Выбор редакции

159 млн долларов за Крым

«Нафтогаз» сообщил, что Россия проиграла дело в Постоянной палате третейского суда и теперь обязана выплатить компенсации. «Суд в Гааге обязал Россию заплатить украинским инвесторам за аннексию Крыма», — заявляет компания.

Разберемся.




Как сообщает УНИАН, речь идет о 159 млн долларов. Россия якобы ответственна за нарушение прав украинских инвесторов, начиная с 21 марта 2014 года, когда был подписан указ присоединении Крыма. Иск подавали 18 украинских компаний, а также одно физическое лицо.

Вот что пишет агентство:

В своем пока еще конфиденциальном окончательном решении от 2 мая 2018 года арбитры признали Россию ответственной за экспроприацию ряда жилых и коммерческих объектов недвижимости в Крыму, включая гостиницы, многоквартирные дома и отдельные жилые квартиры, и постановили государству выплатить компенсацию в размере около 130 млн. долл. США плюс проценты, составляющие около 20 млн. долл. США до вынесения решения. Кроме того, трибунал постановил, чтобы ответчик выплатил компенсацию истцам за их юридические расходы и издержки на арбитражное разбирательство.

Истцы требовали компенсацию в размере примерно 220 млн. долл. США, но арбитры, похоже, сократили размер требований в своей оценке ущерба, вытекающего из нарушения договора.


Насколько это серьезно? Пока не очень. Начнем с того, что не очень понятно, причем здесь «Нафтогаз». Впрочем, возможно, он был одним из истцов.

Важнее другое.

Дело в том, что юрисдикция международных судов устанавливается соглашением сторон спора. Мы заявили, что Постоянная палата третейского суда (ППТС) — то есть, тот самый часто звучащий в украинской прессе и блогах Международный арбитражный суд в Гааге как последнее пристанище правды на земле, не вправе рассматривать это дело. Но поскольку летом прошлого года ППТС сам подтвердил свою юрисдикцию по делам об имущественных отношениях в Крыму (на что тоже имел право), то мы вышли из процесса.

По правилам, каждая страна направляет своих арбитров. Но мы и этого делать не стали — для Российской Федерации этого процесса как бы не существует. По той же причине не стали представлять никаких объяснений. В итоге гаагский арбитражный суд вынес вердикт в пользу Украины.

Такое уже бывало и раньше — например, в деле акционеров ЮКОСа. Если кто забыл, после решения 2014 года, по которому Россия должна была выплатить 50 млрд долларов, мы подали апелляцию в Окружной суд Гааги — суд общей юрисдикции (как бы в обычный городской суд¸ если по-нашему), где оспорили решение арбитров. Мы считаем, что Постоянная палата третейского суда не имела права рассматривать дело, потому что мы не ратифицировали Энергетическую хартию. То есть, по чисто формальному признаку.

В 2016 году Окружной суд Гааги нас поддержал, и вердикт ППТС был отменен.

По той же проторенной дорожке мы, скорее всего, пойдем и на этот раз. Но вот поддержат ли нас опять голландские судьи, не факт. У меня, например, нет сомнений, что после прокола двухлетней давности наши западные партнеры поработали с вольнолюбивыми юристами, поверившими в мем о независимости суда.

Пример со Стокгольмским арбитражем — яркое тому подтверждение. Поработали, причем, весьма основательно.

Но сам по себе процесс наверняка будет интересным. И доставит нам массу материала для ехидства и обсуждения. А также рассуждений о том, как бы нам исхитриться выпутаться из западной модели судопроизводства, где виновные, как правило, назначены заранее.

НОВОСТИ ПО ТЕМЕ