если ты каскадёр, то должен на самой обычной тачке вертеть развороты и по 540, и по 720 градусов.

Вообще, в театре каскадёров каждая машина делает свои трюки. Одни модели лучше приспособлены, скажем, для езды на двух колёсах. А «Москвич» — лучшая машина для прыжков. Он настолько идеально сбалансирован, что и переделывать не надо.

— Почему у вас так много изделий отечественного автопрома?

— Всё дело в цене. Есть у нас такое представление — автомобильный бой. На каждом выступлении мы планово разбиваем в лепёшку по 4 машины. Такие автомобили мы с собой не возим, а покупаем на местных авторынках. Кстати, самая прочная из отечественных легковушек «Волга». Выдерживает 4 концерта. «Москвичи» живут 3, «Жигули» — не более 1-2.

— Легко ли стать каскадёром?

— У кого это в крови — тому легко. А у кого слишком силён инстинкт самосохранения — сколько ни учи... По сценарию надо, допустим, перевернуться. Вроде бы давно известно, как это делается, а инстинкт человека к земле прижимает. Не перевернёшься, зритель недоволен будет. Он крови жаждет...

Женщина без страха. Зачем каскадер Варвара Никитина рискует жизнью?

— Кстати, о крови. Травмы — неотъемлемая часть профессии или недоработка?

— Всегда по-разному. Вот у меня один парень сто раз выполнял один и тот же трюк на мотоцикле. А на сто первый попался на стадионе мокрый песок, а у него сцепление с колёсами совсем другое... Налетел на флагшток — перелом четырёх рёбер, одно проткнуло лёгкое. А концерт остановить нельзя — show, как говорится, must go on! Все ломались, и я не исключение. У меня и сын выступает, и внук Артём, которому 3 года. У него есть свой маленький автомобильчик со 125-кубовым двигателем. Он ездить начал раньше, чем говорить. Талантливый молодой человек! Когда всё получается, рожица сияет. Настоящий каскадёр растёт!