Выбор редакции

Граница теперешняя обещает покой России, зависть Европе и страх Порте Оттоманской

8 (19) апреля 1783 императрица подписала манифест «О принятии полуострова Крымского, острова Тамана и всей Кубанской стороны под Российскую державу», над которым она работала совместно с Потёмкиным. Этот документ должен был храниться в тайне, пока присоединение ханства не станет свершившимся фактом.

Потемкину было дано разрешение обнародовать манифест по своему усмотрению, чтобы Порта и европейские дворы были поставлены перед свершившимся фактом.

Потемкин выбрал днем принесения присяги новыми подданными 28 июня — торжественный день восшествия Екатерины II на престол.
На Тамани и в Прикубанье подготовку к принесению присяги ногайскими ордами вел А.В. Суворов.
В верховьях Кубани П.С. Потемкин.
Самую трудную часть Потемкин взял себе: подготовить и принять присягу татарских мурз, беев и священнослужителей в Крыму. Он продолжал вести переговоры с Шагин-Гиреем, все еще остававшемся на полуострове.

28 июня (9 июля) 1783 года манифест Екатерины II был наконец обнародован в ходе торжественной присяги крымской знати, которую принимал лично князь Потёмкин на плоской вершине скалы Ак-Кая под Карасубазаром.
Торжества сопровождались угощениями, играми, скачками и пушечным салютом.
В своём манифесте императрица заверяла крымчан: «Возвещая жителям тех мест силою нашего императорского манифеста таковую бытия их перемену, обещаем свято и непоколебимо за себя и приемников престола нашего содержать их вравне с природными нашими подданными, охранять и защищать их лица, имущество, храмы и природную их веру, коей свободное отправление со всеми законными обрядами пребудет неприкосновенно; и дозволить напоследок каждому из них состояния все те правости и преимущества, каковыми таковые в России пользуются…»

Некоторые фрагменты чуть более поздней переписки:
Г.А. Потемкин — Екатерине II
Августа 5 [1783]. Лагерь у Карасу Базара
Земли, на которые Александр и Помпеи, так сказать, лишь поглядели, те Вы привязали к скипетру российскому, а таврический Херсон — источник нашего християнства, а потому и людскости, уже в объятиях своей дщери. Тут есть что-то мистическое.
Род татарский — тиран России некогда, а в недавних времянах стократный разоритель, коего силу подсек царь Иван Васильевич.
Вы же истребили корень. Граница теперешняя обещает покой России, зависть Европе и страх Порте Оттоманской. Взойди на трофей, не обагренный кровию, и прикажи историкам заготовить больше чернил и бумаги.

"Малороссия, избавясь ига польского, соединилась с Россиею по единоверию..."

Екатерина II — Г.А. Потемкину
Есть ли аглинские министры желание имеют войти с нами в дружбу и доверенность, то, по крайней мере, не могут себя ласкать, чтоб мы дали доверенности тем (или тому), кои нам тайно и явно враждуют. Они же никогда и ни в какое время ни [на] какой союз с нами согласиться не хотели в течение 25 лет. Франция конечно и безспорно находится в слабом состоянии и ищет нашего союза, но колико можно долее себя менажировать. С Франциею и с Англиею без союза нам будет полезнее иногда, нежели самый союз, тот или другой, — понеже союз навлечет единого злодея более. Но в случае, естьли бы пришло решиться на союз с той или другой державою, то таковой союз должен быть распоряжен с постановлениями, сходными с нашими интересами, а не по дуде и прихотям той или иной нации, — еще менее по их предписаниям.

Екатерина II — Г.А. Потемкину
Позволь сказать, что я начинаю думать, что нам всего лутче не иметь никаких союзов, нежели переметаться то туды, то сюды, как камыш во время бури. Сверх того, военное время не есть период для сведения связи. Я ко мщению несклонна, но что чести моей и Империи и интересам ее существенным противно, то ей и вредно: провинции за провинциею не отдам; законы себе предписать — кто даст — они дойдут до посрамления, ибо никому подобное никогда еще не удавалось; они позабыли себя и с кем дело имеют. В том и надежду дураки кладут, что мы уступчивы будем!
НОВОСТИ ПО ТЕМЕ