Выбор редакции

Анатомия пермской резни

Российская школа как социальный институт помимо школы социального неравенства может стать еще и школой социальной ненависти

Трагедия в пермской школе №127, где два подростка с ножами напали на учеников 4Б класса и их учительницу была не первой в России за последние полгода.

1 ноября прошлого года студент московского колледжа Андрей Емельянников во время перемены напал с ножом и пилой на преподавателя ОБЖ Сергея Данилова, после чего покончил с собой. Убийца снимал происходящее на камеру и после убийства учителя выложил селфи с его телом на своей странице «Вконтакте».

5 сентября 2017 года ученик девятого класса школы №1 в подмосковной Ивантеевке, 15-летний Михаил П. во время урока информатики ударил учительницу кухонным топориком, затем открыл стрельбу из пневматического оружия по одноклассникам и стал бросать петарды. Одноклассники, стремясь спастись, закрылись в лаборантской, несколько человек выпрыгнули из окна и получили ушибы и переломы. В итоге были госпитализированы четыре человека: учитель в реанимации с тяжелой травмой головы и три ученика.

5 сентября на своей странице «Вконтакте» Михаил написал: delete my life 05.09.17 (удалите мою жизнь 05.09.17). В друзьях у Михаила было всего 4 человека. Они обсуждали видеоролик, снятый еще в апреле 2017 года в российской школе, где ученик приносит в класс ружье в футляре от музыкального инструмента и убивает учителя физики.

На своей странице в «Вконтакте» Михаил обозначил себя как Mike Klebold. Дилан Беннет Клиболд был одним из двух школьников, которые организовали массовый расстрел в американской школе «Колумбайн» округа Джефферсон, убив 13 человек и покончив самоубийством.


Когда подоспевшая полиция надевала на Михаила наручники, он улыбался.

Похожий инцидент имел место в феврале 2014 года, когда старшеклассник Сергей Гордеев ворвался в школу №263 в московском районе Отрадное с ружьем и винтовкой отца и застрелил учителя географии, с которым у него был конфликт из-за оценки. Подросток открыл стрельбу по подъехавшей полиции, ранил старшего сержанта и застрелил прапорщика. В итоге отец уговорил его сдаться.

У Сергея Гордеева были явные нелады с психикой: «он сильно переживал из-за пятерки с минусом или мог в 15 лет разрыдаться среди урока из-за недостаточно высокой оценки».

На школу в Перми напали 16-летний Лев Биджаков и его друг Александр Буслидзе, сообщил телеграм-канал Mash. По информации Mash, нападавшим не понравилось новогоднее издевательское «поздравление администратора местного паблика, который написал «С Новым Годом, псы», и они решили устроить показательную месть», но напали все же на учеников 4-го класса, которые заведомо не могли оказать им сопротивление.

«Целью подростков, устроивших резню в школе в Перми, была слава», - пишет Mash:

«Инициатором нападения на учителя и учеников стал именно Лев Биджаков. Его друг Саша Буслидзе поддержал приятеля. За несколько дней до событий, Лев рассказал их общему знакомому, что планирует устроить «нечто в школе». Что именно - он не пояснил, но обещал, что будет громко».

Российские СМИ сообщают, что Лев Биджаков был, что называется, трудным подростком, употреблял алкоголь. На его странице «Вконтакте» имеются видео с отрывком из эстонского художественного фильма «Класс», где показан массовый расстрел в школе. Он также был подписан на несколько пабликов, связанных с «Колумбайном».

Как и следовало ожидать, российские чиновники и правоохранители акцентируют внимание на возможно неадекватную психику Биджакова и его приятеля, а также на необходимость усиления мер безопасности в российских школах. И действительно, адекватными Льва Биджакова и Александра Буслидзе назвать трудно. Что касается провинциальных школ, то превратить их в режимные объекты по примеру московских школ просто не хватит денег.

Сегодняшняя российская школа превратилась по сути в школу социального неравенства и жесточайшего чиновничьего формализма. Если еще несколько лет назад были на слуху уникальные школы наподобие знаменитой московской школы Тубельского, то в настоящее время от них ускоренно избавляются. Да и в самой школе Тубельского уже все иначе, чем при жизни ее основателя.

Справка:

«Нововведения, принёсшие школе широкую известность, начались в 1985, когда в школу пришел Александр Тубельский, именно поэтому ее стали называть его именем. «Школа самоопределения» Тубельского – это одна из наиболее известных, не только в России, но и в мире доступных школ, имеющая собственную конституцию. Главная особенность школы основывается на идее свободного выбора, формировании способностей учеников к самореализации и самоопределению. Дети в учебном заведении обучаются по учебному плану, который для каждого составляется индивидуально».

«Главная идея школы самоопределения – у ребёнка должен быть внутренний стержень, осознание себя как личности, он сам определяет свои поступки и несёт за них ответственность. Важно, чтобы они учились жить с другими людьми, уважая себя и других. Накопление знаний, развитие талантов – всё это имеет смысл, если есть этот внутренний стержень» (А.Тубельский)

Новое школьное руководства ликвидировало конституцию школы, суд чести и общешкольный совет, являющиеся основой уникальной педагогической системы Тубельского. Из школы уволились десятки сильных педагогов.

«На сегодня в школе уничтожены явления, являющиеся визитной карточкой педагогики Тубельского: конституция школы, суд чести, общешкольный совет. Стиль общения директора с педагогами — абсолютно хамский и неуважительный. В раздел платных услуг были переведены все мастерские, что сделало невозможным участие детей в общей работе по подготовке к праздникам и в проектной деятельности». – рассказала изданию «МК» одна из родительниц.

Последней каплей стал тайный демонтаж уникального спортивного комплекса, на котором дети проводили все перемены. Учителя, родители и выпускники провели акции протеста. На некоторые уроки никто не пришел, и их пришлось отменить.

Член управляющего совета школы Тубельского Эмиль Аюпов считает, что только лишь демонтаж спорткомплекса не мог быть причиной столь резкой реакции:

«Напряжение копилось, копилось в течение всего периода действия нового директора. И то, что вероломно, в праздники, когда никто не мог это увидеть и отреагировать, был убран элемент образовательного процесса — родители просто не удержались. Дело в том, что по авторской методике Тубельского, этот комплекс является частью образовательного процесса. Игровой комплекс. То есть ребята младшей школы, посидев за математикой или за словесностью, должны как-то выплеснуть энергию».

Ключевые слова в этой цитате – «выплеснуть энергию». С этим процессом в российских школах дела обстоят как нельзя хуже. В московских школах во время перемен в коридорах стоят дежурные педагоги и следят, чтобы никто из учащихся не получил травму, то есть фактически переводят выплеск энергии школьниками в управляемое русло. Если травма все же произошла, то проштрафившемуся педагогу – надзирателю грозит увольнение, как рассказали мне на условиях анонимности знакомые учителя.

Вряд ли столь жесткий дирижизм имеет место в провинциальных школах. В московские школы и детские сады, которые к ним приписаны, невозможно не только войти, но и выйти в обход турникета с бдительным охранником. Такой жесткой системы в провинции не существует. Лучше всего это доказывает такой факт: я обошел несколько московских школ и поговорил с охранниками. Все они, как оказалось, работают вахтовым методом по две недели не выходя из школы, а затем уезжают на отдых на малую родину за несколько сот километров от столицы.

Это говорит о том, что, во –первых, московское правительство выделяет школьным охранникам такую маленькую зарплату, что на нее коренные москвичи не идут. Во-вторых, в провинции и таких зарплат нет.

То есть, призыв социального вице-премьера Ольги Голодец по следам пермской резни усилить меры безопасности в школах нереализуем по причине финансовой недостаточности, которая имеет, на мой взгляд, не только объективные причины.

Нельзя не коснуться и выбора российскими подростками из числа неадекватов примера для подражания. Ни в царской России, ни в СССР не было случаев нападения учащихся на школу, в которой они учились. А таких примеров в истории США достаточно и один из самых ярких - именно трагедия в школе «Колумбайн».

По сути, все эти нападения являются настоящими терактами, мало чем отличающимися от того, что творят джихадисты, откликнувшиеся на призыв запрещенного в России ИГИЛ к индивидуальному террору.

Их роднит, если можно так выразиться, страстное стремление выплеснуть негативную социальную энергию на пути мести конкретным лицам или, в целом, ставшему ненавистным обществу.

Биовыживательный контур сознания (по модели Лири-Уилсона) у подростков в значительной степени заторможен, они не столь дорожат своей жизнью, как взрослые. И, напротив, психосоматический контур, отвечающий за всевозможные наслаждения и эмоциональный подъем, функционирует на крутом форсаже.

А наслаждение можно получить не только от позитивных поступков. Вспомним, как певец пролетарской революции Максим Горький восхищался теми, кому доступно «наслажденье битвой жизни». Недаром, украинский майдан 2014 года в социальных сетях называли психосоматической революцией.

Избыточная социальная энергия российской молодежи – это энергия недовольства. Вопиющее социальное неравенство, отсутствие социальных лифтов, реальный культ богатства с одной стороны и культ насилия – с другой, порождают такие выплески негативной энергии, что никакие меры усиления безопасности ни в школах, ни где либо еще, не помогут.

Если все российские школы превратятся в режимные объекты, где каждый человек будет находиться под контролем видеокамер, то это просто заставит новых адептов заокеанского Клибольда выплескивать свой убийственный негатив в других местах.

Если в России не прекратится уничтожение социального государства, то трагедии в Перми и Ивантеевке, скорее всего, перейдут из разряда единичных в категорию «чисто российских убийств».

А российская школа как социальный институт помимо уже приобретенного де факто статуса школы социального неравенства может стать еще и школой социальной ненависти.

Владимир Прохватилов, Президент Академии реальной политики, эксперт Академии военных наук

https://argumentiru.com/society/2018/01/481133