Выбор редакции

За кулисами праздника спорта

Создатели олимпийских символов: Владимир Арсентьев и Виктор Чижиков

История олимпийской эмблемы — символичных беговых дорожек, сливающихся в Спасскую башню Кремля, которую венчает звезда — весьма драматична. Автором логотипа считается Владимир Арсентьев — в 70-х годах 25-летний дизайнер, художник-оформитель Прибалтийской железной дороги из латвийского города Резекне. «Желая получить логотип, отвечающий самым высоким художественным требованиям, оргкомитет Олимпиады-80 в 1975 году объявил конкурс, на который откликнулись 8,5 тысяч авторов со всего мира — художники, архитекторы, графики», — рассказывает искусствовед Алексей Сазиков. Конкурс проходил с 1 июня по 31 декабря 1975 года. Всего было заявлено более 26 тысяч эскизов от участников из Венгрии, ГДР, Индии, Канады, Кубы, Польши, Мали, ФРГ и Чехословакии. Однако жюри, рассмотрев все предложения, в марте 1976 года присудило победу эмблеме, разработанной Владимиром Арсентьевым (говорят, он прислал логотип на конкурс на простом тетрадном листе).

Победитель передал все права на использование своего произведения оргкомитету «Олимпиада-80». Правда, студенческий эскиз пришлось профессионально дорабатывать преподавателям Строгановки, талантливым прикладным графикам Валерию Акопову и Василию Дьяконову. Ходили слухи, что за свою идею автор эскиза получил московскую прописку, двухкомнатную квартиру в центре столицы и был зачислен в Московское высшее художественно-промышленное училище им. Строганова. В своем конечном исполнении эмблема получила довольно казенное советское название: «От стартов ГТО — к стартам Олимпийским». В качестве официального логотипа «Олимпиады — 80» она была утверждена на 78-й сессии Международного олимпийского комитета. После победы на конкурсе Владимира Арсентьева чествовали в Латвии почти как национального героя.


Эмблема Олимпиады-80

Однако свои авторские права на дизайн московской олимпийской эмблемы неожиданно для всех заявил еще один советский художник — уроженец Генического района Украинской ССР, житель поселка Партизаны Виктор Алексеевич Никитченко. Он прямо обвинил Владимира Арсентьева в плагиате. Вся эта история стала известна благодаря землякам украинского художника несколько лет назад. Они выяснили, что Никитченко долго пытался добиться справедливости через СМИ, писал жалобы в оргкомитет Олимпиады, Генпрокуратуру, Верховный суд СССР и даже отправил разоблачительное письмо Генеральному секретарю ЦК КПСС Леониду Ильичу Брежневу, в котором подробно описал все свои мытарства. Приведем текст этого послания (орфография и пунктуация сохранены):

Мне известна Ваша огромная занятость государственными проблемами и тем не менее я обращаюсь к Вам со своей просьбой, ибо не нахожу другого выхода из положения. Я прошу помочь мне восстановить мое авторство на эмблему XXII олимпийских игр в Москве 1980 г. эскиз которой у меня В.Арсентьев и выдал за свое произведение. Таким был мой эскизный набросок эмблемы. Случилось это при следующих обстоятельствах. Я работал художником в магазине Универсам 12 торга «Гастроном» г.Москвы. В 1975 г. прочитав в газетах о конкурсе на олимпийскую эмблему я решил принять участие в конкурсе и начал работать. Мой эскиз эмблемы в вышеуказанной форме в 1975 г. видели сослуживцы по магазину и могут подтвердить это. В том же году к нам в магазин на работу принимали другого художника Арсентьева В, который устраиваясь в моей мастерской на моем рабочем столе видел эскизные наброски предполагаемой мной эмблемы.

В тот же день Арсентьев от работы отказался, причины мне не известны, и дальше мы не встречались. Указанный эскиз эмблемы я считал незаверщенным т.к. в нем отсутствовал год проведения Олимпиады. Я продолжал работать над эмблемой, но долго не мог завершить ее. Поиски завершения затянулись, а срок конкурса истек. Завершив свою работу я из-за опоздания на конкурс ее так и не подал. Какое же было мое удивление, когда мой незавершенный вариант был опубликован в газете. Он получил первую премию, а автором указан Арсентьев В., тот самый Арсентьев, который знакомился с эскизами в 1975 году в моей мастерской.


Из письма Виктора Никитченко Леониду Брежневу

Мое авторство могут подтвердить свидетели и, кроме того, я как автор, знаю форму завершения эмблемы (как требовали условия конкурса) и располагаю законченной моделью этой эмблемы. Как только я узнал об утверждении моего эскиза под чужим именем, я в ноябре 1977 г. обратился в газету Советский спорт и Оргкомитет Олимпиады-80. Газета признала свою некомпетентность в этом вопросе а Оргкомитет — промолчал. Тогда я обратился с просьбой к Генеральному прокурору СССР, после чего Оргкомитет ответил, что решать вопросы об авторстве согласно моему заявлению не уполномочен. В феврале 1978 г. я написал заявление в Верховный суд СССР который меня своим письмом от 27 февраля 1978 г. уведомил, что мое заявление снова направлено для рассмотрения в Оргкомитет Олимпиады-80 с просьбой сообщить мне о результатах.

Из письма Виктора Никитченко Леониду Брежневу

Прошло более 7 мес. но до сих пор я ответа не получил. Никто даже не пытается расследовать этот плагиат а просто отписывается. После этих отписок, я намерен был обратиться с жалобой в Международный олимпийский комитет, но что бы не компрометировать нашу страну столь неэтичным делом, решил обратиться к вам, Леонид Ильич. Еще раз утверждаю, что Арсентьев В. совершил кражу чужого произведения и в незавершенном виде ничего в нем не изменяя, подал на конкурс от своего имени. Поэтому убедительно прошу Вас, Леонид Ильич, напрвить мое письмо в компетентные органы, которые бы объективно установили подлинного автора эмблемы XXII олимпийских игр 1980 года в Москве.


Неизвестно, ответил ли Леонид Ильич Виктору Никитченко. Вряд ли, конечно. И, наверняка, украинскому художнику не дали написать жалобу в МОК — кто бы позволил ему порочить честь страны в такой ответственный момент?! Скандал, вероятно, просто замяли, а авторство оставили за Арсентьевым. Впрочем, справедливости ради заметим, что эта история ничем документально не подкреплена. А вот Владимир Арсентьев до сих пор отстаивает свое честное имя и уверяет, что рассказ Никитченко — не более чем домыслы. К слову, он совсем недавно ознакомился с нашей статьей и рекомендует всем, кто хочет знать подробности тех событий, пройти на его блог.

Талисман Олимпиады-80

Известно, сколь цинично обошлось руководство СССР с другим московским художником — автором талисмана Московских Игр Виктором Чижиковым. Мы не станем пересказывать историю о том, как был создан олимпийский Мишка — об этом написано множество статей, к тому же, этот персонаж не имеет прямого отношения к нашему артефакту. Заметим лишь, что советский талисман неожиданно для Запада, бойкотировавшего Игры, оказался хоть и медведем, но не грозным, а напротив, очень обаятельным, симпатичным и добрым, первым из всех олимпийских талисманов повернувшимся улыбающимся лицом (ну, или мордой) к зрителям всего мира.

Сам Виктор Александрович вспоминал, что после того, как его эскиз приглянулся членам Политбюро, он был приглашен в оргкомитет Олимпиады за вознаграждением. Сотрудники организации пожали ему руку и сообщили: «За этого забавного медвежонка мы готовы выплатить вам 250 рублей». Художник был искренне удивлен: 250 рублей не шли ни в какое сравнение с 6,7 миллионами фунтов стерлингов, которые в 1966 году получил британский автор талисмана ЧМ по футболу. Чижиков отказался передавать права на рисунок, на что ему сообщили следующее: «За эскиз 30 на 20 сантиметров полагается именно такой гонорар. А на авторство вы вообще не имеете права претендовать. Автором талисмана является советский народ, который утвердил фигурку голосованием».

Виктор Чижиков. 2010 год

Другими словами, чиновники предложили Чижикову гонорар по расценкам Союза художников СССР — в квадратных сантиметрах, совершенно упуская из вида тот факт, что изображение обаятельного Топтыгина уже начали штамповать сотнями тысяч на платках и косынках, значках и марках, конвертах и игрушках, спичечных коробках и кружках — где только можно. А по действовавшему в ту пору в СССР авторскому праву за каждый значок или марку с Мишкой художнику полагалось отчисление. Но власти почему-то решили сэкономить на Чижикове. Дальнейшие беседы с ним велись уже на площади Дзержинского.


Улетающий Мишка Виктора Чижикова и трехмерный Мишка на канале НТВ

Художник заявил, что по советскому авторскому праву ему положен гонорар в несколько сотен тысяч раз больше предлагаемого и пригрозил рассказать о произволе в интервью западным журналистам. После этого Виктора Александровича отвели в одну из нижних камер Лубянки, где продержали неделю. Затем избитого Чижикова заставили подписать бумагу о том, что он отказывается от авторских прав на косолапого симпатягу, выдали 2000 рублей и отвезли домой. Олимпиаду создатель талисмана смотрел не из почетной ложи стадиона, а по телевизору. В последний день мир наблюдал трогательную церемонию закрытия Игр и провожал в полет чижиковского медвежонка. Вместе с роняющим слезы «ласковым Мишей» плакал от обиды и несправедливости и его автор. Через месяц его снова арестуют — возьмут прямо в ресторане во время встречи с друзьями. Как выяснилось, в кафе под каждым столиком были «жучки», а подвыпивший иллюстратор осмелился рассказать товарищам о своем горе. Спасли Виктора Чижикова от уголовного преследования и неминуемой тюрьмы коллеги, которые с помощью влиятельного писателя дозвонились до Андропова. Кстати, в 2010 году Виктору Александровичу пришлось снова бороться за медвежонка. На этот раз в суде, но опять неудачно. Чижиков подал иск на 20 миллионов рублей к телекомпании НТВ по вопросу обладания авторскими правами на олимпийского Мишку. Судья пришел к выводу, что Чижиков разработал лишь двухмерный эскиз талисмана, а показанный в эфире трехмерный Топтыгин имеет объемный ремень, доработанный дизайн, изображение со спины. Поэтому суд счел, что 3-D Мишка является самостоятельным произведением и в удовлетворении заявленных Чижиковым требований отказал.

Спасская башня Кремля и олимпийская эмблема

Но еще раз взглянем на олимпийскую эмблему, размещенную на нашем шелковом раритете. Этот логотип хоть слегка и гиперболизировал, но при этом полностью соответствовал советской стилистике, характерной архитектурному облику Москвы той поры — узнаваемый монументальный ампир, нарочитая помпезность, устремленность к кремлевским звездам. Смотришь на этот символ и сразу понимаешь, что появиться он мог только в Советском Союзе и нигде больше. И как раз вот этой понятной, легко считывающейся национальной составляющей — уже не советской, но русской, российской — многие зрители не смогли разглядеть в логотипе Зимней Олимпиады в Сочи.

Эмблема Олимпиады 2014 года

У эмблемы Сочи-2014 нет одного автора, она была разработана в сотрудничестве с целым брендинговым агентством. На ее создание было потрачено 400 тысяч фунтов стерлингов. Создатели считают, что их логотип решает несколько задач: олицетворяет цифровую революцию, рассказывает миру о том, что на Земле есть город Сочи, подчеркивает всероссийский охват Игр (элемент «.ru» – национальная доменная зона), символизирует инновационность в сочетании с неповторимым русским характером. Последнее утверждение о прослеживающейся национальной самобытности в сочинской эмблеме самое спорное: многие эксперты назвали логотип «безликим и космополитским». Но это, как говорится, дело вкуса.

Источник


НОВОСТИ ПО ТЕМЕ