Выбор редакции

США делают ставку на «Исламское государство»* для подрыва позиций Китая и России в Африке

В глобальных замыслах запрещённого в России "Исламского государства" (ИГ) и его кураторов весомое место принадлежит Африке. Пока гадают, куда подевалось из Сирии ядро ИГ, египетский президент ас-Сиси уже не раз выражал свои опасения по поводу того, что следующей атаке этой террористической организации подвергнется Африканский континент: прежде всего, самая многонаселённая арабская страна Египет (около 95 млн человек) и соседняя, богатая нефтью, но расколотая Ливия. Подтверждением этого являются непрекращающиеся вылазки террористов на египетской территории и расширяющаяся зона контроля ИГ в центре ливийского побережья, в районе Сирта.



Многие эксперты полагают, что ИГ накапливает силы для осуществления в ближайшее время крупного наступления на Ливию и Египет. Основная задача – создание в Северной Африке "новой империи", которая компенсировала бы экстремистам потерю Ирака и Сирии. В сети распространяется якобы отданный Абу Бакром аль-Багдади приказ боевикам ИГ концентрироваться в южной Ливии, чтобы оттуда начать наступление на весь континент.



ИГ выводит свои силы из Ирака и Сирии в направлении Северной Африки

Провести подобную операцию по переброске крупных сил ИГ без ведома, а скорее содействия, Пентагона невозможно. Если можно активно использовать игиловцев против Б. Асада, то почему нельзя направить их на "сильного человека" Ливии пророссийски настроенного генерала Хафтара или своевольного президента Египта ас-Сиси? В каком-то смысле Ливия для американцев даже более привлекательный объект приложения сил, чем Сирия. Нефтяные богатства там несопоставимо больше, а сопротивление ожидается меньшее.



Основная причина подталкивания ИГ к Африке кроется в геополитических расчётах США. За последние годы они так быстро утратили там свои позиции, что для возвращения их нужны экстраординарные меры.

В доминирующую на Африканском континенте державу уверенно превратился Китай. Объём его торговли с африканскими странами достигает 400 млрд долларов в год, почти в четыре раза перекрывая аналогичные американские показатели (около 100 млрд долл.). В Африке Китай является абсолютным лидером и по инвестициям, и по предоставляемой помощи. В конце 2015 года китайский лидер Си Цзиньпин заявил о готовности дополнительно профинансировать в Африке различные проекты на 60 млрд долл.

Пекин в Африке проявляет и военно-политическую активность. Ещё в 2005 году около 600 китайских миротворцев были отправлены в Либерию. "Голубые каски" Китая проводили миротворческие операции в Западной Сахаре, Сьерра-Леоне, Кот-д'Ивуаре , Конго, Мали и Южном Судане. В Чаде китайцы помогали противникам президента страны Идрисса Деби, неосмотрительно признавшего Тайвань.

А 1 августа 2017 года Китай официально открыл в Республике Джибути, расположенной на Африканском Роге, свою первую зарубежную военную базу. В непосредственном соседстве от неё находится крупнейшая в Африке военнная база США Кэмп-Лемонье (4 тыс. военнослужащих). Вашингтон платит за содержание Кэмп-Лемонье $63 млн в год, в то время как китайцы собираются выделять на содержание своих военных объектов в Джибути по $100 млн ежегодно. Неудивительно, что дипломатические демарши американцев, предлагавших властям Джибути отказаться от открытия китайской базы, были оставлены без внимания.



Торжественное открытие китайской военной базы в Джибути

В то же время, согласно военной доктрине США, наличие рядом с их базой аналогичного объекта "конкурирующей", а тем более "враждебной" державы представляет угрозу национальной безопасности. От угрозы надо избавиться. Ресурсов для прямого действия против китайской базы, не говоря уже о сломе доминирующего положения Пекина в Африке, у американцев не хватает. И в соответствии с канонами гибридной войны они ищут возможности применения других инструментов подрыва позиций противника.



Товарооборот России со странами Африки выглядит пока скромно – до 20 млрд долл. в год. Но по своим инвестициям на континенте – также до 20 млрд долл. – Россия уже заявила о себе достаточно серьёзно. Москва осуществляет ряд долгосрочных крупных проектов и усиливает своё присутствие в стратегически важном треугольнике Египет – Ливия – Судан. Особо следует отметить подписание соглашения о строительстве первой в Египте атомной электростанции общей стоимостью в 29 млрд долл., из них 25 – в качестве долгосрочного кредита с низким процентом предоставит Каиру Москва. Продолжает обсуждаться проект соглашения о строительстве российского промышленного района в экономической зоне Суэцкого канала, куда будет инвестировано около 7 млрд долл. Россия вела переговоры и о создании своей военной базы в Джибути, но затем приостановила их по финансовым соображениям. Однако в любой момент она может вновь вернуться к этой идее, что тоже не по нутру Вашингтону. Обеспокоен он и перспективой создания нового российского пункта военного базирования в районе египетского Сиди-Баррани или ливийского Бенгази.



В принятой в конце 2017 года Стратегии национальной безопасности США в отношении Африки особо подчёркивается необходимость вернуть Америку на позиции ключевого экономического партнёра континента, потеснив Китай. При этом ставится задача сотрудничества с местными обществами в деле "окончания долговременных конфликтов". В Стратегии сформулировано также обещание "взаимодействовать" с африканскими партнёрами в борьбе "с террористическими организациями и другими, кто угрожает им и американским гражданам" (to defeat terrorist organizations and others who threaten U.S. citizens and the homeland). А это уже заявка на возможное силовое вмешательство в дела Африки в духе опробованных Америкой методов. Ведь от "поезда" экономического соперничества с Китаем на континенте США давно отстали. Отсюда соблазн применения "нестандартных приёмов", в том числе потенциала ИГ.

Перенаправление сил "Исламского государства" на Африку с точки зрения Вашингтона может служить решению ряда задач. Прежде всего, террористов можно использовать в качестве инструмента подрыва влияния Пекина и Москвы на континенте. Вероятно наличие и другой цели – переориентация активности исламского экстремизма с Западного мира на Китай и Россию. Кроме того, создание в результате экспансии ИГ атмосферы "общеафриканского хаоса" потребует "миротворчества" Соединённых Штатов. На этой волне США смогут наконец, как рисуется американским стратегам, вернуть утраченные позиции на континенте и взять его судьбу в свои руки. Не просчитан, однако, другой вариант: когда страны Африки обнаружат, что реальная угроза их безопасности исходит именно от Соединённых Штатов и их "романа" с "Исламским государством". 

* Организация, деятельность которой запрещена в России.