Выбор редакции

Многоголосый Мюнхен. Заметки о Мюнхенской конференции по безопасности


Сергей Лавров выступает на Мюнхенской конференции по безопасности.
Фото DPA/AP

Если одним словом охарактеризовать то, что мы услышали на очередной 54-й Мюнхенской конференции по безопасности, то это слово – «многоголосье». И в прежние года спикеры предыдущих конференций активно высказывали свои позиции по вопросам сохранения стабильности и поддержания режима безопасности в разных регионах планеты, что, впрочем, не мешало НАТО бомбить Югославию и Ливию, а американцам вторгаться в Ирак и поддерживать интервенцию в Сирии. Но, как представляется, западные участники этих мероприятий, в целом, как-то находили общий язык между собой и проявляли если не консолидированную позицию, то общую уверенность в правильности их дела по установлению демократии во всем мире, пусть и через бомбежки.
Однако, в последнее время, когда кризис пришел в американский и европейский дома, там началась суета в поисках выхода. А нервный настрой, как правило, приводит к тому, что многие предпочитают выбираться самостоятельно, оставляя по боку коллективные обязательства и нарушая коллективную ответственность.
Когда это такое, например, бывало, чтобы страны Запада между собой выясняли вопрос о создании независимой от НАТО армии для Европы? Когда это бывало, чтобы ещё недавно абсолютно уверенные в собственных силах и в собственном военном превосходстве (да и безнаказанности) над кем бы то ни было евро-атлантисты по оба берега океана вдруг стали выдавать, как горячие пирожки, один за другим алармистские доклады в стиле нынешнего, подготовленного к конференции Мюнхен-2018 под заголовком «To the Brink and Back» («К краю пропасти – и обратно?»). Они же считали себя всесильными и «самыми-самыми», а тут в последнее время что-то разволновались. С чего бы это?
«Мир подошел слишком близко к грани опасного международного конфликта», - сказал в день открытия организатор Мюнхенской конференции Вольфганг Ишингер (Wolfgang Ischinger). То есть предыдущие локальные войны в исполнении НАТОвцев – это было типа нормально, и герр директор особо не волновался, а тут – безнаказанность заканчивается, вот припекло… Весьма показательно.
В нынешнем материале мы постараемся представить самые интересные моменты как документа, специально подготовленного к этой конференции, так и высказываний её участников, чтобы уважаемые читатели почувствовали нерв дискуссии. А дискуссия эта оказалась столь заинтересованной и разноплановой, что конференция растянулась на трое суток – с 16 по 18 февраля.


Отметим, что в ней приняло участие почти 20 глав государств и правительств, примерно 80 министров иностранных дел и обороны, около 600 политиков и экспертов со всего мира. Из России в столицу Баварии приехал глава МИД Сергей Лавров, из Турции премьер-министр Бинали Йылдырым, Евросоюз представляли глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер и несколько еврокомиссаров, Великобританию премьер-министр Тереза Мэй, а Германию министр обороны Урсула фон дер Ляйен. Из США прилетели министр обороны Джеймс Мэттис, министр внутренней безопасности Кирстен Нильсен и советник президента по национальной безопасности генерал Герберт Макмастер, а также бывший вице-президент Джо Байден и экс-госсекретарь Джон Керри.
Как сообщали организаторы, состоялись около 2000 встреч между участниками, было проведено почти 30 дискуссионных панелей, где выступили более 120 спикеров. Вы понимаете, каков объем информации, шедшей из Мюнхена.
Постараемся представить наиболее интересные эпизоды конференции и оценить их.

Признание дня: «Мир, кажется, становится менее либеральным, менее международным и менее упорядоченным»

В преддверии конференции был опубликован ежегодный, ставший уже традиционным, доклад, который на сей раз получил тревожное название «К краю пропасти – и обратно?». 


Председатель Мюнхенской конференции по безопасности Посол Вольфганг Ишингер написал в преамбуле доклада так:
«…В прошлом году мир оказался – слишком близко! – на пороге серьезного конфликта. Напряженность между Северной Кореей и Соединенными Штатами значительно возросла, а риторика с обеих сторон обострилась. Отношения между Саудовской Аравией и Ираном демонстрируют аналогичную динамику, проявляющуюся в углублении региональной нестабильности. В Европе напряженность между НАТО и Россией остается высокой, а война России с Украиной не ослабевает. (А доклад писал точно эксперт? Или обыватель, черпающий новости из западных газет про «войну России с Украиной»? – С.Ф.).
Кроме того, договоры о контроле над вооружениями подвержены риску расторжения, а усилия по ограничению гонки вооружений в новых областях, таких как кибербезопасность, тормозятся…
2018 обещает быть годом, когда некоторые из этих кризисов могут либо продвигаться к разрешению, либо – к эскалации и потенциально катастрофические последствия. Мы должны делать все возможное, чтобы отойти от края».
Обратим внимание не некоторые выводы, зафиксированные в тексте этого доклада:
- Концепция либерального международного порядка со временем значительно изменилась (вот она – главная головная боль западников, они ясно увидели, что концепция либерализма подошла к пределу своих возможностей и начала трансформироваться в нечто совершенно иное – С.Ф.)… Мир, кажется, становится менее либеральным, менее международным и менее упорядоченным (sic!).
- Сегодня столпы этого самого порядка, давно считавшиеся само собой разумеющимися (это Запад сам о себе – С.Ф.), подвергаются все большему давлению.
- Самое могущественное государство в мире начало саботировать созданный им порядок. Враждебная ревизионистская сила действительно прибыла на место происшествия, но она сидит в Овальном кабинете, разбивая сердце свободного мира. (“The world’s most powerful state has begun to sabotage the order it created. A hostile revisionist power has indeed arrived on the scene, but it sits in the Oval Office, the beating heart of the free world”). (Это вообще выходит за рамки приличий – просто булыжник в американский огород, точнее, лично в Дональда Трампа. – С.Ф.).
- В течение последних нескольких лет, наиболее четко это проявилось в 2017 году, начали возникать вопросы относительно роли Соединенных Штатов в отстаивании этого самого порядка. (Дональд Трамп не назван прямо, но ясно же, что такое для США 2017 год – его приход к власти, и на Западе возникли подозрения, что Трамп уведет Америку куда-то в сторону от устоявшегося порядка – С.Ф.).
- ЕС оправился от кризиса евро и финансового кризиса, но еще не стал стратегическим глобальным актором.
- Китай стал более мощным и более настойчивым, так как, в той или иной степени, и Россия.
- Национализм растет во многих странах.
- Полномочия международных органов оспариваются различными способами.
- Критически важные международные соглашения – от важнейших соглашений о контроле над вооружениями, таких как Договор РСМД, до Парижской хартии для новой Европы – подвергаются риску или серьезно подорваны (совершенно справедливые опасения, но вина здесь лежит на самих западниках – С.Ф.).
- Расходы на оборону растут во многих части мира, и угрожающая риторика становится пугающе распространенной.
- Некоторые из выступавших на предыдущей Мюнхенской конференции по безопасности 2017 года с энтузиазмом восприняли тогда понятие пост-западного мира (вот она озабоченность Запада – «пост-западный мир», потеря мировой власти – С.Ф.).
- Как заявил министр иностранных дел Германии Зигмар Габриэль: «Мы находимся в разгаре эры конкуренции между демократическими и автократическими государствами. И последние уже пытаются завоевать влияние в Европейском союзе и вбить клин между нами» (эти озабоченности звучат уже открытым текстом – С.Ф.).
- Китай все чаще представляет свое сочетание самодержавного лидерства и капитализма, как привлекательную альтернативу западной модели. Его инициатива «Один пояс, один путь» - чрезвычайно амбициозный инфраструктурный проект.
- Многие из усилий по международному контролю над вооружениями, которые могут, по крайней мере, ограничить конкуренцию и уменьшить опасность эскалации, разрушаются.
- В то время, когда необходимы контроль и деэскалация, проявляются ядерные угрозы и вербальная эскалация, особенно, в тех частях мира, где риск межгосударственной войны увеличился (речь идет здесь об обострении обстановки между странами Персидского залива – Ираном и Саудовской Аравией, а также о конфликте между США и КНДР – С.Ф.).
- За последний год ЕС и его государства-члены продемонстрировали растущую готовность и более конкретные меры в области оборонной интеграции. Двадцать пять государств-членов договорились начать постоянное структурированное сотрудничество (PESCO) в целях коллективной обороны (это – создание собственной армии ЕС вне рамок НАТО и… конец «атлантического единства» – С.Ф.).
Целая глава в этом докладе уделена России. Интересен заголовок: «Russia Bearly Strong?». Можно перевести его так – «Россия очень сильна?». А можно и так – «Россия обладает медвежьей силой?» В общем, авторы проявили креативность, и мы приведем некоторые их выводы, хотя, по большому счету, русофобии здесь, как водится, немало:
- Согласно опросу, проведенному в декабре 2017 года, 72 процента россиян считают, что их страна – великая держава. Это значительно больше, чем 31%, которые ответили таким образом в 1999 году. Такое восприятие растущей российской силы не является необоснованным, поскольку Москве удалось расширить своё региональное и глобальное влияние в последние годы. С точки зрения России, она имела ряд успехов.
- Война России за ее пределами в настоящее время способствовала замораживанию стремлений Киева вступить в Европейский Союз или НАТО (это же официальный документ представительного международного форума, чего же они занимаются пропагандой вместо приведения фактов – С.Ф.).
- Сравнительно небольшими деньгами и ограниченной силой Москва поменяла ход конфликта в Сирии, поддерживая режим Асада, и подтвердила свою власть и военную опору на Ближнем Востоке. Это вмешательство было также испытательным полигоном для использования модернизированной российской армией электронных систем ведения войны, беспилотных летательных аппаратов, оружия и ракет дальнего действия.
- Долгосрочные перспективы российской внешней политики менее очевидны. Во-первых, внутренние факторы, особенно экономика, ограничивают международное влияние России. ВВП имеет размер Испании, а перспективы роста остаются умеренными в обозримом будущем. Кроме того, страна сталкивается с серьезными проблемами общественного здравоохранения и отстает в международной конкурентоспособности.
- Хотя риторика президента США Трампа в отношении России может быть дружественной, значительная часть американского истеблишмента снова видит Россию в качестве главного противника. «Россия бросает вызов американской власти, влиянию и интересам, пытаясь подорвать американскую безопасность и процветание», - говорится в новой Стратегии национальной безопасности США.
- Фундаментальные конфликты, лежащие в основе кризиса между Западом и Россией, остаются неразрешенными.
- Запад продолжают сталкиваться с поисками России «сферы контроля в своем регионе мира», что Запад не может принять (т.е. Запад отказывает России в защите её интересов даже у собственных границ – С.Ф.).
Вот такой у них доклад получился. Хватает искажений, много пропаганды, очень много обеспокоенностей, а также чувства неуверенности, если уже не страха, перед будущим. «У края» они оказались, понимаешь…
В эти же ни, в канун Мюнхенской конференции, вышел ещё один доклад, специально для внимания участников, под названием «Can the United Nations Unite Ukraine?» («Могут ли Объединенные нации объединить Украину?»). Это доклад о миротворцах на Донбассе был подготовлен по заказу консалтинговой компании «Rasmussen Global Foundation» бывшего генсека НАТО, а ныне - советника президента Украины Петра Порошенко, небезызвестного русофоба Андерса Фога Расмуссена. Настрой авторов понятен – разместиться на Донбассе. Разбирать его – тема отдельная, но факт появления доклада отметим. 

Сергей Лавров: «Пора перестать пытаться плыть против течения истории и начать всем вместе работать над обновлением системы международных отношений на справедливых началах»


Министр иностранных дел России Сергей Лавров выступил на конференции при переполненным зале. При этом в день открытия он дал большое интервью телеканалу «Евроньюс», и таким образом позиция России прозвучала не только для участников мероприятия, но и для широкой европейской и мировой публики, смотревшей «Евроньюс».
Начнем с интервью и выделим несколько позиций, высказанных главой МИД России:
«- Диалог с американцами по Сирии идет достаточно прагматично. Мы все-таки пытаемся их вразумить насчет того, что их прежние клятвенные заверения о том, что они находятся в Сирии исключительно для борьбы с ИГИЛ, должны оставаться в силе. Потому что уже вопреки тому, о чем мне говорил Госсекретарь США Р.Тиллерсон, они заявляют, что будут находиться в Сирии не только до тех пор, пока последний игиловец не будет там уничтожен или изгнан оттуда, но и пока не завяжется устойчивый политический процесс, пока он не завершится политическим переходом (такой эвфемизм смены режима), результаты которого будут Америку устраивать. Это уже очередное проявление недоговороспособности, которое мы многократно за последние пару десятков лет видели со стороны США и их западных партнеров…
- Наверное, у США есть какая-то стратегия, которая, думаю, заключается в том, чтобы навеки поселиться в Сирии со своими вооруженными силами. То же самое они хотят сделать сейчас в Ираке и Афганистане, вопреки всем дававшимся ранее обещаниям. Они уже ведут дело к тому, чтобы огромный кусок сирийской территории обособить от остальной страны в нарушение суверенитета территориальной целостности Сирийской Арабской Республики. Там они создают квази-местные органы власти, всячески пытаются создать там какое-то автономное образование, опираясь на курдов…
- Говоря о глобальных вещах, в рамках которых американское присутствие вызывает у нас много вопросов, необходимо отметить глобальную систему противоракетной обороны, которая активно создается в европейском сегменте в Румынии и Польше, а в ее восточно-азиатском сегменте — в Южной Корее. Теперь еще и Япония активно заинтересовалась этой задачей. Получается, что эта глобальная система противоракетной обороны создает проблемы не только для нас, но и для Китая. Как видите, присутствие США растет, причем в совсем не безобидном ключе».
И вот о чем говорил Сергей Лавров с трибуны Мюнхенской конференции по безопасности: 

Фото пресс-службы МИД России


«- Международные отношения переживают эпоху кардинальных перемен, окончательно ниспровергая тезис о «конце истории».
- На протяжении многих лет после падения Берлинской стены и объединения Германии, в котором Россия сыграла решающую роль, мы стремились сделать максимум возможного для выстраивания в евроатлантическом регионе архитектуры равной и неделимой безопасности. Пошли на существенное сокращение своего военного потенциала на западных рубежах. Неизменно выступали за укрепление общеевропейских институтов, прежде всего ОБСЕ, за согласование договорно-правовых режимов в сфере европейской безопасности. К сожалению, наши призывы к равноправному диалогу, реализации на практике принципа неделимости безопасности не хотели слышать.
- Вопреки дававшимся нам в 1990-е гг. прошлого века заверениям, а этот факт был недавно в очередной раз подтвержден с опубликованием документов Национального архива США, НАТО продвигается на Восток. На наших границах наращиваются боевые группировки и развертывается военная инфраструктура альянса. Планомерно осваивается европейский театр военных действий. В Европе реализуются планы создания системы ПРО США, подрывающей стратегическую стабильность.
- Ведется целенаправленная пропаганда, воспитывающая у западной общественности враждебное отношение к России. В истеблишменте многих стран чуть ли не новым правилом политкорректности стало говорить о нашей стране «либо плохо, либо ничего».
- Когда на Западе рассуждают о растущем влиянии России, подается это, по большей части, в отрицательном ключе. Не избежали такого подхода и авторы доклада, который был подготовлен к сегодняшней конференции.
- Рассматривать ситуацию в Европе через призму «игры с нулевой суммой» крайне опасно. Перед нашими глазами – один из результатов: пораженная внутренним конфликтом Украина, которую в свое время, кстати, в контексте подготовки Соглашения об ассоциации с Евросоюзом ультимативно поставили перед фальшивым выбором – или с Западом, или с Россией.
- Россия как никто другой заинтересована в разрешении внутриукраинского кризиса. Правовые рамки готовы – это Минский «Комплекс мер», разработанный Россией, Германией, Украиной, Францией с участием Донецка и Луганска и утвержденный СБ ООН. Надо его неукоснительно выполнять. Однако пока соответствующие усилия в Контактной группе и «нормандском формате» откровенно саботируются Киевом, где на официальном уровне заговорили о военном сценарии. Уверен, в ЕС понимают всю опасность такого разворота.
- Отказ от коллективных механизмов сотрудничества Россия-ЕС, таких, как саммиты, постоянный совет партнерства, отраслевые диалоги, ставка на инструменты давления не сделали наш континент более безопасным. Напротив, в Европе зримо увеличивается конфликтный потенциал, множится число проблем и кризисов – внутри и по периметру.
- События на Ближнем Востоке и Севере Африки показали, что навязанный из-за океана курс на смену неугодных режимов и насаждение извне моделей развития не только ведет к хаосу в обширных регионах, но и бумерангом оборачивается импортом в Европу реальных угроз, в числе которых, прежде всего, всплеск международного терроризма, огромные волны нелегальной миграции и все, что с этим связано.
- Задача выстраивания подлинно стратегического партнерства, надежной и устойчивой системы связей, гарантирующей повышение совместной конкурентоспособности России и ЕС, остается нереализованной. Не по нашей вине.
- Отмечаем, что в ЕС растет число тех, кто испытывает дискомфорт в связи с аномальной ситуацией, сложившейся в наших отношениях. Авторитетные эксперты открыто признают, что за демонстрацию видимости единства на российском треке Евросоюз вынужден расплачиваться «дипломатическим параличом».
- Россия своих подходов к сотрудничеству с ЕС не меняла. Хотели бы видеть его сплоченным, опирающимся на коренные интересы стран-членов. Они сами должны определять, как развивать свои экономики и внешнеэкономические связи. Например, как обеспечивать свои потребности в энергоносителях – с прагматичных, коммерческих позиций или под влиянием политико-идеологических соображений.
- В интересах России – иметь своим соседом крепкий, предсказуемый Европейский союз, способный выступать ответственным участником международной жизни в полицентричном мире, который на наших глазах становится реальностью.
- Пора перестать пытаться плыть против течения истории и начать всем вместе работать над обновлением системы международных отношений на справедливых началах с опорой на центральную координирующую роль ООН, закрепленную в ее Уставе.
- Россия открыта равноправному, взаимоуважительному, основанному на балансе интересов партнерству с ЕС в целях поиска эффективных ответов на вызовы сегодняшнего дня. На таких же принципах готовы выстраивать наши отношения с США и всеми другими странами.
- Важно правильно распорядиться потенциалом сотрудничества России и ЕС во имя формирования от Атлантики до Тихого океана общего пространства мира, равной и неделимой безопасности, взаимовыгодного экономического развития. В стратегическом плане хотел бы также привлечь внимание к инициативе Президента России В.В.Путина о продвижении большого евразийского проекта, в рамках которого сопрягались бы усилия участников интеграционных структур на пространстве СНГ, ШОС, АСЕАН».

Окончание - "Многоголосый Мюнхен. Заметки о Мюнхенской конференции по безопасности - 2"


НОВОСТИ ПО ТЕМЕ