Выбор редакции

Русская рулетка: три аргумента в пользу амнистии капиталов

Последовательно выполняя политическое решение руководства страны о повторном проведении амнистии капиталов, государство сделало очередной шаг: 31 января 2018 года в Государственную думу группой депутатов внесены три законопроекта, касающиеся этой амнистии. 

В прошлую подобную кампанию граждане, не пожелавшие «амнистироваться», руководствовались следующими аргументами:

1.        У меня и так все хорошо: по счетам поданы уведомления, налоги заплачены, доходы только «трудовые». Зачем мне амнистия? Ведь амнистия — это как будто признание в том, что я сделал что-то плохое.

2.        А как они (государство, разумеется) узнают, что у меня что-то есть? Кто им расскажет о моем доме во Франции и счете в Швейцарии? Зачем же мне все самому им рассказывать?

3.        Нет, рассказывать самое сокровенное государству — увольте-с, я в такие игры не играю. Тем более интернет пестрит объявлениями вроде «Гражданство Кипра (Мальты, Гренады, Великобритании — подставить по вкусу) быстро и с гарантией». Так что, пожалуй, стану я киприотом или мальтийцем, а декларировать ничего не буду.

Аргумент первый: «У меня все хорошо»

К большому нашему сожалению, это не так. Российские налоговые и валютные законы очень жесткие. Особенно закон «О валютном регулировании», фактически он не может быть соблюден россиянами от начала и до конца. А штрафы за его нарушение просто драконовские. Напомню нашумевшее в СМИ осенью 2017 года дело господина К., которого ФНС оштрафовала более чем на 30 млн рублей (75% от суммы совершенной операции) только за то, что он вернул свои же собственные деньги «из-под санкций». Два года он бился за их возврат в Россию из США, а в результате получил штраф. 

Читайте также
Возвращайтесь на Родину: депутаты проголосовали за амнистию капитала

Еще один «подвох» связан с продажей имущества, находящегося за границей. До начала 2018 года положение было фактически тупиковое. Продаете дом в Испании? Пожалуйста, но сделайте так, чтобы деньги пришли сразу в российский банк. Только по испанскому законодательству нельзя продать недвижимость «мимо» испанского банка: продавец обязан получить от покупателя деньги только на испанский счет, а потом уже отправлять их куда угодно.

Да, в начале этого года ситуация немного выровнялась: теперь можно продавать недвижимость и транспортные средства, правда, если они находятся не в любой стране, а только в странах ОЭСР или ФАТФ, да еще и страна должна подписать с Россией соглашение об обмене информацией (или участвовать в многостороннем соглашении об обмене). Однако не все страны удовлетворяют данному условию. Например, Кипр хоть и обменивается информацией с Россией, но не является членом ОЭСР или ФАТФ. А Соединенные Штаты хоть и участники ОЭСР и ФАТФ, но не обмениваются информацией с Россией.

Поэтому, если вы в последние пару лет продавали недвижимость на Кипре, в США или в неевропейских странах, с очень большой степенью вероятности вы нарушитель валютного законодательства.

И это не все. Есть еще, например, налоговая проблема в виде так называемой курсовой разницы, особенно ярко проявившей себя в отношении ценных бумаг в 2015 году. Ценные бумаги, купленные до осени 2014 года за валюту по курсу 32-36 рублей за доллар и проданные за валюту же после того, как курс подпрыгнул до 55-75 рублей за доллар, даже если они были проданы с убытком в валюте, приносили налогооблагаемый рублевый доход.

Подавляющее большинство совершенно честных и порядочных россиян, готовых законы соблюдать и налоги платить, банально не знали этих особенностей.

Аргумент второй: «Как они узнают?»

Конечно, в 2015 и 2016 годах рассказы об автоматическом обмене информацией в рамках CRS подавляющим большинством воспринимались как некая «пугалка-страшилка». Один европейский банкир мне даже письмо написал, что, мол, когда мы рассказываем о грядущих ужасах автоматического обмена — это мы так людей пугаем и цену себе набиваем. Но сегодня, в 2018 году, автоматический обмен — практически свершившийся факт. До осени текущего года более 70 стран предоставят России информацию о счетах ее налоговых резидентов и о счетах контролируемых ими компаний. А может быть, 70 странами дело не ограничится.

Возьмем, например, Сингапур. Решение об обмене финансовой информацией с Россией было принято Сингапуром в январе 2018 года, но действовать оно начнет «задним числом» — уже с декабря 2017 года. Какая еще страна может принять подобное решение также «задним числом» в этом году?

Но автоматический обмен — это не единственный источник информации об иностранных активах. Подумайте вот о чем: с 2015 года россияне обязаны уведомлять о наличии (получении) у них гражданства иностранного государства, вида на жительство или иного документа, как бы он ни назывался, дающего право проживания на территории этого иностранного государства. Во многих странах существует так называемая инвестиционная программа ВНЖ или гражданства: инвестируй в нашу экономику определенную сумму денег (например, £2 млн в Великобританию, €2 млн в Кипр) и получишь наше гражданство.

А уведомление об этом гражданстве не забудь прислать в МВД России. Даже если страна готова дать ВНЖ без значительного объема инвестиций, все равно одно из базовых условий получения ВНЖ (если мы не говорим о беженцах или студентах) — иметь в этой стране банковский счет со средствами, «достаточными к существованию». Как вы думаете, много времени понадобится правоохранительным органам, чтобы при желании задаться вопросом: как это некий, скажем, Василий Иванович, получил ВНЖ Великобритании, который стоит о-го-го сколько, а о банковских счетах в Королевстве почему-то не сообщил? Да и задекларированный доход у него какой-то очень маленький, не тянет он на инвестора. Думаете, тоже «страшилка»? Говорят, что если у вас паранойя, то это еще не значит, что за вами никто не следит.

Рано или поздно компетентные органы будут обладать достаточной информацией для предъявления претензий. Мир становится «финансово прозрачным», и это данность.

Третий аргумент: «Я перестану быть налоговым резидентом России»

Знаете, а это действительно может сработать. Нет, правда. Но при одном условии: человек действительно выезжает из России на постоянное жительство в другую страну и если приезжает в Россию, то в гости, на пару-тройку месяцев.

Если же он думает, что ему достаточно будет принести в свой швейцарский или другой приличный банк новенький паспорт, выданный Ее Величеством, банкиры тут же вычеркнут его из «россиян» и запишут в «британцы» — боюсь, так не получится.

Иностранные банкиры прекрасно понимают, что, например, человек может прожить 120 дней в Великобритании и формально он становится налоговым резидентом Туманного Альбиона. Но в то же время в этом же году он может прожить и 183 дня в России. В таком случае Россия будет полагать его своим налоговым резидентом. Признание налоговым резидентом одной страны не означает, что человек автоматически перестал быть резидентом других стран! И банкиры это отлично знают. С 2016 года они просят своих клиентов заполнять специальную анкету, где надо указать ВСЕ страны, к которым они имеют или могут иметь «налоговое отношение». И в случае, если у них возникнут сомнения, что, допустим, новоиспеченный гражданин Кипра Иван Кузьмич полностью порвал все связи с Россией, они, во-первых, замучают Ивана Кузьмича дополнительными запросами «какие ваши доказательства». Во-вторых, вполне могут отправить сведения о счетах Ивана Кузьмича в Россию, если он не убедит их, что не является налоговым резидентом России.

Поэтому, никакое «псевдорезидентство» работать не будет. Наверное, кому-то удастся «проскочить», но, как по мне, это будет та еще русская рулетка.

Вывод простой: мир действительно меняется. Концепции — «А как они узнают?» и «Да я спрячусь — морально устарели. Нужно приводить дела в порядок. И амнистия, на мой взгляд, очень хороший инструмент, чтобы если не начать с «чистого листа», то по крайней мере максимально очистить этот лист.

Читайте также
Амнистия капиталов 2.0: как государству не повторить прошлых ошибок Списание долгов и амнистия капиталов. Чего ждать налогоплательщикам в 2018 году