Выбор редакции

Российскую журналистку изнасиловал уборщик в 5-звёздочном отеле на Сейшелах

Журналистка Анна Карабаш рассказала на своей странице в "Фейсбуке", что в мае 2017 года её изнасиловал уборщик во время командировки на Сейшельские острова. Всё произошло на вилле пятизвёздочного отеля Six Senses Zil Pasyon. Стоимость самой бюджетной виллы в этом отеле составляет почти 150 тыс. рублей за ночь.
— Меня изнасиловали 4 мая 2017 года в суперроскошном Six Senses Zil Pasyon. В отеле я была в качестве журналиста, это была пресс-поездка. Я спала на вилле. Была ночь, полпервого ночи. Пришёл уборщик — не знаю, как, ибо я спала — и изнасиловал меня. Я этого человека никогда до этого не видела. Он был с ножом и в том числе обещал убить. Я орала. Я вырывалась. Я царапалась. Он был сильнее. Тревожной кнопки не было рядом. Позвонить он мне не давал. Орать было бессмысленно — виллы достаточно далеко друг от друга, и никто ничего, видимо, не слышал. После того как я путём хитростей и переговоров дала ему сильное снотворное, я дождалась пока он заснёт и побежала искать помощь. Я бегала примерно час. Это частный остров, холмистый. До зоны ресторана бегом около 20 минут. Виллы — в джунглях, далеко друг от друга. Не могла найти никого. Забралась в офис, все телефоны не работали на внешние звонки. Внутренние — никто не брал.
По словам Анны, ей удалось найти в конце концов охранника и менеджера, которая пообещала вызвать полицию. Однако полиция была вызвана только спустя 8 часов после того, как я сообщила охране отеля о преступлении.
— Совладелица отеля Лаура Валабджи (Laura Valabhji) начала нашу беседу со слов: Did you get pleasure last night? ("Вы получили удовольствие прошлой ночью?"), после чего мирные переговоры были с моей стороны закончены. Отель продолжал и продолжает вести себя чудовищно по отношению ко мне. Я подала на них в суд на Сейшелах. И я ездила в декабре на суд над насильником на Сейшелы. Решения пока нет — его перенесли на май. Дата слушаний по гражданскому иску ещё не назначена, — написала Карабаш.
— Я пишу без эмоций. Сама ситуация достаточно драматична, чтобы я ещё рассказала, что я на эту тему чувствую. Достаточно сказать, что я до сих пор прохожу посттравматическую терапию, — заявила журналистка.