Выбор редакции

Максим Шевченко против казаков

Известный журналист вышел из Совета по правам человека при президенте




Максим Шевченко написал в Фейсбуке заявление о выходе из СПЧ. Главная причина: «участвовать в спектакле, пародирующем правозащиту, я больше не хочу и не буду». А поводом послужила реакция Совета по правам человека при президенте РФ на события 5 мая:

— Публичное избиение полувоенными формированиями в центре Москвы и массовые жестокие аресты по всей России участников ненасильственных гражданских протестов и отсутствие внятной и адекватной реакции СПЧ на эти события стали для меня последней чертой, за которой членство в СПЧ становится невозможным.

Могу сказать, что по поводу участия казаков в разгоне митинга согласен полностью, как и с негативной оценкой реакции СПЧ на это беспрецедентное событие. О самой акции навальнят высказывался раньше — в отличие от Максима, мягкий по сравнению с западными аналогами, но при этом силовой разгон незаконных акций протеста лишним мне не кажется.

Журналисту ответил глава Совета Михаил Федотов — дескать, вольному воля, уговаривать не будем. И объяснил позицию СПЧ: «Совет не уклоняется от обсуждения темы акций 5 мая. Члены Совета были во время этих акций и видели все собственными глазами, но при этом информация, которой они обладают, безусловно, неполна: они видели какую-то часть, а не всю картину. Мы в тот же день запросили информацию из правоохранительных органов, из органов исполнительной власти и сейчас ожидаем эту информацию».

То есть, дал понять, что ничего необычного не произошло, поэтому и реакция СПЧ на события стандартная.

Максим же требовал «провести экстренное открытое заседание Совета с приглашением на него представителей Правительства Москвы, Росгвардии, МВД, т. н. «казаков», пострадавших участников акций протеста и журналистов». Другими словами, он хотел сделать заседание Совета резонансным и срочным. Для чего, по-видимому, нужно было вызвать с дач и морских курортов всех правозащитников — членов СПЧ.

Я тоже считаю, что тема стоила немедленного созыва Совета по правам человека. Пожалуй, впервые события на Пушкинской площади напомнили мне украинский Майдан, главной движущей силой которого были патриоты-националисты.

Я слышал, что казаков забирали в автозаки с тем же рвением, что и других участников митинга. Рассказывали, что при этом они кричали: «Я за Путина!», как будто политические предпочтения давали им право охаживать нагайками людей и снимали вину за участие в беспорядках.

В этом смысле я Максима Шевченко понимаю: никто, кроме полиции, не смеет применять силу. Вне зависимости от того, кто является твоим кумиром, законно избранный президент или оголтелый оппозиционер. Скорее, наоборот: если ты за Путина, сиди дома и не мешай специально обученным и назначенным людям разбираться с маргиналами.

Если бы Совет по правам человека провел экстренное заседание, и уже на нем разослал бы те запросы, о которых упомянул Михаил Федотов, мы бы знали, что проблеме парамилитарных структур придается значение. Никаких «нацбатов» российского образца у нас быть не должно и не будет.

Россия — не Украина, а цивилизованное государство. С активистами, специально провоцирующими противостояние, государство справится само, без добровольных помощников. Как уже не раз бывало.

Признаться, меня тоже интересует вопрос, откуда взялись эти казаки с нагайками и правда ли, что к их появлению причастны городские власти. Такие вбросы я уже читал. Но ни МВД, ни ГУВД, ни мэрия от них не открестились.

И еще один вопрос: сколько их было задержано 5 мая?

И последний: на следующей акции протеста казаков станет больше или меньше?

НОВОСТИ ПО ТЕМЕ