Выбор редакции

“Капитализм потерпел неудачу”

Сегодня больше, чем когда-либо ранее, жители Запада оправдывают движение к коллективистскому мышлению фразой “Капитализм потерпел неудачу”.

В ответ на это консервативные мыслители рефлекторно заявляют, что коллективизм также имеет скверный послужной список. Ни одна из групп так и не может выиграть спор у другой группы, но со временем Запад неумолимо движется в сторону коллективизма.

С моей точки зрения, происходит следующее: либералы выступают с вполне обоснованной критикой коллективизма, а консерваторы проводят свою линию, извиняясь, что, да, капитализм терпит неудачу, но коллективизм еще хуже.

К сожалению, то, что мы здесь видим, — это не классическая логика, как формулировал ее Аристотель, а лишь эмоции, которые игнорируют принципы логики.

Если мы будем следовать правилам логической дискуссии о том, что капитализм потерпел неудачу, мы вместо того, чтобы рассматривать это утверждение как данность, сперва проверим, является ли оно правильным. Только если оно окажется правильным, мы можем выстраивать дополнительные предположения.

Всякий раз, когда я сталкиваюсь с этим часто произносимым утверждением, мой первый вопрос к человеку, который озвучивает его, таков: “Вы когда-нибудь жили в капиталистической стране?” То есть: “Вы когда-нибудь жили в стране, в которой в течение всей вашей жизни преобладала система свободных рынков?”

Большинство людей вначале смущаются, услышав этот вопрос, поскольку они как правило являются гражданами европейской страны или североамериканской страны, и, соответственно, полагают, что система, в которой они живут, является капиталистической.

Итак, давайте рассмотрим это предположение.

Капиталистическая система или “свободный рынок” — это система, в которой цены на товары и услуги определяются потребителями и открытым рынком, и в которой законы спроса и предложения работают свободно без какого-либо вмешательства со стороны правительства, монополии или прочих властных структур.

Сегодня ни одна из крупных стран, ранее называвшихся “свободным миром”, не имеет никакого сходства с этим определением. Каждая из этих стран изобилует законами, правилами и регуляциями. В каждой из этих стран ведут деятельность многочисленные регулирующие органы, чья цель заключается в ограничении свободы торговли. Ежегодно принимаются все большее количество законов, которые ограничивают свободу предпринимательства.

Столь же плох тот факт, что в этих странах крупные корпорации стали настолько влиятельными, что, внося одинаковый вклад в кампании каждой крупной политической партии, они могут требовать от них вознаграждения после выборов, таким образом, гарантируя себе доступ к средствам государственной казны, и защищающая себя от любого возможного преследования в результате такой формы взяточничества.

Для этой формы правления придумано отдельное слов, и это слово – “фашизм”.

Если попросить людей описать фашизм, то многие из них вспомнят о Муссолини, о черных сапогах и о тирании. Они с уверенностью констатируют, что сами они не живут в фашистском государстве. Но на самом деле фашизм — это, по определению, государство, в котором существует совместное правление бизнеса и государства. (Сам Муссолини заявлял, что по указанной причине фашизм лучше называть корпоративизмом).

Если называть вещи своими именами, не остается никаких сомнений в том, что фашизм является движущей силой экономик Северной Америки и Европы.

Кроме того, концепция любого правительства, забирающего силой у людей плоды их труда и отдавая их другим, ни в коем случае никак не соотносится со свободным рынком. Это социалистическая концепция. И любая страна, где примерно половина населения является реципиентом такой щедрости, — это страна, в которой глубоко укоренился социализм.

Однако это отнюдь не новая идея. Сократ как-то спросил Адеймантуса:

Разве их лидеры не лишают богатых их имений и не распределяют забранное среди людей; в то же время заботясь о том, чтобы сохранить большую часть для себя?

И все же эти страны социалистические или фашистские?

Что ж, на самом деле, социализм, фашизм и уж точно коммунизм – это все формы коллективизма. Все они находятся под одним и тем же зонтиком.

И вот что мы наблюдаем: либералы справедливо критикуют пороки фашизма, но не понимают, что фашизм- это, по сути, форма коллективизма. С другой стороны, консерваторы прилагают все усилия, чтобы продолжать вести деятельность в своих странах в соответствии со всеми принятыми социалистическими законами, нормативными актами и регулирующими органами, продолжая верить в то, что экономика все еще остается капиталистической.

И поэтому мы возвращаемся к вопросу: “Вы когда-нибудь жили в стране, в которой в течение всей вашей жизни преобладала система свободных рынков?”

Такие страны существуют. Следует отметить, однако, что даже они медленно движутся к коллективизму. (В конце концов, именно становясь коллективистскими эти страны набирают свою силу). Однако некоторые страны приходят “на новенького”, как, например, США в начале девятнадцатого века, когда у правительства этой страны пока еще не было достаточного времени для разрушения экономики, которая им была вверена.

Кроме того, граждан некоторых стран бывает сложнее убедить в том, что, позволь они правительству доминировать над собой, им действительно станет лучше.

Каковы бы ни были причины, есть страны, гораздо более свободные, чем страны, о которых говорилось выше.

Но как все это соотносится с будущим? Что можно сделать, чтобы возвратить власть свободной рыночной системе? Что ж, плохая новость заключается в том, что такое развитие событий крайне маловероятно. Разумеется, мы время от времени вдохновляемся речами ораторов, таких как Найджел Фарадж или Рон Пол, которые напоминают нам о том, что мы “должны” сделать, чтобы страны стали служить народу, а не их лидерам. Но в истории таким ораторам никогда не удавалось обратить вспять набравшую силу тенденцию.

История учит нас, что политические лидеры в своем стремлении к коллективизму, никогда не разворачивают этот тренд. Вместо этого они ведут общество до самого дна.

Тем не менее в некоторых частях мира всегда существовали общества свободного рынка. Со временем они деградируют под руководством своих лидеров, но им на смену приходят другие.

Выбор читателя заключается в том, чтобы взглянуть на мир и оценить, насколько он доволен страной, в которой он живет, и решить уверен ли он, что эта страна будет оставаться хорошим местом для проживания, работы, инвестиций и процветания. Если нет, то стоит рассмотреть вопрос о диверсификации или даже о переезде в более приемлемую, более капиталистическую юрисдикцию.

Опубликовано 22.01.2018 г.

Источник: “Capitalism Has Failed”

НОВОСТИ ПО ТЕМЕ