Выбор редакции

Шесть непрофессиональных слайдов британского Посольства




 


Шесть слайдов британского Посольства в Москве  под заголовком «Инцидент в Солсбери», обнародованные 22 марта и впоследствии размещенные на Интернет-сайте газеты «Коммерсант», уже получили общую оценку в российских государственных структурах и некоммерческих организациях как подготовленные на низком профессиональном уровне, продолжают удивлять не только специалистов по химии, но и многих других экспертов в России и за рубежом. 


 


Необходимо отметить, что все слайды (из которых один – титульный) имеют сугубо официальный характер, так как наверху каждого из них имеется приписка «Правительство Ее Величества».


 


На слайде номер 1, который содержит хронику событий после обнаружения отца и дочери Скрипаль в бессознательном состоянии 4 марта около торгового центра в Солсбери, обращает на себя внимание непростительная медлительность британских властей, которые только 8 марта оповестили технический секретариат Организации по запрещению химического оружия о случившемся, только 14 марта премьер-министр Тезеза Мэй обратилась с письмом в эту международную структуру и только 19 марта группа ее специалистов прибыла в Великобританию. Все перечисленные меры должны были быть приняты гораздо раньше – как говорят: «по горячим следам». 


 


Возникает и другой логичный вопрос: почему основная часть следов «нервно-паралитического вещества» была обнаружена на дверной ручке дома Сергея Скрипаля только в конце марта, хотя по всем правилам  дознания это должно было быть выявлено практически сразу после обнаружения бессознательными отца и дочери Скрипалей 4 марта?   


 


На слайде номер 3 утверждается, что кроме семьи Скрипалей и британского детектива сержанта Ника Бейли значительное количество людей подверглись воздействию «нервно-паралитического вещества»:   131  человек имели «потенциальный контакт» с этим веществом, в том числе 51 человек обратился в поликлинику. Известно, что, слава Богу, никто из них не впал в кому и не скончался. Поправился сержант Ника Бейли, стало гораздо лучше и дочери Скрипаля – Юлии. Возникает вопрос: если причиной резкого ухудшения здоровья Скрипалей 4 марта стало некое «нервно-паралитическое вещество» в виде «А-234», то почему оно не подействовало таким же образом на столь большое количество людей, которые имели с ним «потенциальный контакт»?  Почему британские специалисты запутались «в  трех соснах», сначала назвав причиной сильного отравления  Скрипалей применение против них их то «фентанила», то некого «Новичка», который, как утверждается в западных СМИ,  давно производился в Узбекистане, то, наконец, «А-234»? 


 


Слайд номер 4 содержит фактологическую информацию о «злостных деяниях» России за последние годы, которые не имеют никакого отношения к «инциденту в Солсбери» и вообще являются ложными, например, уничтожение малайзийского авиалайнера рейса МН-17 в 2014 году, поскольку лайнер был сбит Вооруженными силами Украины (см.: «Малазийский «Боинг» был сбит в украинском воздушном пространстве украинским «Буком». Размещено на сайте ЦВПИ: часть 1 и часть 2 ). 


 


Явно необоснованным утверждением является обвинение России британской стороной в «попытке государственного переворота в Черногории» в 2016 году, поскольку Москва не имела никакого отношения к такой «попытке», если она и была. До сих пор недоказанными являются и другие обвинения в адрес российской стороны, в том числе в причастности к смерти Александра Литвиненко в Великобритании, а также «вмешательство России» в президентские выборы в США в 2016 году и другие эпизоды, которые в презентации просто свалены в одну кучу вместе с фактом трагедии семьи Скрипалей. А какое отношение к этому «делу» имеет мирное и на основе Устава ООН воссоединение Крыма с Россией, то есть со своей исторической, экономической, культурной, этнической и духовной Родиной в 2014 году? На слайде под номером 4 вспомнили и об этом. 


 


Примечательно, что на слайдах британского Посольства в Москве уже нет фразы «весьма вероятно», что к «инциденту в Солсбери» причастна Россия, как на этом неоднократно настаивала Тереза Мэй. Видимо, в Лондоне поняли, что в британских и иных судах бремя доказательства вины кого-то в совершении чего-то лежит именно на истце, а не на ответчике, а фраза «весьма вероятно» («highly likely»), употребленная Терезой Мэй, или еще один перл в виде «подавляюще вероятно» («overwhelmingly likely») , озвученный главой британской дипломатии Борисом Джонсоном, никак не могут быть использованы как доказательство чьей-то вины. 


 


Но, увы, Лондон так и доказал причастности России к «инциденту в Солсбери» путем распространения горстки представленных слайдов. Зато официально под грифом «Правительство Ее Величества» он показал свою полную некомпетентность и непрофессионализм, а также подтвердил факт собственных неоправданных проволочек в расследовании этого громкого дела.


 


Автор: В.П. Козин – ведущий эксперт  ЦВПИ

31.03.2018
  • Аналитика
  • Военно-политическая
  • Россия
  • Европа

На эту тему: