Выбор редакции

Удар по свободе торговли — значит и по свободе энергетики

Отставка главного экономического советника Белого дома Гэри Кона всколыхнула деловую Америку и уронила множество биржевых индексов. Член оппозиционной демократической партии и экс-президент Goldman Sachs Group Inc., он был, однако, уважаем и в нынешних, республиканских коридорах власти. Почти в одиночестве он сдерживал аппетиты крайне правых членов кабинета — министра торговли Уилбера Росса, старшего советника Стивена Миллера, коммерческого советника Питера Наварро, шефа аппарата Джона Келли… Смягчались тем же Коном и амбиции других проводников радикальнейших и непопулярных в мире направлений политики Трампа. Перед выходом в отставку либерально настроенный Кон, известный еще и как друг ЕС, сопротивлялся жесткому тарифному протекционизму США и не одобрял атак Белого дома на иммиграцию в Соединенные Штаты. Не стало Гэри Кона — не стало и остатков курса глобализации, воспетой там же, на Потомаке. Итак, прощай, глобализм, его интеграционные модели! На Западе, да и в «третьем мире», каждый теперь сам за себя. Целые регионы планеты становятся заповедниками безраздельного господства эгоизма — экономического и политического.

В Белом доме дошло до крайностей

Подавленный Гэри Кон, объясняя кое-как причины своей отставки, был не очень многословен. Признал лишь, что он не ответил на призыв Дональда Трампа: подтвердить, что все участники обсуждения беспрецедентных заградительных пошлин — «члены одной и той же команды». Но публично не соглашаться с шефом Белого дома становится ох как опасно!..

Однажды Кон сказал, что по вопросу о введении импортных тарифов на сталь, алюминий (а теперь еще и на автомобили – авт.) он склонен одобрить борьбу только с китайской экспансией в Новый Свет. А вот Мексику, Канаду и Европу тот же мистер Кон не имел в виду и, в отличие от республиканской верхушки, не хочет с ними ссориться. С этими государствами у Соединенных Штатов нет геополитического противоборства, да и рынки у Вашингтона они тоже не отнимают. А вот контрмеры против американских товаров на своих границах обиженные европейцы, как и соседи США, могут объявить вполне, хотя министр торговли ФРГ и выразила надежду на то, что Белый дом все-таки одумается, и тогда Европе не придется предпринимать встречных акций.

Здесь-то, уважаемый читатель, можно сделать «лирическое отступление». И задуматься: верно ли сейчас, на финишной прямой предвыборной гонки в России, высказываются наши отечественные друзья Америки, твердящие, что зигзаги Штатов в подобных случаях высмеиваются разве что «недобитыми коммуняками» и иными дикарями из «постсоветской партийной чащобы»(!). Но вот — весть от 8 марта из Вены. Как пишет там, на Дунае, Kleine Zeitung, канцлер Австрии Себастьян Курц, критикуя шапкозакидательские планы Вашингтона по вводу имперско-заградительных пошлин на импорт стали и алюминия из ЕС, назвал их «идиотизмом». «Если будет нужно, — добавил он, — то последует реакция, которая, надо надеяться, приведет к переосмыслению в США, и можно будет отказаться от этого идиотизма».

Коль скоро США ссорятся при правлении Трампа со своими торгово-инвестиционными партнерами, то им, понятно, хотелось бы, чтобы и другие, даже не включающие в себя Америку коммерческие альянсы тоже лопались. При таком раскладе правящим за океаном республиканцам веселее жить. Именно эта линия ярко проявилась в ходе Нефтегазовой конференции и отраслевой выставки CERAWeek в техасском Хьюстоне.

В Хьюстоне не удалось похоронить альянс России и ОПЕК

Никогда еще этот форум, собирающий около 100 тыс. профессионалов со всего света и призванный объединять разноязыкую армию работников сырьевого сектора, не омрачался столь глубоким подкопом под взаимное сближение России и ОПЕК. Не было пока и столь изощренных, закулисных попыток исказить их единство в борьбе за справедливые цены на «черное золото» и оздоровление мировой рыночной конъюнктуры в целом.

Однако преуспеть, инъецируя разброд и шатания, недоброжелателям не удалось ни применительно к ОПЕК, ни в очернении ее диалога с Москвой. Сколько бы ни нашептывали участникам CERAWeek, что Организация стран-экспортеров нефти трещит, мол, по швам, страдая от самовольства Ливии и Нигерии, Ирана и Катара и т.д, но в итоге ОПЕК получила заявки от Чада, Конго и Малайзии с просьбой об их принятии в это международное объединение. И сколько бы ни запугивали оракулы американо-российского апокалипсиса всякими неприятностями за связи с россиянами (в том числе, видимо, за попытки встретиться в Техасе с первым замминистра энергетики РФ Алексеем Текслером), но именно сланцевики пошли на беседу с ним, что называется, косяком. Да и чему удивляться, если, вопреки мрачно-презрительным прогнозам, Россия идет вперед и, кстати, сама приступает к работе на сланцевых месторождениях Западной Сибири! Провел Текслер переговоры и с 15 крупнейшими американскими инвестиционными фондами.

Вполне успешной стала и встреча, которую провели с производителями сланцевой нефти 7 министров стран-участниц продленного соглашения об ограничении добычи. Что же показала эта дискуссия? С одной стороны, сланцевикам по душе высокая котировка нефти по сравнению с убыточной полосой 2014–2016 годов. Но как же плохо для Белого дома, что улучшение достигается в ходе сближения монархий Персидского залива с путинской Россией! «Альянс между производителями ОПЕК и не-ОПЕК остается на рекордно высоком уровне, — пишет эксперт по трейдингу Стивен Иннес. — Но если Россия будет постоянно настаивать на подготовке стратегии выхода, то картель будет стремиться предложить так называемую ветвь мира сланцевым добытчикам США». Насколько же обоснованы подобные предположения? Министр нефти ОАЭ и нынешний президент ОПЕК Сухаил Мохаммед аль-Мазруэль с ними не согласен. Он выступил в Хьюстоне с отрезвляющим мини-комментарием: «Картель не будет обсуждать вопрос о завершении программы сокращения добычи как минимум до следующего года».

Тем временем сенатор от нефтегазоносной Аляски Дэниел Салливан, тоже прилетевший в Хьюстон на CERAWeek, не стал отвечать — на полях форума — на вопрос РИА Новости: помогут ли секторальные санкции против ТЭК России развитию американской энергетики? Законодатель отметил лишь, что США должны поставлять на мировой рынок «больше энергоносителей, ибо это помогает ослабить деятельность России». Какую еще деятельность? Впрочем, спасибо за откровенность!.. Ослабить Россию (как, видно, следует воспринимать решения американских «мейджоров») призван и объявленный на днях выход огромной ExxonMobil из совместных проектов с «Роснефтью». Правда, наша госмонополия в своем встречном комментарии не стала винить во всех грехах именитого заокеанского партнера, которому попросту не дают работать с Москвой власти США. А вот глава ВР Боб Дадли принципиально высказался в Хьюстоне за углубление сотрудничества с Россией и о неподверженности совместных проектов с РФ санкционному прессу.

Арабов Персидского залива толкают в объятия России

Сверхдержавный эгоизм эпохи Дональда Трампа, быть может, хорош для американского бизнеса — прежде всего, нефтегазового, особенно сланцевого. Но он определенно плох для вашингтонской геополитики — продвижения не столько денежных, сколько философски-стратегических, репутационно-имиджевых интересов США. А ведь полнота банковских счетов и, с другой стороны, суверенная солидность и морально-психологическая прочность позиций, особенно за тысячи миль от дома, — это не всегда одно и то же.

Расследование вмешательства в политику США, затеянное прокурором Мюллером, расширилось. Оно уже отошло от узко-антикремлевского толкования. «Стало ясно, — пишет в Vox Эндрю Прокоп, — что… изучение русского следа нацеливается уже на гораздо более широкий круг мишеней, чем одна лишь Россия». Так какие же страны имеются в виду прежде всего? Упоминания о Китае и о Турции в свежих публикациях вполне понятны. Си Цзиньпин, видимо, забрасывает на Потомаке сети своего влияния, поскольку Америка — его конкурент, а Реджеп Тайип Эрдоган — поскольку попытка его недавнего свержения затевалась в Штатах. А вот зачем Мюллер и 17 его подручных копаются в появившихся-де свидетельствах вмешательства со стороны Катара и Объединенных Арабских Эмиратов, — это иная материя. Да и последствий тоже может быть гораздо больше. К примеру, президентского зятя Джареда Кушнера, ставшего после победы Трампа старшим советником Белого дома наряду с президентской дочерью Иванкой, администрация была вынуждена на днях лишить высшей планки доступа к секретным материалам. Теперь такая же служебная угроза нависает и над самой Иванкой. А почему?

В дни перехода власти в США от демократов к республиканцам Кушнер встречался с экс-премьером Катара на предмет привлечения инвестиций из баснословно богатого газом эмирата в риэлторский бизнес семьи… самого же Кушнера! Надо ли удивляться тому, что следователи из офиса Мюллера допрашивают свидетелей тех вроде бы чисто деловых переговоров: не сулил ли родственник Трампа уступки щедрым катарским бизнесменам? С другой стороны, не настраивал ли он их против своего же монарха? Ходит версия о том, что Кушнер подговорил Трампа поддержать Саудовскую Аравию и ОАЭ в их ссоре с катарским эмиром, ломая ориентиры США в Персидском заливе, что в итоге рассорило Трампа с его же госсекретарем Рексом Тиллерсоном! О подобных вопросах, задаваемых Кушнеру, как раз и проведали вездесущие корреспонденты CNN Шимон Прокупец, Кара Скэннелл и Глория Боргер.

Ну а репортеры NBC Кэрол Ли, Джулия Эйнсли и Роберт Уиндрем узнали, что Кушнер совмещал коммерческие вопросы с политикой в контактах с некими визитерами еще и из Объединенных Арабских Эмиратов. Считается, что по заказу Тель-Авива президентский зять просил эмиссаров ОАЭ и иных монархий сплести интригу опять-таки против Катара, ибо тот, мол, сошелся по ряду вопросов с заядлым врагом Америки и Израиля — исламским Ираном. Узнав о заговоре против Катара, гости из Абу-Даби не на шутку обиделись и затормозили бизнес с Кушнером. «Но от сотрудничества (а теперь и от исповедей с Мюллером) они все-таки решили до поры — до времени воздержаться. Так сказано в репортаже NBC. Решили, видно, потому, что опасаются: «это еще больше испортит их отношения с Белым домом».

Въедливый спецпрокурор, однако, не угомонился, и недовольство Трампа глубиной следственного копания этому не помеха. Марк Маззетти, Дэвид Киркпатрик и Мэгги Хейберман сообщают со страниц The New York Times о допрашивании бизнесмена ливано-американского происхождения Джорджа Надера (Нейдера), который, между прочим, успешно взаимодействовал в свое время еще с демократом Биллом Клинтоном. Являясь ныне советником правительства ОАЭ, Надер побывал в минувшем году несколько раз в Белом доме. Следователи из окружения спецпрокурора задают ему два вопроса. Один из них приведен в той же The New York Times: «Делались ли со стороны ОАЭ попытки обрести влияние на курс США путем денежных дотаций в поддержку штаба Трампа в период его избирательной компании?».

Второй вопрос, приведенный в Vanity Fair, звучит скорее не как вопрос, а как требование. Бедного Надера заставляют сказать, что встречи, прошедшие при его посредничестве на Сейшелах за пару дней до инаугурации Трампа, были ничем иным как тайными, но якобы вполне серьезными переговорами официальных лиц из РФ, США и ОАЭ! Среди организаторов или участников тех бесед якобы функционировали Кушнер, его стратег Стив Бэннон, Надер, владелец частной военной фирмы Academy (бывшая Blackwater) Эрик Принс (между прочим, брат Бетси Принс — министра образования США), наследный принц ОАЭ Мохаммед бин Зайед аль-Нахайян и глава Российского фонда прямых инвестиций Кирилл Дмитриев. Вот, мол, истинно-закулисная сходка врагов Америки, хотя тот же Дмитриев общался с кем-то из названных лиц всего несколько минут! Да и вообще его интересовал, естественно, приток инвестиций. Так был ли он и впрямь полномочным эмиссаром Кремля?

Расследуя это, Мюллер в то же время наверняка чувствует: фокусировка на одной лишь России отдавала бы за версту плакатной односторонностью. В интересах же спецпрокурора — не болезненная русофобия, а забрасывание более широких сетей. Так что не исключен и другой сценарий, похожий более на триллер. Возможно, тот же Мюллер, получивший сначала узко-конкретную и заведомо-благодарную задачу антикремлевского толка, неожиданно сам для себя наткнулся на некую «бомбу». Представим себе: спецпрокурором обнаружен глубинный пласт информации, способный всколыхнуть Америку реально, а не в жанре нынешнего антимосковского балагана. Это, поверьте, не досужий вымысел автора обозрения. Вот что со знанием дела пишет в Vox Эндрю Прокоп, с которого мы начали разматывать свалившуюся из-за океана тему: «Возможна, однако, и альтернатива. Тот же Мюллер, быть может, обнаружил нечто крупное в ходе своего расследования — крупное, но не относящееся к России! Обнаружил с помощью вскрытых им записей, свидетельских показаний или, быть может, благодаря трем бывшим помощникам Трампа, которые ныне дружат со следствием (Гейтс, Майкл Флинн и Джордж Пападопулос). Нашел, иными словами, нечто серьезное и достаточно важное, чтобы посвятить этому свои следственные ресурсы».

При таком раскладе, уважаемый читатель, становятся понятнее мотивы сближения арабского ядра нефтеэкспортного картеля, включая Саудовскую Аравию, с Москвой. Сближения по актуальным проблемам современности и, прежде всего, по продлению квотно-ограничительного формата ОПЕК+. Арабы ведь очень не любят, когда где-то под них глубоко и с пристрастием копают. Вы скажете: усилению московско-риядского сырьевого лагеря наверняка радуются заокеанские сланцевики, которые вообще ни о чем не думают кроме цен на углеводородное сырье. Что ж, очень может быть. Но возрадуются ли в равной мере новой российско-арабской дружбе в Госдепе, Пентагоне, Лэнгли и, наконец, в самом Белом доме? Сильно сомневаюсь.

Говорят «сталь», а производят железо, да еще и недовольны

То, что одной рукой Вашингтон размашисто действует в эгоистичных интересах, а другой портит себе собственную обедню, стало по всему миру притчей во языцех. Этому посвящена половина публикуемых по берегам Атлантики газетных карикатур. Особенно много гротеска вокруг излишне эмоционального импортного протекционизма, который сначала радовал американский углеводородный ТЭК, а теперь все больше выходит ему боком.

Лондонский энергетический обозреватель Джулиан Ли так и назвал свою статью на ленте Bloomberg: «Заградительные пошлины Трампа — подарок для ОПЕК и России. Но не для американских сланцевиков». Показателен, кстати, и подзаголовок: «Отечественное производство стали и проката в США даже отдаленно не приблизилось (по своему качеству — авт.) к критериям замены металлоимпорта, который нужен для строительства трубопроводов». В статье сказано: если в городках американских сталелитейщиков заявление Трампа о защите домашнего рынка от агрессивных экспортеров и об охране якобы «честной игры» в мировой металлургии точно будет воспринято с восторгом, то для топливного сектора Америки это означает другое: «сверхповышение себестоимости продукции». «И это, — подытоживает Джулиан Ли, — может стать наихудшей новостью для возрождающейся сланцевой индустрии США, которая и поставила страну на путь превращения в крупнейшего добытчика нефти». Дело в том, что благородно-легированная сталь для трубопроводов не терпит излюбленной в США упрощенной дешевизны. «Эта сталь, — пишет обозреватель Bloomberg, — должна соответствовать строжайшим техническим спецификациям. Следует гарантировать, что она не будет корродировать или трескаться в течение жизненного срока той или иной конструкции, который запросто может превышать 30 лет. Это намного дольше, чем расчетное время работы какого-либо домашнего электробытового прибора или автомобиля».

Однако сфера применения металлов для энергоартерий, видите ли, мала для монстров металлургии США. По данным Ассоциации нефтепроводов (AOPL), влиятельнейшей лоббистско-трейдерской структуры, этот сегмент продаж стали занял всего 3% американского рынка. И ведь это даже после прироста добычи «черного золота» и «голубого топлива» в последние годы. «Производители стали в США, — пояснил Джулиан Ли, — в большинстве своем покинули эту нишу рынка в пользу выпуска куда более крупных объемов товара с менее строгими стандартами качества». Действительно, это лишь какой-либо придирчивый Госплан указал бы в такой ситуации перстом на пару трубных и сталелитейных заводов — и постановил: вот они-то, несмотря на низкую рентабельность, как раз и будут работать только на трубопроводы. А капитализм, друзья мои, так не работает — он готов с головой ринуться лишь туда, где выше ставка совокупно-массовой прибыли, и никак иначе.

Согласно исследованию, проведенному консультантами ICT International от имени пяти трубопроводных компаний, 77% стали, использованной за последние годы при строительстве энергоартерий, было ввезено в США из-за рубежа. Ввезено в виде либо металла как такового, либо в форме готовых труб. Но подтверждает ли это правоту возмущенных республиканских ура-патриотов, доказывающих, будто заграница задавила Америку своей сталью? Ничего подобного! Сталь для нефте- и газопроводов ввозится в США на сумму 2,2 млрд долл в год из 29 стран; но, представьте себе, те же самые 29 стран покупают дешевую сталь из США стоимостью впятеро больше! Иными словами, типичные для Трампа призывы к возрождению отечественных производителей в сфере металлургии — сплошная демагогия, и ничто иное!

Не выходит ли, что, как только громогласно-тарифная проповедь хозяина Белого дома станет законом, — ни к какому росту поставок отечественной продукции для ТЭК это не приведет? Да, именно так и выходит. Строители сланцевых трубопроводов в США столкнутся с повышенной себестоимостью прокладки трасс, а потребители углеводородов — с дороговизной сырья. Хотите знать, как подорожает строительство стандартного 280-мильного нефтепровода из бассейна Permian в Техасе до НПЗ или терминалов на Мексиканском заливе? На 76 млн долл. А что, если говорить о каком-то мега-проекте транспортировки сланцев типа Dakota Access, который восторженно превозносится Трампом со всех трибун? Объем такой инвестпрограммы увеличится уже на 300 млн долл. А ведь американцы, в отличие от китайцев или россиян, дрожат над каждым лишним долларом в своих сметах.

Жалобы в Белый дом сыплются из тех компаний, защиту которых Трамп объявил делом жизни, задачей пребывания на высшем посту. Гонка тарифов, начавшись с переносов и отмен трубопроводных проектов, закончится, по словам AOPL, «причинением боли рабочим, которым откажут в найме по строительным подрядам или субконтрактам». В свою очередь, узкие места перевозки сырья отзовутся ударами по добыче сланцев. Рост производства рискует замедлиться, а ведь Минэнерго США обещает достичь к ноябрю национальной планки 11 млн баррелей в сутки, желая дать еще больше в 2019-м. Но это будет зависть от способности доставить сырье к побережью из ряда точек континента, что требует более густой трубопроводной сети, не так ли? Но если ее создание подорожает на четверть, то задуманная Белым домом экспансия забуксует. Так есть ли хотя бы какой-то выход? Да, но выглядеть он будет так, что хуже не придумаешь. Многие шепчут Трампу: «Скажите, г-н президент, что вас неверно поняли!». Одни помощники советуют главе администрации предположить: для американских импортеров трубопроводной стали будет, мол, сделано исключение из сверхвысокого тарифа. Другие эксперты умоляют его сказать, что он сделает исключение для поставщиков высококачественной металлургической продукции хотя бы из Канады и Мексики. Но, конечно, лишь в том случае, если Оттава и Мехико выполнят жесткие вашингтонские требования о реформировании регионального торгового альянса NAFTA под диктовку из США…

…Что ж, исключений из правила можно сделать немало. Но в таком случае целый пласт законодательства станет подобным дырявой посудине, а не солидно-унифицированному внешнеэкономическому инструменту великой державы. Но главное, пишет Ли, — то, что все равно «победителями в этом сюжете станут Россия, ставшая крупнейшим в мире производителем «черного золота», и ОПЕК. А ведь еще недавно они в отчаянии наблюдали за тем, как их усилия по лимитам на добычу ради поддержания цен на нефть обернулись ренессансом американского бума в производстве углеводородов. И вот теперь видеть, как заокеанский рост потенциально подрывается тем самым президентом, который был избран под лозунгом «сделать Америку снова великой», — это вдохновляет сердца в Москве, Тегеране и Каракасе».

Протекционистские призывы и санкционные удары, доносящиеся из Белого дома, как и смелые возражения противников этого нарастающего сумасшествия, выглядят как некое батальное полотно. Два войска сошлись в непримиримой схватке. Над одним из них — зловещие флаги с надписями «Не давать!», «Не разрешать!», «Не продавать!», «Не кредитовать!», «Не пущать!» и прочее. А над другой ратью — совсем иные флаги и хоругви. На них начертаны слова «Здравый смысл», «Рыночная конкуренция» и «Свобода торговли». Кто победит — одному Богу известно. Но злоба, ярость, алчность и ненависть пополам с тупостью сгустились определенно не на нашей стороне.

Павел Богомолов

НОВОСТИ ПО ТЕМЕ